Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 2048 Комментариев: 1 Рекомендации : 0   
Оценка: 6.00

опубликовано: 2005-01-12
редактор: Джара


Эффект радуги | Ulfer | Фантастика | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Эффект радуги
Ulfer

Узкий, прямоугольный лаз вентиляционной трубы был покрыт густой, резко пахнущей слизью. Включать фонарик и разглядывать, что это такое, Андрей не стал. Свет мог проникнуть через какую-нибудь незаметную щель и привлечь внимание милиции. Попадаться в лапы ментам Андрей не собирался. По крайней мере, не на такой глупости. Андрей пользовался инфракрасными очками, которые нашел на армейском складе. Определить цвет предмета они не позволяли, но ему было достаточно того, что с их помощью можно было ориентироваться в пространстве. Он снял с пояса карманный компьютер и еще раз сверился с картой. Если двигаться по вентиляционной шахте, все время сворачивая направо, можно попасть в жилой блок. Андрей поправил компактный заплечный рюкзак и пополз вперед, на ощупь определяя повороты и развилки. Лаз заканчивался ржавой решеткой. Через нее Андрей рассмотрел маленькую комнатушку. На схеме ее не было. Вентиляция должна была вывести в коридор. Ошибка на карте, или он опять свернул не туда? Андрей, стараясь производить как можно меньше шума, надавил на решетку, выдавливая сгнившие болты из пазов, затем аккуратно снял ее, медленно просунул голову в образовавшееся отверстие и огляделся. Комната была завалена строительными отходами: пыльные куски гипсокартона, утыканные гвоздями деревянные бруски, бесформенные кучи железобетонной арматуры. Все покрыто толстым слоем извести и бетонной крошки. Покосившаяся, висящая на петлях дверь буквально забаррикадирована обломками мебели. Похоже, комнату использовали как склад мусора во время ремонта. Делать нечего, придется пробираться этим путем. С трудом освободив дверь от завала и изрядно вывозившись, Андрей попал в коридор. Двигался он правильно, это был коридор жилого блока, просто маленькую каморку забыли отметить на карте. Он еще раз сверился с компьютером. Все верно — если пройти по коридору через весь жилой блок, спуститься по служебной лестнице на этаж выше, можно попасть в столовую. Холодильники, конечно, давно не работают. Зато в шкафах, если ему повезет, могли сохраниться долго хранящиеся продукты: крупа, сухофрукты, макароны. Андрей достал из рюкзака фляжку и хлебнул воды. Он голодал уже больше недели. Этот дом отдыха выглядел нетронутым и Андрей расценивал свои шансы найти здесь пищу пятьдесят на пятьдесят. Учитывая длинную полосу невезения, идущую у него последнее время, это было очень хорошее соотношение. Андрей прокрался по коридору, стараясь как можно мягче ступать по предательски похрустывающим осколкам стекла, и спустился в пищеблок. Столовая представляла собой неуютный зал с низким потолком, в беспорядке заставленный столами и стульями. Дверь на кухню была почему-то закрыта на ключ, поэтому чтобы проникнуть внутрь, ему пришлось воспользоваться крохотным окошечком для грязной посуды. На кухне нестерпимо воняло гнилыми овощами и тухлым мясом. Андрей даже не стал открывать обшарпанный холодильник. В шкафах, к огромному его облегчению, было чем поживиться. Он нашел несколько пачек лапши, кукурузные хлопья и невиданную добычу — целую коробку консервов. В глубине шкафа стояли несколько рядов упаковок «радуги». Он сбросил их на пол и с наслаждением растоптал, слушая тихий треск лопающихся под ногами капсул.


   

 


   

«Радуга». Порошок белого или чуть сероватого цвета, если он изготовлен не в лабораторных условиях. Безвкусный. Не имеющий запаха. В крови, произведя нужный эффект, мгновенно метаболизирующийся до простейших составляющих. Его запретили сразу же, как только стало известно о его свойствах. Правда, государственные органы столкнулись с двумя практически неразрешимыми проблемами, вызвавшими настоящую панику у руководящих чинов. Во-первых, «радуга» не поддавалась простой химической идентификации. Выяснить, является ли исследуемый порошок «радугой», возможно было лишь в специализированных лабораториях, которых на весь мир наберется два десятка, да и то с применением баснословно дорогих реактивов. Попытки запретить препарат закончились массовыми арестами людей, доказать виновность которых оказалось невозможно. Второй проблемой была невероятная простота изготовления «радуги». Для осуществления процесса требовались вещества, имеющиеся под рукой любой домашней хозяйки. Посредством интернета рецепт распространился с невероятной скоростью. Через неделю после того, как безымянный лаборант одного из экспериментальных цехов завода химконцентратов случайно получил «радугу», метод производства чудесного порошка знал уже каждый второй. За этим последовала настоящая эпидемия. Через шесть месяцев безрезультатной борьбы, правительство официально признало свое поражение. Наказание за хранение и употребление «радуги» было отменено. Изготовлением высококачественной «радуги» начали заниматься уважаемые фармакологические кампании. Мировая наркомафия была попросту разгромлена. Самые запущенные случаи наркотической зависимости излечивались одним приемом «радуги», подсаживая наркомана с запрещенного зелья на дешевые аптечные капсулы. Единственным отголоском старого преследования остался крик бессилия, выраженный в стандартной фразе на каждой упаковке «радуги»: Минздрав предупреждает: «Радуга» обедняет вашу эмоциональную жизнь, исключая из нее негативные переживания.


   

 


   

 Две банки тушенки Андрей открыл складным перочинным ножом и уплел тут же, запивая водой из фляжки. Лапшой и хлопьями до отказа набил рюкзак. Туда же отправились несколько банок сардин и тушенки. Надо придумать, что делать с остальным. Не оставлять же все это богатство здесь. Оставаться на одном месте слишком рискованно, а тащить с собой тяжелые банки нет смысла. Наверное, придется сделать где-нибудь неподалеку тайник. Возможно, придется вернуться сюда за провизией еще раз. Внезапный шум заставил его быстро лечь на пол и затаиться. Рефлекс, выработанный месяцами бесконечной игры в прятки. Бродячая собака? Нет, судя по шагам, это человек. Идет медленно и осторожно. Звук приближается. Он идет по направлению к кухне. Это скверно, очень скверно. Скорее всего, милицейский патруль. Или, того хуже, компания вольных охотниц. Две-три крепкие бабы с вилами в руках. Скрутят его и запрут где-нибудь в вонючем погребе. Нет. Человек был один. И без фонарика.


   

 


   

 Наркотические препараты ушли в прошлое. Героин давал лишь краткий миг счастья, с каждым разом все более короткий, заставляя человека повышать дозу. Эфедрин и экстази заряжали энергией, за что приходилось платить опустошенностью и депрессией. Радуга же не требовала расплаты за доставленное наслаждение. Вызванная ей эйфория бесследно уходила через пару минут или несколько часов, в зависимости от количества проглоченных капсул. При приеме «радуги» не возникало передозировок, отравления были чрезвычайно редки, разве что какой-нибудь психопат с суицидальными наклонностями не начинал глотать капсулы сотнями. «Радуга» была подобна антидепрессантам последних поколений. В отличие от них, «радуга» не вызывала массу побочных эффектов и давала мгновенный и очень интенсивный всплеск положительных эмоций, мгновенно вызывая сильнейшую психологическую зависимость. Очень быстро потребление «радуги» во всем мире превысило суммарный объем потребления табака и алкоголя. Разбогатевшие на «радуге» фармацевтические магнаты через правительство лоббировали социальную пропаганду препарата. «Радуга» стала не просто грандиозным культом, но стилем жизни целого поколения. «Радуга» стала частью культуры. После громких скандалов, наперекор звучавшим все тише возмущенным голосам, на телевизионных экранах и в витринах магазинов появился забавный герой «Радужонок», рекламирующий детскую «Радугу» в виде жевательной резинки. С удовольствием пили «радужные» коктейли подростки, запивали минералкой таблетки высокоочищенной «радуги» ревнители здорового образа жизни, сыпали в утренний чай ипохондричные старушки. Мир в одночасье изменился. Передовицы газет и журналов изобиловали восторженными одами «радуге», тысячи кандидатов наук стали докторами, описывая в своих диссертациях положительные влияния «радуги» на человеческую психику. Для исследования «эффекта радуги» по всему миру были созданы научные институты. «Радуга» меняла отношение людей к жизни. Угрюмые люди стали чаще улыбаться, замкнутые стали больше общаться. Общественное напряжение спадало, благодаря массовому эмоциональному потеплению. На земле стало меньше военных конфликтов и даже штатовская империя затормозила свое навязчивое распространение демократии, внезапно прекратив массированные бомбардировки очередного диктаторского режима.


   

 


   

 Андрей осторожно поднял голову и посмотрел на нежданного гостя. Только привычка не создавать лишнего шума заставила его сдержать удивленный возглас. В полумраке столовой, согнувшись, чтобы не светиться в оконных проемах, неуклюже крался толстый парень. На вид ему было лет девятнадцать-двадцать. На круглом, немного детском лице смешно свисали почти до кончика носа «ленноновские» очки с треснувшей линзой. Сальные, давно не мытые волосы были перетянуты для удобства широкой лентой, что почему-то делало его странно похожим на индейца из джармушевского «Мертвеца». В руках у парня была большая спортивная сумка изрядно помятая и грязная. Андрей медленно выпрямился и негромко свистнул. В пустоте столовой звук отозвался многократно усиленным эхом. От неожиданности парень подскочил и, поскользнувшись, грузно упал на спину, карикатурно раскинув руки. Сумка отлетела в сторону. Из разорванной молнии вылетела толстая синтепоновая куртка и еще какие-то скомканные вещи. Андрей с завистью вспомнил про свой мокрый, пропитанный грязью свитер. Ему становилось все холоднее наступающей осенью, а ничего теплее раздобыть пока не удавалось. «Я свой, — громко сказал Андрей и высунулся из раздаточного окошка. — Если ты ищешь еду, то здесь есть консервы. Я не жадный, могу поделиться».


   

 


   

 Сначала на участившееся количество самоубийств не обратили внимание. Только когда статистические годовые показатели в два раза превысили среднюю норму, специалисты забили тревогу. Но даже когда показатель увеличился в пять раз, никто не осмеливался связать это с «радугой». Когда скрывать надвигающуюся катастрофу стало невозможно, президент осмелился всенародно произнести слова «отсроченные последствия». Самое странное, что самоубийства происходили исключительно среди лиц мужского пола. После двух лет регулярного приема у мужчин, «радуга» внезапно вызывала неизбежный эмоциональный срыв. Человек, приняв очередную дозу препарата, неожиданно не получал привычного эффекта. Это вызывало сильнейший шок. На человека, долгое время лишённого отрицательных эмоций, вдруг обрушивалась чудовищной силы депрессия. Процент самоубийств в этом состоянии составлял практически сто процентов. «Радугу» вновь поспешно запретили, но было уже слишком поздно. Подавляющая часть населения развитых стран плотно сидели на таблетках и отказаться от них, даже под страхом неминуемой смерти, сумели лишь немногие. Даже официальное разрешение ставших историей наркотиков не принесло ощутимой пользы. После лишения «радуги» даже героиновый дурман лишь на время ослаблял эффект отмены. У женщин, по какому-то капризу природы, эффект отмены протекал гораздо мягче и не вызывал фатальной аутоагрессии. После двух-трех месяцев подавленности, зависимость бесследно проходила. Некоторые ученые объясняли это особенностями биохимии женского гипоталамуса, другие ссылались на специфику психики, но ни те, ни другие не смогли найти средство, облегчавшее бы этот процесс у мужчин. Через десять месяцев после начала катастрофы численность мужского населения сократилась втрое. Через шестнадцать из трех миллиардов мужчин осталось менее ста тысяч; основная часть в беднейших странах Африки, до которых не дошла «радужная» лихорадка. В большей части земного шара соотношение колебалось между одним мужчиной на сто — двести тысяч женщин. Человечество стояло на грани катастрофы.


   

 


   

 Парня звали Семен.


   

 — Можно просто Сеня, — он смущенно протянул широкую теплую ладонь. — Честно говоря, я до смерти перепугался. Думал, это милиция. Два дня назад меня чуть было не сцапали. Залез в домик дачного кооператива, а там сторожиха оказалась. Пришлось удирать огородами, прямо как в детстве.


   

 Андрей про себя улыбнулся, представляя толстого Семена, неуклюже прыгающего через заборы и грядки, спасаясь от преследования. Они сидели на кухне, совместно поглощая разогретую тушенку с хлебом — у Семена в сумке как нельзя кстати оказалась пачка сухого спирта и наполовину раскрошившаяся сдобная булка.


   

 — Как у тебя сложилось? — Семен умудрялся говорить с набитым ртом, успевая жадно прихлебывать из фляжки.


   

 — Гражданский летчик. У нас употреблять было не принято.


   

 — Понятно… А у меня аллергия на «радугу». Астма. Доктора строго-настрого запретили употреблять. Случаи были, насколько я знаю, хотя и не очень часто. Одна доза и все — каюк. Тяжелейший приступ, человек начинает задыхаться. Называется вроде «астматический статус». Так что я даже не пробовал эту гадость ни разу.


   

 — Повезло тебе.


   

 — Это точно.


   

 — Что делать дальше думаешь?


   

 — Даже не знаю. Прятаться по углам и еду искать это не дело. Да и зима на носу. Все равно ведь рано или поздно поймают. Знаешь, что они делают с теми, кто попадается?


   

 — Догадываюсь. — Семен понурил голову. — Садят под замок. В изолятор. Не дай бог заболеешь и помрешь. Будут беречь как зеницу ока, но все равно жизнь будет как в тюрьме.


   

 Андрей кивнул:


   

 — Или попадешь в личное пользование какой-нибудь старой суке из руководства, это еще хуже.


   

 — Что делать-то собираешься?


   

 — Я слышал где-то на севере одна деревня есть, там секта какая-то. У них с самого начала «радугу» запретили как большой грех. Мужики там круговую оборону держат. Сначала вроде как в осаде были. У них там свое хозяйство, на самообеспечении все. Потом потихоньку даже торговать с бабами начали. Туда хочу рвать, только не знаю точно, где это. Мне один знакомый мужик рассказал. Дядя Миша. Он тоже хотел туда податься, но передумал. Он себе это самое… отрезал, в общем, все. Так что бабам он без своего хозяйства нафиг не нужен. Ничего, живет себе. Сейчас водителем устроился, грузовик водит. Он и мне предлагал. Говорит, если все правильно сделать, то не так уже и больно. Но я все равно отказался. Лучше уж сразу помереть. А ты что думаешь?


   

 — Хочу в лес уйти, в тайгу. Только для начала снаряжение нужно раздобыть и одежду теплую. Ружье с патронами, топор, пилу… Для рыбалки что-нибудь. С детства с отцом на охоту ездил. Думаю, не пропаду. Потом девчонку какую-нибудь симпатичную из города уведу. Будем жить с ней вместе. Все не так скучно. А потом бабы мужиков нарожают. Лет через двадцать все по новой пойдет. Только без «радуги». Сейчас все в мире переменилось, так что возможностей будет, хоть отбавляй. Может, так оно и к лучшему.


   

 

 




комментарии | средняя оценка: 6.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

27.10.2021
В Думу внесли проект о наказании за отождествление роли СССР и Германии
Правонарушение, согласно документу, карается штрафом до 5000 рублей или арестом до 15 суток для граждан, а также штрафом до 100 000 рублей для юрлиц.
27.10.2021
В МХАТ имени М. Горького назначен новый гендиректор
Им стал Владимир Кехман, который ранее занимал аналогичную должность в Новосибирском государственном театре оперы и балета.
26.10.2021
Названы лучшие певец и певица 2021 года
Согласно опросу ВЦИОМ, ими стали Олег Газманов и Полина Гагарина.
26.10.2021
«Как вкусен серебристый хек». Зачем в СССР побуждали народ питаться рыбой
Рыбный день в столовых по четвергам ввели еще при Сталине, а при Брежневе постарались сделать так, чтобы рыба чаще была на столе у каждой советской семьи
25.10.2021
Вкусы истории. Знакомимся с кулинарным наследием регионов России
На территории России проживает более 190 народов, и у всех свои уникальные блюда и продукты с историей.
25.10.2021
Зачем изучать останки Ивана Грозного?
Правда, что учёные хотят исследовать кости Ивана Грозного какими-то суперсовременными методами? Что это даст?