Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 2840 Комментариев: 15 Рекомендации : 1   
Оценка: 5.67

опубликовано: 2004-02-02
редактор: Юлия Колесник


Новый цветок | Соло Алиен Д`Эвил | Фантастика | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Новый цветок
Соло Алиен Д`Эвил

Серое небо, свинцовые тучи, полные воды и касающиеся своими влажными перьями вышек города. Серые дома из железобетона, сваренных металлических балок, которые, за их ржавый цвет, обманчиво принимали за дерево. Разводы той же ржавчины на тротуаре. Город технологий старого племени людей, ушедших в прошлое и ставших легендой. Мрачного вида дети, играющие с когда-то опасными устройствами, в которых ныне кончился их смертоносный заряд и истощилась заложенная энергия…


   

 


   

 — Айто! Айто! — раздался многоголосый зов со стороны подбитой штурмовым танком церкви, чудом сохранившейся и продолжающей мерцать нержавеющим колоколом, язычок которого навечно был скован опутавшей его цепью.


   

 Маленькая стайка детей появилась на улице и, хаотично передвигаясь по мостовой, юркнула в здание, в стене которого навеки замер патрульный МЕХ.


   

 — Айто! В оранжерее появился ещё один цветок!


   

 Казались такими странными голоса детей, звонкие и радостные, среди разрушенных и обглоданных временем и пустотой стен города.


   

 


   

 В проёме двери, которой служил оторванный люк с рамой от танка, появился тот, кого дети называли Айто. Юноша с серебристо сиреневыми волосами, две ленты которых свисали со лба, пересекая левый глаз. Он вытер тряпкой от машинного масла руки и жестом заставил замолчать стайку.


   

 — В чём дело?


   

 — В оранжерее появился ещё один цветок!!!


   

 Лицо Айто просветлело. Улыбнувшись, он швырнул тряпку на кучу хлама и запчастей.


   

 — Тогда немедля в оранжерею! Гапло!!!


   

 Последнее относилось к чему-то закрытому брезентом, под навесом из изрешечённого шифера. Это нечто заурчало, и, высунувшаяся стальная лапа скинула с себя тяжёлое покрывало.


   

 — Двое со мной, остальные через подземный туннель, так быстрее. Яик — лови карту доступа.


   

 Пластиковый квадратик был ловко пойман тем, кого назвали Яиком.


   

 — Ай Ай, капитан!!


   

 Стайка быстро скрылась в чёрном своде входа в подземку. Двое оставшихся ловко забрались на боковые сидения, перемигивающегося сотней телескопических глазок киборга. Айто сел посередине и, нажав несколько кнопок, перевёл волкообразное стальное существо в галоп. Гапло рассекал собой воздух подобно торпеде и, смягчаемый защитными стёклами, встречный ветер ласково играл в шевелюрах его наездников.


   

 


   

 Где-то отдалённо разорвался заряд молнии. Гром лизнул стены города, оглашая приход сезонных ливней. Ливней, что принесут влагу мёртвой земле. Одна из туч уронила пару капель дождя на стальную арку входа в оранжерею в миг, когда к ней приблизились Айто, двое его спутников и разведывательный киборг, ныне ставший их транспортом. Стальная дверь зло переливалась бликами красноватого оттенка, что порождались зрачками Гапло. Айто спрыгнул на землю и, подойдя к двери, набрал код доступа. Дверь, заскрежетав, открылась. Юноша рукой приказал Гапло следовать за ним.


   

 


   

 Выщербленные стены, с красными пятнами и надписями от сходивших с ума взаперти инженеров. Порванные шланги и развороченные механизмы. Коридоры со следами от пуль, костями и пылью — медленно сменялись на более чистые коридоры. Некоторые, из которых, всё ещё освещались работающим генератором. Открылось несколько наспех отремонтированных дверей, пропуская гостей в глубь центра. Стальной женский голос стандартно произнёс приветствие:


   

 — Добро пожаловать в центр изучения нанотехнологий и био-структуры человеческого организма компании Фармакон-КАПЕЛЛАН.


   

 Юноша усмехнулся приветствию, однако, почтительно кивнул в сторону уцелевшего жидкокристаллического экрана, в котором мило улыбался синтезированный образ искусственного интеллекта.


   

 — Хранительница Цветов, благодарим… — тихо выдохнули спутники Айто, приложив ладонь к правой части груди.


   

 


   

 Последняя дверь открылась, представив взору огромный зал уставленный внушительного размера колбами, в которых, пузырясь и чавкая, плескался физраствор, смеси биологически активных компонентов и микрочастиц. Многие из них были расколоты, засохшее вещество образовало сталактиты похожие на илистый лёд, в котором нередко угадывались «вмёрзшие» кости, конечности которых нередко были искажены и извращённо соединены между собой.


   

 


   

 — Айто! Это двадцать шестой отсек!


   

 Стайка детей возникла сбоку, из раскрывшегося хода в подземку. Яиц сиял от радости, которую каждый раз доставляло путешествие на скоростной кабине перемещения. Некогда туннели пересекали весь город, ныне — многие из них обвалились и стали опасны даже для страшноватых существ, обитающих там.


   

 Айто кивнул и, оставив у входа Гапло, двинулся, окружённый стайкой детей, в дальний угол зала.


   

 


   

 Не смотря на то, что он часто бывал тут, вид жутковатых мутаций и навечно законсервированных уродов в колбах, некоторые из которых находились в глубоком летаргическом сне — внушал ему отвращение и ужас.


   

  Им уже неизвестно это чувство.


   

 Подумал Айто.


   

  Это радует… однако чувствуешь себя от этого старше.


   

 Айто грустно усмехнулся и подошёл к более крупной колбе, чем встречались ранее. В ней, в мутной жидкости, поддерживаемый десятком самостроящихся трубок, находился мальчик лет шести. На дне виднелись ошмётки от шелухи, некогда являвшейся коконом для нового существа.


   

 


   

 — Новый Цветок! Новый Цветок!! — восторженно кричали дети.


   

 Айто подошёл к системе мониторинга и плавно нажал на несколько клавиш. По тусклому экрану поползли строки состояния, масса тела, содержание крови, уровень радиационного облучения, активность мозга и уровень функциональности первичной и вторичной нервной системы. В отдельном окне билось нечёткое изображение постоянно сканируемого сердца. Щёлкнул тумблер и из колонок раздался глухой стук молодого сердцебиения.


   

 


   

  — Система констатирует содержание всех веществ в норме, показания состояния нервной системы в норме, процент мозговой деятельности в промежутке установленной заново нормы, процент облучения незамечен, состояние двойной сети наномодификатора отличное, компонент «КА-тех» составляет одну тридцатитысячную от общего объема крови. — голос Хранительницы Цветов безэмоционально зачитывал параметры.


   

 


   

 Айто слушал её вполуха, внимательно рассматривая существо за стеклом. За долгие годы своей жизни он уже привык к тому, что система автоматически выключает и очищает действующие камеры от неудачных плодов. Программа, которую он запустил, исправив несколько её параметров, работала безупречно.


   

  Садовник…


   

 С усмешкой подумал Айто.


   

 Дети внимательно следили за склонившимся над пультом юношей.


   

 


   

 — Яик и остальные — по домам! Пара и Меко…


   

 Повернувшись к спутникам.


   

 — Вы останетесь и проверите камеры семнадцать и сто пятдесят один. Всё!


   

 


   

 Стайка улетучилась, спутники немедля скрылись в боковых ответвлениях. Проверять камеры было не так необходимо, но Айто хотел остаться один. И почти все это понимали. Он был одним из старших. Или самым старшим…


   

 


   

 Айто сел на вертящийся стул, от которого остался один каркас, обтянутый кожезаменителем. Не выдержав, он вновь встал и подошёл к колбе. Ладони легли на стекло. Взгляд юноши внимательно рассматривал паренька внутри, по телу которого плавно скользили пузырьки обогащённого кислорода. Взгляд остановился на странном пятне, на его плече. Лист в форме трёх соединённых ромбиков, а чуть ниже их располагался овал.


   

 


   

 По лицу Айто скользнула слеза. Она пробежала по щеке и упала на губы, даря солоноватый вкус. Тряхнув головой, он вернулся к пульту и нажал ещё несколько клавиш.


   

 Зазвучал сухой мужской голос:


   

 


   

 — Нанотехнологии позволили создать компонент останавливающий старение человеческого организма. Микрочастицы с узконаправленной программой, обнаруживали повреждающиеся временем части организма и замещали на новые. Они поддерживали содержание вырабатывающихся телом веществ на постоянном уровне и создавали дополнительные пути электростимуляции нейронов головного мозга, что позволило поднять процент использования возможностей мозговых клеток до восьмидесяти процентов.


   

 


   

 Несмотря на это, процент рождающихся уродами и мутаций был высок. Гуманистические законы запрещали уничтожение дефективных особей. Их ссылали в резервации. Это обернулось катастрофой и войной…


   

 


   

 Голос продолжал повествование, каждое слово которого запоминалось новым существом. История, знания технологий, наука о нано-модификациях… и навыки жизни в настоящем мире, которые заложил Айто.


   

 


   

 Сам он надел обруч из серебристо-алого сплава и включил маленькую панель на общем столе приборов. По сероватому экрану побежали записи, моделируемые его мыслями.


   

 


   

 — Год пятьсот восемьдесят восьмой от падения Центра Модификаций. Я, Айто Кашигаре, веду запись о возрождении человеческого рода.


   

 Сегодня одиннадцатое число пятого сезона гроз. В инкубаторе под номером двадцать шесть появилось новое существо человеческого рода уровня Магентум. Отделение защитной плаценты было зафиксировано около пяти часов утра, — Вздох… Паузу спустя, Айто продолжил. — Показания параметров тела включены отдельным файлом в книгу наблюдений. Запись окончена.


   

 


   

 Он снял с головы обруч и положил на, вернувшуюся на место, панель. Покачав головой, он вновь посмотрел на «новорождённый цветок».


   

 — Брат… как долго я ждал этого момента. Сто лет… двести… Магентум. Мы обречены быть не старше семнадцати лет, но быть вечными и помогать в становлении этим детям… Следить за их ростом, радоваться их чувствам и желанию жить. Встречать их первыми, когда неокрепшие тела покидают капсулы активного вещества. Тебе суждено поднять из руин другой центр, используя свои знания и возможности. Быть вечным. Но вначале, ты будешь среди них. Вырастешь… и я провожу тебя на дорогу из города Вечных подростков, которые, оставаясь юными, умирают через положенные сорок пятьдесят лет.


   

 


   

 Вытря слёзы, чтобы их не увидели другие, он встретил вернувшихся спутников. Они, перебивая друг друга и споря, стали докладывать об отсутствии изменений в указанных им ранее капсулах. Айто слушал их и радовался их энергии, жажде познания и быстро схватываемым навыкам, столь необходимых сейчас.


   

 


   

 — Меко, Пара… Можете взять Гапло и вернуться в убежище. Я останусь до момента рождения Цветка.


   

 В голосе Айто слышалась усталость, наступающая всегда после использования трансмиссера мыслей.


   

 — Позже мы к вам присоединимся.


   

 — Ай Ай, Капитан Айто!!


   

 Дети скрылись в ведущем к дверям коридоре из капсул. Айто нажал пару кнопок для открытия им дверей выхода и стал ждать. Вспоминать ощущения первого, встреченного им, рождённого из капсулы. Мокрые, дрожащие касания существа, ищущего защиты и опеки, не смотря на те знания, что были заложены в его разум. Первые дни, когда у него началась информационная ломка, через которую прошли почти все. Вспоминал его крики от раскалывающей сознание боли сотен воспоминаний, агонию тела в своих руках… Скольких встретил он? Сорок, пятьдесят… Он давал им имена, показывал город. Его назвали Садовником. Садовник Сада Цветов Жизни. А центр стал их оранжереей.


   

 


   

 — Хранительница… отчёт по времени до полного завершения процесса морфинга.


   

 — Осталось шесть часов, двадцать одна минута и пятнадцать секунд, Мастер Айто.


   

 


   

 Мастер Айто.


   

 Когда-то он сам появился среди этих капсул, когда одна из молний дала жизнь генератору и капсулы проекта Магентум вновь получили питание. Первые недели жизни в боли и холоде, среди стальных проводов и страшных останков неудачного эксперимента по созданию людей искусственным методом. Ужас от населяющих тогда здание мутантов и их отпрысков. Голод и постоянные потери сознания от переизбытка заложенного в разум. Его первое оружие, которым он разогнал тварей, первые подключённые секторы Сада. Долгий спор с искусственным интеллектом центра. Перепрограммирование её функций. Добавление процента «КА-тех» от Магентум в работающие капсулы с обычными потомками людей, для их адаптации к условиям погибающего мира. Выключение гуманной функции центра, что запрещала очищение капсул в случае мутаций.


   

 


   

  Айто, не кажется ли тебе, что ты стал богом для них? Стал существом решающим их жизнь за долго до их рождения, управляешь их знаниями, программируешь их жизнь…


   

 Айто рассмеялся возникшей мысли.


   

  Какая разница, кем я буду для них. Какая разница, как будут меня называть. Если их раса будет восстановлена, моя функция отпадёт за ненадобностью… и тогда я найду покой. Я и мои братья, что сейчас восстанавливают такие же Сады по всей земле. В других городах, в других условиях…


   

 


   

 Кивнув своему отражению в мониторе, он стал ждать. Ждать появления брата. Под звук булькающих капсул и шипящего звука очищаемых резервуаров, в которых вновь система отметила недопустимый фактор мутации.


   

 Появился новый цветок…


   

 

 

Дюна

665 руб.
Купить



комментарии | средняя оценка: 5.67


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.