Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 352 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2016-10-20
редактор: Anastasia Sorce


Монстрик у моря | ОлесяГрик | Сказки | Проза |
версия для печати


Монстрик у моря
ОлесяГрик

Жил у берега моря монстрик. Как и все монстрики, он не походил на людей — был круглым, как мячик, с одним глазом посередине мордочки, а вместо рук из правого его бока росли два щупальца. Он называл себя Шарик. Каждый день маленькое существо плавало в море, а затем прогуливалось вдоль берега и собирало ракушки. Монстрик гулял в одиночестве и днём, и вечером, и даже утром. Собственные щупальца постоянно тянули малыша на бок, отчего ему приходилось семенить ножками, а не прыгать или плясать, как другим монстрикам. К тому же, он отличался от них тем, что постоянно молчал — не от скромности или вежливости, просто из-за его больших клыков было сложно произносить слова так, чтобы их понимали другие. Всё, что вы бы могли от него услышать — это тихое «угу» или «ни-ни», или «шшшш», когда эмоции переполняли кругленькое тело. Шарик с удобством разместился бы на коленях взрослого, ведь весил он очень мало. Наверно, благодаря этому монстрику было так легко плавать по поверхности воды и так сложно нырять в неё. Хотя Шарик мало что знал о мире вокруг, но он всё равно любил и солнце, способное сжечь планету, и ветер, приносящий бури.
   
    Дни сменяли один другой. Приходили и уходили корабли, набитые людьми и товарами. Солнце мирно огибало планету и всё шло своим чередом. Но мир монстрика слегка изменился, когда однажды в сумерках к старой заброшенной пристани, где он отдыхал, причалила лодка. В ней сидели старик и девочка в жёлтых противодождевых накидках, насквозь пропитанных солённым запахом моря.
    — Здесь не место маленьким монстрикам вроде тебя, — сказал старик, подойдя ближе, — Скоро начнётся шторм. Пошли с нами, укроемся в моём доме.
    — Ни-ни, — ответил Шарик. Он не боялся шторма и не хотел уходить с привычного места. Если монстрика и отнесёт далеко в море, это, пожалуй, только к лучшему — значит, он увидит новые берега. Девочка выглянула из-за спины старика, удивившись:
    — Но ты можешь разбиться о скалы или тебя могут съесть акулы. Неужели ты не боишься?
    Она казалось выше и взрослее Шарика, поэтому последнему пришлось призадуматься над её словами.
   
    Монстрик не боялся потеряться, но боялся разбиться о скалы. Он видел, как большие корабли превращались в щепки, разбиваясь о скрытые камни, и наблюдал, как громко плачут о своих мужьях и сыновьях женщины из деревни. Ветер раздувал их платья и срывал большие соломенные шляпы с голов, унося их высоко-высоко, может быть — к самому солнцу. Но если бы Шарик был на одном из этих кораблей — пришёл ли бы кто-нибудь также смотреть на скалы? Зло и гордо, без единой слезинки, смотрела ли бы женщина на обрывки паруса, будто бросая вызов морю?
   
    Монстрик последовал за стариком и, смущаясь, обхватил одним из щупалец протянутую руку. Приходилось быстрее, чем обычно, перебирать неуклюжими ножками, поспевая за шагом людей. Их руки оказались тёплыми и мягкими, но сильными. Девочка постоянно поддерживала монстрика, чтобы он не поскользнулся на камнях. От смущения, Шарик в конце-концов отстал от людей и семенил позади, то сбавляя, то набирая скорость.
   
    Домик старика наполовину ушёл под землю. Снаружи его стены украшали ракушки на тонкой верёвке, позвякивающие на ветру, а порог дома оброс сорной травой, почти высохшей то ли от недавней летней жары, то ли от приближающейся осенней стужи.
   
    С трудом, но старик и девочка усадили монстрика за стол в маленькой кухоньке. Шарик всё время скатывался на пол поначалу, но потом догадался зацепиться нижним щупальцем за ножку стула. Люди поставили перед ним горячий самовар и миску с оранжевым облепиховым вареньем. Они ходили туда-сюда, переодеваясь и переговариваясь, и присели только когда закончили свои дела.
    — Тебе вкусно? — спросила девочка.
    — Угу.
    — Тогда скажи «спасибо»
    Монстрик попытался, но получилось только «шшшш». Девочка нахмурилась.
    — Как тебя зовут?
    — Шшшш.
    — Шшшмель?
    — Ни-ни.
    — Тебя зовут Ни-Ни?
    — Шшш.
   
    Люди в растерянности переглянулись — они пригласили гостя в дом, а теперь не могут даже узнать его имени. Тихий стук ходиков сменился громким звоном и Монстрик вздрогнул от неожиданности.
    — Не бойся, это всего лишь часы. Они хотят напомнить нам, что приближается шторм, — важно заявила девочка. Её косички при этом начали слегка лохматиться — она постоянно расплетала и заплетала их, причём не всегда успешно. На её щеке остался оранжевый след варенья, и старик, приподнявшись, вытер его полотенцем.
   
    Шарик постепенно расслаблялся, ему понравилось сидеть в тепле и пить чай. Дом хоть и выглядел полузаброшенным, но хорошо защищал от непогоды. Тёплый свет от керосиновой лампы отражался от стен, оставляя красивые тени на предметах и усыпляя любое дурное настроение.
    — Ниш-ниш, поможешь нам приготовить всё к шторму?
    — Шшшш, — в последний раз попытался представиться Шарик, но его не поняли и повели на улицу.
   
    Люди и монстрик поставили брезент над огородом, заперли колодец и сарай, накрепко закрыли ставни и даже успели слегка подлатать крышу, а шторм всё не начинался.
    — Дедушка, мы ошиблись? — раздался тонкий голос девочки, поглядывающей на небо.
    — Нет, Лиза, шторм скоро начнётся. Вы с Ниш-Нишем идите в дом, а я приду чуть позже.
   
    Опасливо взяв монстрика за щупальце, Лиза отвела его обратно на кухню.
    — Ты будешь ещё варенья?
    — Угу.
    Они немного посидели молча. Потом стали поглядывать на часы. Дом не особо помогал им в разговоре, тихо поскрипывая. Где-то в его недрах жалобно пищали мыши и, кажется, мяукала кошка. Но это могло оказаться лишь шуткой ветра и подгнивших половиц.
    — Почему у тебя щупальца только на одной стороне?
    — Монстрик попытался показать жестами.
    — Ты потерял их? — догадалась девочка.
    — Угу.
   
    Постепенно тишина увеличилась в размере, поглотив шепот волн вдалеке, песни чаек и мелодию ракушек на стене дома. Дверь скрипнула, и появился дедушка, принесший в ладонях горстку ягод. Он отдал их детям и включил старый граммофон. Затянулась медленная, тягучая как мёд мелодия. Ягоды оказались в самый раз и по вкусу, и по цвету, и по количеству, чтобы занять компанию на некоторое время.
   
    Наконец начался шторм. Монстрик видел много штормов до этого момента, но никогда не пугался так сильно. Дом натужно скрипел, дом покачивался, все звуки слились в один протяжный гул ветра. За окном рвались и метались деревья, пригибались к земле боязливые кусты. Что-то большое и жуткое летало по воздуху, но из-за темноты невозможно было разглядеть, что это такое. Девочка села возле дедушки и попросила почитать сказку. Монстрик тоже подвинулся поближе и старик, поворчав для приличия и зажгя керосиновую лампу, начал рассказ.
    — Знаете, дети, ведь когда-то давным-давно всё было совсем по-другому. Не было ни земли, ни островов, одно только море. И посреди этого моря на лодке плыл человек в шляпе. Кроме неё и удочки, не было у человека ценностей, и он просто сидел и ловил рыбу, а по ночам считал звёзды. Небо тогда было высоко-высоко, его украшали только облака, а луна казалась размером с горошину — так далеко она висела. Ни человек, ни луна не могли разглядеть друг друга, и обоим от этого становилось ещё грустнее, чем обычно. Однажды, поймав очередную рыбу, рыбак предложил ей в обмен на её жизнь поспрашивать в океане, нет ли способа опустить небо пониже, чтобы можно было поговорить со звёздами. Рыба пообещала узнать всё, что в её силах, и уплыла. Прошло много лет, и рыбак уже отчаялся ждать, как вдруг возле него всплыл целый остров. Огромный синий остров, покрытый кораллами и ракушками. Волнами лодку человека отнесло к самому его началу, и увидел он там глаз, который был размером едва ли не с целый квартал города. «Кто ты?» — спросил человек. «Я — Кит, Великий Кит. Я слышал, что ты хочешь спустить небо к земле. Это можно устроить, если ты мне поможешь». «Хорошо, но что я должен сделать?» «Ты должен спеть песню». «Песню?», — удивился человек. «Да. Ты должен спеть песню, настолько простую и знакомую, насколько сможешь придумать. Если она покажется знакомой и мне, я поплыву на небо и буду плыть там так долго, сколько ты сможешь петь. И если всё получится, то я доплыву до своей семьи высоко-высоко на небе, и тогда оно соприкоснётся с землёй». «С чего ты взял, что твоя семья именно на небе? Ведь ты — кит и живёшь под водой на земле». «Океанские киты не слышат меня. Я пытался много лет говорить с ними и петь с ними песни, но их голоса совершенно отличаются от моей речи, и хоть они слушают, но не слышат, что я пытаюсь сказать». «Но я то тебя слышу!» — воскликнул человек. «И именно поэтому только ты и сможешь мне помочь. Прошу тебя, спой и укажи мне путь». Человек согласился. Он встал посередине лодки, и начал петь. Долгое время, казалось, ничего не происходило. Но затем вода забурлила, запенилась, и Кит стал медленно подниматься. С его огромной спины, заслонившей, казалось, полмира, стали отпадать куски земли и, падая, они превращались в острова и материки. Небо потяжелело от массы кита, вплывшего в него, и стало опускаться, всё ниже и ниже, и человек увидел лик луны, рассмотрел улыбки звёзд и сияние других, глубоко утонувших, миров. Он пел и пел, а Кит всё плыл и плыл, но когда небу до земли оставалось совсем чуть-чуть, человек рассмеялся и попытался, шутя, ухватить луну за бок. Тут же сотрясся весь мир, и небо начало подниматься снова — это падал кит, не успевший долететь до своей семьи. Тогда человек запрыгнул на луну и продолжил петь, но его голос сбился от смеха и уже не был таким громким. Его хватало только на то, чтобы удержать Кита на одном уровне, не позволяя ему падать, но и не поднимая. И тогда Кит заплакал, грустно-грустно, и звёзды разозлились на человека, и отошли от него далеко-далеко. Человек был рад, что теперь он может сидеть на небе, и песня его уже не была такой печальной, и не могла добраться до сердца Кита, не слышал её друг. Шли века и тысячелетия, на земле с морского дна, оброненной Китом, появились новые люди. И когда они поют грустные песни, Кит поднимается чуть выше, а небо отпускается чуть ниже. И так продолжается так долго, что уже ни сам Кит, ни люди ничего не помнят, и просто продолжают жить, каждый — в своих мирах.
    Рассказ закончился. Он был подобен музыке. Спокойный, тихий и размеренный голос дедушки иногда скрывался за волнами разбушевавшейся стихии, но Шарик не расстраивался, просто додумывал нужные слова сам. И не понимал. Почему только грустные слова доходят до сердца Кита? Неужели в его долгой жизни не было ничего такого, что могло заставить его улыбнуться? Ведь на небе тысячи звёзд, и где-то на луне сидит человек и поёт добрые песни. «Я хотел бы спеть весёлую песню, чтобы Кит вернулся обратно в море и понял, какое хорошее место — земля. Ведь не только простые киты не понимали его, но и сам Великий Кит не понимал песен своих братьев. Они просто не хотели слушать друг друга», — размышлял убаюканный Шарик. Непогода скрыла небо и всех его жителей от посторонних взглядов, и свист ветра перекрывал все остальные звуки. Монстрик подумывал спеть и ждал, пока всё не утихнет. Шторм же, будто бы специально, гулял до тех пор, пока девочка не уснула. Тогда дедушка замолчал и отнёс её в другую комнату. Вернувшись, он предложил монстрику молока и заговорил. Его голос звучал совсем иначе, чем когда он читал сказку. Уставший голос человека, который просто хочет скорее укрыться одеялом.
    — Завтра Лизу заберут родители. Ей скоро восемь, девочке пора в школу. Но какой прок от этой «школы»? Сделает ли она её счастливой? Не будет больше рассветов над скалами, не будет облепихового варенья и крепкого чая, — кажется, дедушка говорил с самим собой. Напиток в его кружке был слегка мутноватым, как разбавленное водой молоко, — Не будет меня рядом. Я знаю, что ей нужны знания. Я знаю, что ей нужны друзья, но.. Мне нужна моя девочка! Я не хочу жить лишь во время её летних каникул. Не хочу больше один ловить рыбу, один плавать в лодке и возвращаться затем в пустой дом. Не хочу…
   
    Рыбак говорил долго. Так долго, что в конце-концов и сам уснул прямо за столом. Монстрик отыскал плащ-дождевик и укрыл им старика, который даже во сне выглядел каким-то уставшим и осунувшимся. Шарику послышался какой-то протяжный, грустный гул и он подумал, что, быть может, это Кит зовёт своего человека. «Может, этот старый рыбак и есть тот самый человек, вернувшийся с луны?», — подумал монстрик и поспешил в другую комнату.
     — Шшшш
     — Что? Ниш-Ниш, куда мы идём? — сонная девочка плелась за монстриком, на ходу натягивая капюшон. Шарик вёл её по скользким камням вдоль берега, крепко держа за руку, чтобы она не упала. «Шшшш». «Я не понимаю».
   
    Они укрылись в пещере монстрика. Там было сухо, а в глубине её Шарик давным-давно спрятал веточки, чтобы греться ночью. Его единственный глаз не видел в темноте — вместо него одно из щупалец отыскивало дорогу, волочась по земле. Дойдя до конца пещеры, монстрик начал тереть палочки, но девочка остановила его и протянула коробок спичек. Большая их часть отсырела, но парочку им всё же удалось зажечь. Костёр вскоре был готов, и к выходу потянулась струйка дыма.
   
    Девочка устроилась на копне сухой травы в углу и принялась рассматривать окружение.
    — Ты меня похитил?
    — Угу.
    — Надолго?
    — Шшшш.
    — Надеюсь, что до утра мы вернёмся домой. Приедут мои мама и папа, тебе обязательно нужно с ними познакомиться. Они привезут пирожные.
    — Ни-ни.
    — Не бойся, они добрые.
    — Шшш, — объяснил Шарик, но Лиза, как обычно, его не поняла. Более того, она вскоре заснула, и монстрику пришлось оберегать её сон. Он чувствовал себя большим и сильным. «Я должен охранять человека и следить, чтобы она не замёрзла». Ночью звёзд не было видно, но они просто укрылись за облаками. Представляя, какой могла бы быть грустная песня кита, Шарик уснул только перед самым рассветом.
   
    Солнце тихо поднялось и скромно осветило новый день сквозь морось. Снаружи слышен был лёгкий стук дождя, свист прибоя. Монстрик проснулся довольно поздно, но девочки нигде не было. Подождя немного, Шарик пошёл к домику рыбака. «Родители пришли и забрали человека. Если я его не верну, другой человек умрёт от одиночества», — думал он по пути. Когда Шарик дошёл до дома, то увидел, что старик сидит на крыльце, повернувшись в сторону моря.
    — А, привет, Тиш-Тиш.
    — Ниш-Ниш, — поправил его монстрик.
    — Лиза уплыла на пароме, вернётся не скоро, если ты об этом.
    — Шшш.
    — Если хочешь, можешь посидеть со мной и подождать её тут.
    — Шшш.
    Монстрик повернул обратно к морю и, постепенно ускоряясь, проковылял к причалу. Вдалеке маленькой точкой виднелся паром, над которым кружили чайки. Шарик собрался было прыгнуть в воду и последовать за ним, но вспомнил про старика.
   
    Человек стоял, спрятав руки в карманы. Его прищуренный взгляд был направлен на чаек, а по лицу текли капли от дождя. Это был очень сильный человек. Монстрик присел, свесив ноги с края причала, человек тоже. Точка на тёмном горизонте постепенно исчезала. Небо вновь заволокло грубыми тучами, крепчал ветер.
    — Скоро новый шторм, — сказал старик.
    Шарик не обернулся, чтобы посмотреть на его лицо, хотя очень хотелось. Пускай сейчас день и не видно звёзд, но наверняка, услышав грустную песню старика, идущую из самого его сердца, где-то там, наверху, Кит стал чуть ближе к своей семье. Ведь хотя и монстрик, и рыбак молчали, но их общая печаль наверняка придала Киту сил и напомнила древнему существу о том, что пока Земля существует, на ней всегда будут одинокие существа, которые просто не хотят возвращаться в пустой дом.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

28.01.2023
Ирина Безрукова призналась, что ее сердце свободно
Актриса описала мужчину своей мечты.
28.01.2023
Большая икра — ставки и выигрыш. Как Россия подсадила Европу на деликатес
В XVI веке на Западе не очень-то понимали, что такое икра, и даже ею брезговали. Однако жесточайшая конкуренция Англии и Голландии за право её вывоза из России вызывала жгучий интерес — а вдруг это и впрямь ценная вещь? Понимание пришло потом...
27.01.2023
Умерла британская актриса из фильма «Королева» Сильвия Симс
Она ушла из жизни на 90-м году жизни.
27.01.2023
Петр Тодоровский получил «Золотого орла» за сценарий к «Здоровому человеку»
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Хлынина и Стычкин получили «Золотого орла» за лучшие роли на телевидении
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Директор музея в Крыму обвинил в предвзятости генпрокурора Нидерландов
Андрей Мальгин оценил его позицию по «скифскому золоту».