Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 1926 Комментариев: 0 Рекомендации : 1   
Оценка: 5.00

опубликовано: 2004-08-07
редактор: Эрик Брегис


История болезни: семь лет, два месяца, семь дней. | Abbi | Рассказы | Проза |
версия для печати


История болезни: семь лет, два месяца, семь дней.
Abbi

Я зол. Я совершенно оголил свои нервы за последние семь дней и, потому, я зол! Всё, что я сейчас могу получить — это ярость и отдышку оттого, что я зол. Я зол. Я в ярости. Я — прорвавшийся гидрант на улице. Только вот… вода вся иссякла… Сижу перед монитором и тыкаю в клавиши кончиками пальцев, постепенно приходя к выводу, что я не человек уже, а всего лишь набор символов у кого-то на экране…


   

 


   

 «В этом и есть первопричина?» — снова символы. Снова я осознаю себя лишь инструментом, используемым для их набора.


   

 «Первопричина в мироздателе» — я пытаюсь шутить, но улыбнуться не могу. Только если поставить ещё несколько корявеньких условных обозначений…


   

 


   

 Эти семь дней начались ещё два месяца назад. Они уже тогда были, но оставляли себя напоследок. Я встретил кого-то. Тогда я ещё не знал, что я — символ. Тогда я думал, что я способен к чувству и пошёл нА-поводу у привычки, оставшейся от человеческого начала. Хотелось ощутить прикосновение живой плоти на своих губах. Ощутить живой трепет и влагу чужих губ на своей плоти. Хотелось быть. И я был, впервые за много лет. Я продолжал путь, не зная, что остановился на месте ещё семь лет назад. Да, семь дней начаты два месяца назад, но два месяца… Они стартовали ещё задолго до того, как я привык к символам. Семь лет… Семь дней…


   

 


   

 «Что Вы желаете?» — молодой человек в сером костюме сидит за своим рабочим столом, похожим на мою школьную парту. Он торгует компьютерами, но сам пишет шариковой ручкой. Он уже знает, что это опасно. Он предостерёг себя от символьной болезни, от разложения на условные обозначения.


   

 «Пентиум.» — а я, не ведая об опасности, кидаюсь проклятиями. Мне одиннадцать лет. Я ещё ребёнок. Человеческое дитя. Я всё ещё жажду жизни и новизны.


   

 «У нас есть конфигурация с шестнадцатью мегабайтами…» — я не дал ему договорить:


   

 «Пусть будет тридцать два!» — «Хороший выбор, а какой процессор?» — он поставил меня в тупик, ведь я уже сказал, что — «Pentium».


   

 «Пентиум» — повторил я с недоумевающим видом. «Я понимаю, что «Pentium», но какой именно? В той конфигурации, что я Вам предлагал, стоит Pentium 166.» — он начал копаться в бумажках, слюнявя кончик указательного пальца (ах как же мне сейчас этого не хватает!). Тогда я вспомнил, что у моего друга стоит такой же процессор: «Пентиум 200!» — с энтузиазмом заявил я. «Тогда MMX.» — добавил молодой человек в сером костюме, — «Хм-м.… Одна тысяча сто двадцать долларов, включая доставку». Слава богу, что тогда я ещё не знал цены долларам, не то пришёл бы в бешеный восторг оттого, что потратил такую сумму, хоть и из родительского кармана…


   

 Я счастлив… В меру возможного…


   

 


   

 Далее три года сервисного обслуживания…


   

 


   

 Кажется снова кто-то, что-то хочет от меня в ICQ. Чёртов демон! Да, ICQ — демон. Дьявольское создание, если желаете. Оно один раз приходит в вашу жизнь, и спустя некоторое время вы продаёте ему душу. А вместе с ней и всего себя, со всеми потрохами. Меняете жизнь на рисованные «смайлы», чувства — на жалкий, недоработанный полуфабрикат. Полуфабрикат из дешёвого наркотика — Интернета…


   

 


   

 


   

 


   

 — Доктор, я Вас умоляю! Выпишите мне немного морфию! Поймите, я же мучаюсь. У меня боли в груди, доктор!


   

 — Вы только посмотрите на себя… боли в груди. Вы мне противны, убирайтесь, пока я не принял меры.


   

 — Доктор, будьте человеком! Я погибаю от этой боли! Без укола я не буду спать, доктор!


   

 


   

 Аптечный шкафчик. Он висит на стене, а за хрупким стеклом видна склянка с морфием. Он так близко, а стекло… стекло чистое как воздух, я его не вижу, его нет. Протяну руку и возьму. Знаю я! Знаю! Это низко… Это не достойно человека. Но… какой же я теперь человек. Даже я вижу это. Даже я… Не только мои бывшие друзья, когда-то верные мне… Я знаю, что обречён, я вижу, что умер, я чувствую последние дни. Но, ежели они последние, какого чёрта?! Шум битого стекла, порезанная кисть руки, кровь на осколках, тяжёлое дыхание, быстрые шаги, перетекающие в бег — марафон до смерти…


   

 


   

 Два месяца до конца. Знал бы я, что они последние, заставил бы себя жить. Но сказать было некому. Никто не намекнул. Только бледное лицо в отражении и красные, как у наркомана, глаза давали понять о приближении. Но им я не верил.


   

 


   

 — Что бы ни было, будь рядом. Будешь? — я не мог разглядеть её глаз, но догадывался, что они должны выражать нечто особое, важное для неё и меня. Но видел я только мелкую дрожь на мониторе и маленькие буковки, что моргали в окошке моего демона.


   

 


   

 Меня метало из стороны в сторону. Мне было противно, будто морская болезнь от качки, что-то заставляло меня пошатываться и на ровной поверхности, мутило… Я болен? Безусловно. Ты, дружочек, заболел уже семь лет назад, когда сказал своему новому другу «Ты», когда перестал трепетно нажимать на клавишу и ждать ужасных последствий, когда закончился срок гарантийного обслуживания и ты почувствовал себя ординатором поликлиники, недавно закончившим мединститут. Полез с головой в открытия для тебя новые и неизведанные, когда стал сам давать другим советы.


   

 


   

 … Спустя три года:


   

 


   

 Семь лет начали свой отсчёт. Беру перо в руки, делаю манерный жест, вырисовывая замысловатый символ в воздухе, и воображаю себя знающим ценителем. Опускаю пальцы на клавиатуру… Реверанс… Лезгинка… Ре диез, минор… Анданте… Реприза. Всё сначала.


   

 


   

 Ломаю голову над новой статьёй в глянцевом журнале о наркотиках. Там пишут, что выпустили новые Voodoo. Советуют, даже настаивают. Что же делать, надо ехать за ним в столицу, пока здесь никто не приобрёл. Еду, гуляю по бутикам, ища торговца компьютерным кокаином. Мимо проплывают витрины с шикарными костюмами, дорогим женским бельём… Хотя, впрочем, зачем оно мне? Ведь у меня и девушки нет. Я променял её на монитор, так и не найдя.


   

 


   

 Приобрёл, привёз в свою любимую провинцию, хвастаюсь перед одноклассниками. А их я уже сменил не мало. Бегаю из одной школы в другую, чего-то ищу. Наверное, лёгких путей…


   

 


   

 


   

 


   

 Сволочь! Я — сволочь! Девушек у меня уже море было. А я так и не отказался от наркотика. Близятся последние два месяца. Я тону во внезапно появившейся тяге к прекрасному полу, ещё глубже, чем в Интернете, но из виртуального болота всё ещё не выбрался. Я — сволочь! Убейте меня, умоляю. Я делаю больно людям…


   

 


   

 … Сколько мне? Кажется пятнадцать лет. Во что-то играю. Кажется, это какая-то RPG. Нужно набрать побольше опыта и распределить его на интеллект, иначе я не перестану себя чувствовать дураком перед сверстниками. Они не знают, что такое Интернет, они делают домашнее задание. Я играю в RPG. Нужно выучить новые «скиллы». Общаюсь с персонажами. Пытаюсь с кем-то о чём-то договориться. Хочу влюбиться, но в кого? Надо бы посмотреть на чужие характеристики и выбрать…


   

 … Так и не взглянул. Выбрали меня. Я уже проделал пару экспериментов наобум, без сравнивания показателей. Результат был плачевный… но не для меня. Мне уже восемнадцать. За год до этого один из одноклассников пристрастил меня к Pink Floyd. Сейчас я его за это ненавижу. Мне ещё одного пристрастия не хватало! Я вообще начинаю замечать, что все мои увлечения превращаются в пристрастия. Это плохо. Я не контролирую свои чувства, они контролируют меня. Надо бы прокачать какой-нибудь навык, чтобы исправить этот недостаток…


   

 … Результат последнего эксперимента не отличился особой оригинальностью. Снова всё по уже заведомо спроектированному кем-то плану… Интернет. ICQ. RPG…


   

 


   

 


   

 


   

 — Доктор, я начинаю выздоравливать. Но мне всё же необходима хоть малая доза морфия в день, доктор.


   

 — Терпите. Всё наладится.


   

 — Доктор — жалобно скуля, выдавливая слезу.


   

 — Терпите…


   

 


   

 


   

 


   

 Хотелось бы верить. Во что-нибудь. Пусть даже в Бога. Я уже не испытываю того отвращения к религии, что будоражило моё сознание несколько лет назад при виде церковных куполов. Хотелось бы верить в то, что я способен действительно любить человека, а не тот набор символов, что он вырисовывает своими, наверное, милыми, пальчиками на клавиатуре. Ах! Она нарисовала «смайл» с поцелуем! Боже мой! Как это приятно! Идиот… Это же картинка на дешёвом мониторе. Всё равно, что возбуждаться от иллюстраций на порно сайтах. Онанизм, да и только. Впрочем, почему бы и нет? Одна, вторая, третья. У меня будет свой собственный клуб поклонниц!!!… Ага, а потом кто тебя будет в реанимацию возить? А ты подумал про их чувства? Нет, конечно же! Ты эгоцентричная бледная скотина. Кобель виртуальный. Что тебе надо от этой девушки? Чего, по-твоему, она сидит за монитором всю ночь? Не от того ли, что ей не с кем её провести? Наверное, ты сейчас показался ей принцем на белом коне, а на самом деле ты белый конь за монитором…Белый — оттого, что давно солнца не видел. Конь — оттого, что помыслы у тебя как у коня, только об одном: тот мечтает о сене, прогулках и кобыле, а ты только о кобыле и мониторе, что для тебя равносильно сену и прогулкам.


   

 


   

 


   

 


   

 Близятся два месяца. Буквально считанные минуты до рокового знакомства… Вот… Вот и она. Стоит рядом — живая, розовощёкая, весёлая. Не удержаться, срочно надо поцеловать! Нет «смайлам» с губами! Нет виртуальному флирту! Поцелуй! Но… что же ты медлишь? Боишься. Страшно. А вдруг она увернётся? Это ведь не окошко ICQ, где от текста никуда не денешься…


   

 … Долго же ты решался. Поцеловал-таки, спустя шесть часов пустых бесед. Не увернулась, радуйся. Но, что же такое опять? Чего не радуешься? Ах, встретил ещё одну, ещё одну поцеловал, и вспомнил о той, что целовал вчера. Досадуешь, совесть мучает. Ничего, пройдёт. Скоро пройдёт.


   

 


   

 


   

 


   

 — Доктор, морфию мне более не надобно…


   

 — Поздравляю, сударь! Я же говорил-с!


   

 — Доктор… Я заменил его кокаином…


   

 


   

 


   

 


   

 Сумасшедший. Что я делаю? Снова всем больно. Подходят к концу два месяца, наступают семь дней.


   

 


   

 День первый:


   

 


   

 Снова? Ещё одна девушка, опять флирт. Вечером доза наркотика. Вроде бы приятно…


   

 


   

 День второй:


   

 


   

 Откровенность с женщиной — очень важно. Это даже важнее полового влечения, наверное. Когда она раскрывает свои тайны тебе, доверяет самое сокровенное, на тебя ложится ответственность…


   

 …Нет, я не должен этого делать. Только не с ней, не сегодня, не здесь! Я не позволю себе воспользоваться её откровенностью. Пусть это будет кто-то другой…


   

 


   

 День третий:


   

 


   

 Что это свистит? Чайник? Нет… Что-то ещё. Совсем рядом… В голове! Боже! Это в голове! И не прекращает напоминать о том, что я должен был сдержать себя. Что я должен был оправдать звание мужчины не только половым признаком, но и честью. Кажется, я это сделал. Я горд. Всё опять в норме. Но свистит до сих пор… Что же ему ещё надо?


   

 


   

 


   

 


   

 День шестой:


   

 


   

 Я сдерживаю свои чувства. Я делю их на пятерых. Я предатель. Продал себя и других. Обменял их на бардовый гобелен, что висит сейчас в моей совести. Я должен уйти от них. Мне должно быть стыдно. Я подожму хвост и забьюсь в своё болото…


   

 


   

 День седьмой:


   

 


   

 Я зол. Я совершенно оголил свои нервы за последние семь дней и, потому, я зол! Мне опостылели эти смайлы, я должен вернуться к настоящей жизни, к живым людям! Я должен любить? Да, должен. И многое ещё я должен… Не люблю долги. Предпочитаю их сразу возвращать… Вот я и стараюсь… На исходе седьмой день. Близятся следующие семь лет.


   

 

 




комментарии | средняя оценка: 5.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

23.01.2022
Осоавиахим — парашютная вышка или социальный лифт и щит страны?
Выплачивая необременительные взносы, молодой человек в структуре Осоавиахима мог серьёзно продвинуться как по военно-прикладной, так и по научно-изобретательской линии.
21.01.2022
Адель отменила сегодняшний концерт в Лас-Вегасе
Со слезами на глазах знаменитая певица сообщила поклонникам об отмене концерта.
21.01.2022
На Украине демонтированный памятник Ленину выставили на аукцион
Стартовая цена лота составляет около 14 тыс. долларов.
21.01.2022
Робби Уильямс продает картины Бэнкси
Всего три работы. Заявленная ожидаемая стоимость — 13,5 млн долларов.
21.01.2022
Гимн США и «Хасбулат удалой» – одна и та же мелодия?
Пишут, что мелодия гимна США полностью содрана с русской песни «Хасбулат удалой». И правда, один в один! Как это понимать?
21.01.2022
Как британцы спасали Николая II?
Правда ли, что британ­ская разведка планировала вывезти Николая II из России?