Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 2531 Комментариев: 1 Рекомендации : 0   
Оценка: 5.50

опубликовано: 2004-05-16
редактор: Юлия Колесник


Живой Бастион. | Соло Алиен Д`Эвил | Фэнтези | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Живой Бастион.
Соло Алиен Д`Эвил

Красный отсвет заката молчаливо глодал шпили чёрного строения, полуразрушенной башни Древнейших. Стоящая на балконе фигура рассматривала карту с обугленными краями и обветшалыми линиями на её изгибах. Было видно, что её таскали немало лет, но её нынешний владелец был осторожен и предупредителен в обращении с нею.


   

 


   

 — Кольваккот. Милорд. Наши люди не в силах сдерживать штурм, многие гибнут, не успевая сделать ни единого удара.


   

 — Капитан…


   

 Кольваккот медленно сложил карту и посмотрел на воина пустым и отрешённым взглядом, в прочем обманчивым, как у всех одарённых Магией.


   

 — Капитан… — повторил он, спрятав карту в поясной сумке.


   

 — …мне ли вам объяснять, как важно продержаться до полуночи. После — мы уйдём и отдадим башню им… отдадим и уйдём.


   

 Последние слова он сказал невнятно и вновь стал рассматривать что-то впереди. Капитан почтительно отдал честь, зная, что его не видят — но не в силах погасить в себе выучку военных школ.


   

 


   

  На что ты рассчитываешь, Кольваккот? Веришь в странные руны, половину из которых так и не перевёл, чувствуешь, что сможешь объять необъятное и подчинить себе силы, некогда создавшие эти стены? Призвать их из небытия — посулив месть захватчикам и поругателям их светлой памяти? А нужно ли это им, им… давно умершим богам, которых чтили и которым приносили жертвы.


   

 Кольваккот раздумывал, а время неумолимо отсчитывало свои песчинки. Капля за каплей стекали смолянистые разводы от нефтяных бомб, огонь которых не раз он гасил в дюймах от себя. Крики, стоны… сколько ещё его храбрых воинов погибло в схватке? За спиной послышалось тяжёлое дыхание.


   

 


   

 Капитан с трудом стоял, его поддерживал молодой оруженосец, в прочем, у которого так же текла из плеча кровь, оставляя рыжеватые разводы на искорёженных, зубьевидным мечём Агров, сетчатых наплечниках.


   

 — Милорд… они прорвались во двор… всё пламенеет.


   

  Минута, ещё бы минуту, но нельзя. Никак нельзя. Люди. Что там его жизнь и жизнь пары его магических сподручных, что статуями стояли у дверей на балкон. Пыль… А люди — они снова придут и будут обживать пустые земли.


   

 — Капитан.


   

 Маг протянул карту оруженосцу.


   

 — Выводи всех из башни, подземельями. Туда не сунутся осаждающие, стены хранят ужас и стон Низложенных — они не пустят святотатствующих…


   

 — А… вы?


   

 — Я остаюсь. До полуночи ещё полчаса.


   

  И я постараюсь их задержать.


   

 Последнее было сказано тише…


   

 


   

 Ритуал начался. Гарголии исправно держали два зеркала напротив друг друга, между которыми расположились амулеты и зачарованные камни. Символ скользнул по поверхности монумента, наспех сделанного из обломка стены. Огонь заплясал и стал играть сам с собой в отражениях.


   

  Рано, слишком рано для обряда. Не тот результат может быть… всё не то. Но люди важнее. Они верили и преклонялись перед ним. Он обещал их защитить, дать земли, счастье и покой.


   

 Маг прошептал заклинание и закрыл глаза.


   

 


   

 Башня пришла в движение, мост обвалился, похоронив подкрепление осаждающих. Стены ожили и выплюнули из себя сотни острых осколков, шипов и каменных рук. Они пробивали панцири, душили воинов и плющили их шлемы. Атака захлебнулась собственной кровью, подавилась собственными стрелами и огнём. В миг двор стал чашей с металлическо-кровавым фаршем, из тел незадачливых рыцарей. Лишь могучие каменные големы продолжали споротивляться, но и они постепенно теряли руки и ноги… бессильно шипя и утопая в потоке алой жидкости. Башня накренилась и из под земли появилось одно из колен. Холм неподалёку разворошило неведомой силой, и появилась рука. Всё строение было ничем иным, как головой ужасного чудовища из камня и кристаллов, железных решёток и черепичной брони. Словно третий глаз мерцал огонь на балконе. Там, где маг творил заклятие.


   

 


   

  Что ты натворил!!?


   

 Кольваккот сжал обожженную руку. Заклятие набирало силу настолько же, насколько он сам терял контроль в происходящем. Здание требовало жертв. Не золота и не колосьев пшеницы. Оно жаждало крови и мяса, как тварь Ках-Ригона — оно жевало попавшихся воинов. Осыпало штурмующих роем умных камней, что всегда находили жертву, впивались и поедали тела внутри доспехов, обращая воина в подобие себя. В живые статуи из камня с одетым на них обмундированием.


   

 


   

 Молодой воин стоял на возвышении напротив заливаемого кровью моста. В глазах горел суровый огонь, но одновременно тихо мерцала жалость и скорбь. Он тяжело поднял арбалет и, долго прицеливаясь, сделал всего один выстрел…


   

 — Прости… но ты зашёл слишком далеко… Отец.


   

 


   

 Мага пронзила боль. Боль не от заклятия и не от истощения, когда рёбра ломит от пустоты в душе и думаешь, как бы скорее напиться дающего силы зелья. Нет… в груди, пробив медальон, торчала стрела. Кольваккот тупо рассматривал стальной стержень, кровь…


   

 


   

 


   

  «Духа призванного металл, закрепит и в сон уложит, но действо сиё — будет стоить двоих».


   

 Фраза стала понятной только сейчас… В миг, когда смерть вкрадывалась в разум и ярость с голодом существа, поднятого из глубин эпох, отошли в тень. Башня непонятно, будто живое существо, завыло… Закрыло ладонями балкончик, но поздно. Гарголии застыли и из глаз их потёк песок. Маг оперся руками на пальцы башни… красные от его и вражеской крови.


   

 — Будет стоить двоих… — прошептал он, угасающим взором смотря на тонкую и маленькую фигурку воина. Чувствуя, как сердце каменеет и лицо скрывает посмертная маска удивления и одновременного спокойствия.


   

 А из центра медальона тихо полилась струйка крови…


   

 


   

 Воин вздрогнул и, не опустив арбалет, застыл. Кольнуло в сердце. Онемели руки и ноги, наливаясь тяжестью. Язык стал сухим и неповоротливым. По груди потекла кровь. Но глаза упорно смотрели на убитого в вдалеке мага. Воин обратился в камень. Навеки заставленный созерцать убийство своего отца и коленопреклоненную башню, со стен и шпилей которых продолжала течь и журчать чернеющая кровь.


   

 Он спас своих людей…


   

 Маг спас своих…


   

 Но теперь маг и сын его навечно были скованы камнем.


   

 

 




комментарии | средняя оценка: 5.50


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.