Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 1871 Комментариев: 30 Рекомендации : 3   
Оценка: 4.11

опубликовано: 2004-05-24
редактор: Margueritte


Дневник третьего лица: АЛЕКС | Лиза Зенчевская | Рассказы | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Дневник третьего лица: АЛЕКС
Лиза Зенчевская

Небо опрокинулось, ударилось оземь, зашаркало по дорогам-мостовым, вдавило пыль, пропечаталось кругами, подумало немного, приостановившись, разглядывая новую тучу, пришедшую с юга; прогулялось по листве с характерным шорохом; развеселилось, скорчило рожу, хохотнуло, метнуло и выскоблило береговую линию.


   

 


   

 Море, переругавшееся с небом, пославшее не одно проклятие синему сопернику, утихомирилось, как только почувствовало прикосновение тяжелых капель — пресных, но уже готовых наполниться солью, отяжелеть, проржаветь насквозь и пропитаться грязью, тиной и водорослями.


   

 


   

 Чайка, распластавшись в потоках воздуха, гаркнула скрипуче, и к ней присоединились остальные, плавно покачивающиеся на зеленых волнах — они сделали круг все вместе, гонимые одним ветром, одним порывом, одним дыханием и осели на мокрый песок, зашагали важно, подбираясь к отдыхающим, вернувшимся из дюн, скрывавшимся под частыми соснами от холодного ливня, пролившегося так внезапно, расстилающими свои оранжевые, красные, желтые, синие полотенца, махровые покрывала, выжженные солнцем, пропитанные морем и солеными телами.


   

 


   

 Алекс, весь мокрый, все еще шел. И думал… Ощущал он себя странно: казалось, все пялились на него, показывали большими жирными пальцами — дети и взрослые, — и даже старики, засохшие и сморщенные лыбились беззубыми ртами и протягивали в его сторону руки. Алексу было страшно. Впрочем, нет, еще час тому назад он был готов провалиться сквозь землю, сорваться с места и бежать до ближайшей остановки транспорта — неважно, какого!! — лишь бы добежать! успеть! пока эти чудища не схватили его, не распяли вниз головой, не надели на него колючий венец, не отрезали от его неуклюжего тела все, что только можно отрезать и не оставили от толстого, заплывшего, забитого своими и чужими страхами мальчика один большой обрубок или не просверлили в нем дырку — большущую, сквозь которую можно было бы смотреть и видеть достаточно много — пока всего этого не произошло, надо было бежать!!! Но он шел. Он продолжал идти. И никто, даже все эти люди, ужасающие своим равнодушием, не посмеет прикоснуться к нему. Он так решил. Потому что он стал жить. Он хочет жить. Ему это позволено точно так же, как и всем остальным. Но все равно… Страшно!


   

 


   

 По пляжу, снова нагретому, влажному, а потому еще более душному, под выползшим из-за  тучек солнышком волочился мороженщик. Не то чтобы все это ему обрыдло… Ну в общем-то да: обрыдло. У Алекса денег не было, совсем, даже на то, чтобы доехать домой, и в последние пять минут он об этом, в принципе, не думал, что было для него совсем уж нехарактерно, а мороженого захотелось до боли, до жути, ну просто невыносимо, и если вот сейчас сию минуту ему бы не дали мороженого, то он бы, он бы, он…!


   

 


   

 Он подошел к пёстрой тележке, вытащил складной нож, не такой уж большой, но вполне приемлемый для некоторых нужд, и всадил его в выпялившегося на него мороженщика. Тот упал замертво, почему-то приняв смерть сразу после одного ножевого удара, и Алекс полез в его повозку. И увидел там змею. Она шевельнулась, сверкнула на него своими бусинками и…


   

 


   

 В общем, мороженщик прошел мимо, так и не продав на этой полоске пляжа свой товар. Земля накалялась, а Алекс все еще шел, и ноги его, не привыкшие к столь продолжительным пешим прогулкам, да и вообще — тело его, ни к чему, кроме еды, сна, отправления естественных надобностей и некоторых фантазий, не привыкшее — размякло, его стало клонить в сон, но надо было идти, иначе как же он доберется домой? А там уже, наверное, бабушка волновалась, глотала таблетки, точней, сначала ехала на кладбище и там, у могилы своего покойного мужа, глотала много-много таблеток и умирала в страшных мучениях. Или нет, лучше так: она съедала пачку таблеток, но смерть — эта св-в-волочь! — не приходила, только тошнило просто жутко, тогда бабушка неслась на остановку трамвая, благо могила покойного мужа была близко к трамвайным путям, влетала в подоспевший трамвай, всю дорогу (каких-то пять остановок) корчилась и мычала оттого, что внутри у нее все скукоживалось и периодически изрыгало лаву огня и боли, затем почти бегом следовала к дому, взмывала вверх, на пятый, на одном дыхании, нервно открывала дверь с четырьмя замками, у каждого замка готовая распластаться тут же, на заплеванном полу, от желания в туалет, наконец открывала, врывалась в уборную и потом долго блевала вперемежку с поносом, и потом…


   

 


   

 — Мама, мама, смотли, дядя спит! Пасиму он на писоцки, без падстилки? Ему неудо-обна! Пасиму он в култке?… Залко зэ! Ой, смотли-и какие смесные ботинки!!! Какой он лофма-а-а-атый… Мама, пасиму он такой лофматый?


   

 


   

 Девочка, милое создание, подошла к спящему Алексу и стукнула его красненькой лопаткой.


   

 


   

 — Пливет! — девочка была настроена доброжелательно. — Я — Алиса. А ты?


   

 


   

 Услышав это имя, так много значившее, что удивительно, не только для него, Алекс поперхнулся волосами, которые набились ему в рот, пока он спал… Он побежал. Без оглядки. Быстро. Так по крайней мере ему казалось. Он несся почти со скоростью ветра! Ноги не касались земли, людские фигуры мелькали как это бывает в кино, когда кадры убыстряются, и люди мельтешат, мельтешат…


   

 


   

 Через десять метров он выдохся. Девочка Алиса разразилась ужасающим смехом, глаза ее округлились и выпали из глазниц. Она гоготала, протягивая свои меховые лапы с когтями к Алексу, а он был не в силах больше бежать, хватит, я не могу! не могу! он забился в припадке, которых с ним никогда не случалось ранее, а люди стали медленно стекаться к месту, где только что от страха или чего-то еще, одному ему известного, чуть не умер молодой человек, уже не подросток, а слегка полный миловидный юноша по имени Алекс, которому два дня назад исполнилось 16 лет, и который впервые за эти 16 лет выехал из дома один, без присмотра… Который во второй раз за всю свою мертвецки спокойную жизнь увидел море, и то, как чайки парили над «вишневым лучиком солнца», а корабль вдали отражал его розовым светом, преобразуя в одну большую, переливающуюся всеми оттенками крови, радугу…


   

 

 

Drama Futuro

1050 руб.
Купить
Дюна

620 руб.
Купить



комментарии | средняя оценка: 4.11


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.08.2021
где пропали редакторы?
Зарегистрировался на сайте, а в колонке редакторов никого
04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.