Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 11 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2022-09-25
Внимание, свободная публикация!


Мобилизация | lant | Статьи | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Мобилизация
lant

Мобилизацию, объявленную 21 сентября 2022 г., часто сравнивают с мобилизацией начала Великой отечественной войны в 1941 г. и с мобилизацией 1-ой Мировой войны в 1914 г. Но, почему-то забывают мобилизацию начала русско-японской войны в 1904 г. О ней вспоминает участник той войны писатель Викентий Викентьевич Вересаев в книге «На Японской войне». Действие происходит в Тульской губернии, где в то время проживал Вересаев.
    «В конце апреля по нашей губернии была объявлена мобилизация. О ней глухо говорили, ее ждали уже недели три, но все хранилось в глубочайшем секрете. И вдруг, как ураган, она ударила по губернии, В деревнях людей брали прямо с поля, от сохи. В городе полиция глухою ночью звонилась в квартиры, вручала призываемым билеты и приказывала немедленно явиться в участок. У одного знакомого инженера взяли одновременно всю его прислугу: лакея, кучера и повара. Сам он в это время был в отлучке, — полиция взломала его стол, достала паспорты призванных и всех их увела.
    Было что-то равнодушно-свирепое в этой непонятной торопливости. Людей выхватывали из дела на полном его ходу, не давали времени ни устроить его, ни ликвидировать. Людей брали, а за ними оставались бессмысленно разоренные хозяйства и разрушенные благополучия.
    Наутро мне пришлось быть в воинском присутствии, - нужно было дать свой деревенский адрес на случай призыва меня из запаса. На большом дворе присутствия, у заборов, стояли телеги с лошадьми, на телегах и на земле сидели бабы, ребята, старики. Вокруг крыльца присутствия теснилась большая толпа мужиков. Солдат стоял перед дверью крыльца и гнал мужиков прочь. Он сердито кричал:
    — Сказано вам, в понедельник приходи!.. Ступай, расходись!
    — Да как же это так в понедельник?.. Забрали нас, гнали, гнали: «Скорей! Чтоб сейчас же явиться!»
    — Ну, вот, в понедельник и являйся! (...)
    По всему городу стояли плач и стоны. Здесь и там вспыхивали короткие, быстрые драмы. У одного призванного заводского рабочего была жена с пороком сердца и пятеро ребят; когда пришла повестка о призыве, с женою от волнения и горя сделался паралич сердца, и она тут же умерла; муж поглядел на труп, на ребят, пошел в сарай и повесился. Другой призванный, вдовец с тремя детьми, плакал и кричал в присутствии:
    — А с ребятами что мне делать? Научите, покажите!.. Ведь они тут без меня с голоду передохнут!
    Он был как сумасшедший, вопил и тряс в воздухе кулаком. Потом вдруг замолк, ушел домой, зарубил топором своих детей и воротился.
    — Ну, теперь берите! Свои дела я справил.
    Его арестовали.
    Телеграммы с театра войны снова и снова приносили известия о крупных успехах японцев и о лихих разведках хорунжего Иванова или корнета Петрова. (…)
    В начале июня я получил в деревне телеграмму с требованием немедленно явиться в воинское присутствие.
    Там мне объявили, что я призван на действительную службу и должен явиться в Тамбов, в штаб 72 пехотной дивизии.(…) Я был назначен в полевой подвижной госпиталь».
    В качестве врача Вересаев участвовал в призывных врачебных комиссиях. Он вспоминает:
    «Ввели солдата.
    — Спусти штаны! — резко, каким-то особенным, подозревающим голосом сказал дивизионный врач. — Эге! Это-то? Пу-устяки! Нет, нет, освободить нельзя!
    — Ваше высокородие, я совсем ходить не могу, — угрюмо заявил солдат.
    Старичок вдруг вскипел.
    — Врешь! Притворяешься! Великолепно можешь ходить!.. У меня, брат, у самого еще больше, а вот хожу!.. Да это пустяки, помилуйте! — обратился он к врачу. — Это у большинства так… Мерзавец какой! Сукин сын! (…)
    В полках старшие врачи, военные, твердили младшим, призванным из запаса:
    — Вы незнакомы с условиями военной службы. Относитесь к солдатам построже, имейте в виду, что это не обычный пациент. Все они удивительные лодыри и симулянты.
    Один солдат обратился к старшему врачу полка с жалобою на боли в ногах, мешающие ходить. Наружных признаков не было, врач раскричался на солдата и прогнал его. Младший полковой врач пошел следом за солдатом, тщательно осмотрел его и нашел типическую, резко выраженную плоскую стопу. Солдат был освобожден. Через несколько дней этот же младший врач присутствовал в качестве дежурного на стрельбе. Солдаты возвращаются, один сильно отстал, как-то странно припадает на ноги. Врач спросил, что с ним.
    — Ноги болят. Только болезнь нутряная, снаружи не видно, — сдержанно и угрюмо ответил солдат.
    Врач исследовал, — оказалось полное отсутствие коленных рефлексов. Разумеется, освободили и этого солдата».
    Далее Вересаев вспоминает, что происходило в Тамбове перед отправкой поезда на войну:
    «Город все время жил в страхе и трепете. Буйные толпы призванных солдат шатались по городу, грабили прохожих и разносили казенные винные лавки. Они говорили: «Пускай под суд отдают, — все равно помирать!» Вечером за лагерями солдаты напали на пятьдесят возвращавшихся с кирпичного завода баб и изнасиловали их. На базаре шли глухие слухи, что готовится большой бунт запасных.
    С востока приходили все новые известия о крупных успехах японцев и о лихих разведках русских сотников и поручиков».
    Наконец эшелон отправили. Вересаев вспоминает:
    «В солдатских вагонах шло непрерывное пьянство. Где, как доставали солдаты водку, никто не знал, но водки у них было сколько угодно. Днем и ночью из вагонов неслись песни, пьяный говор, смех. При отходе поезда от станции солдаты нестройно и пьяно, с вялым надсадом, кричали «ура», а привыкшая к проходящим эшелонам публика молча и равнодушно смотрела на них. (…) В наше купе вошел смотритель. Он был смущен и взволнован.
    — Вы слышали? Мне сейчас рассказывали на вокзале офицеры: говорят, вчера солдаты убили в дороге полковника Лукашева. Они пьяные стали стрелять из вагонов в проходившее стадо, он начал их останавливать, они его застрелили. (…)
    В солдатских вагонах шло непрерывное пьянство. Где, как доставали солдаты водку, никто не знал, но водки у них было сколько угодно. Днем и ночью из вагонов неслись песни, пьяный говор, смех. При отходе поезда от станции солдаты нестройно и пьяно, с вялым надсадом, кричали «ура», а привыкшая к проходящим эшелонам публика молча и равнодушно смотрела на них.
    Тот же вялый надсад чувствовался и в солдатском веселье. Хотелось веселиться вовсю, веселиться все время, но это не удавалось. Было пьяно, и все-таки скучно. Ефрейтор Сучков, бывший сапожник, упорно и деловито плясал на каждой остановке. Как будто службу какую-то исполнял. Солдаты толпились вокруг».

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

23.02.2024
Российские артисты поздравили военных с Днем защитника Отечества
Знаменитости назвали бойцов героями, которые обеспечивают стране мирное будущее.
22.02.2024
Эдгард Запашный побывал на стадионе мариупольского «Металлурга»
Директор Большого Московского цирка съездил в расположение добровольческого батальона «Эспаньола».
22.02.2024
Лоза высмеял Ивлееву, которая «хочет приехать в ДНР, чтоб отмыть грехи»
Те, кто реально хочет помочь Донбассу, свои поездки туда напоказ не выставляют, считает музыкант.
22.02.2024
Народный артист РФ Юрий Назаров объяснил поведение Вениамина Смехова
Актер заявил, что коллега «хороший парень», но он не русский.