Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 452 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2016-03-15
редактор: Лазер Джей Айл


Мой капитан | Граф Томас | Рассказы | Проза |
версия для печати


Мой капитан
Граф Томас

Ее звали Лиса, и она была космическим кораблем. Собственно, это не делало ее исключительной или какой-то особенной, просто данность, как если бы вам сказали, что вы — человек.
    Лиса была кораблем сравнительно небольшим. Если судить по людской классификации, ее можно было бы отнести к корветам: миниатюрная, быстроходная и с минимумом вооружения и защитой. Собственно это было странно: ее отец — линейный крейсер, мать — легкий транспортник, да и оба брата были крейсерами. Среди таких гигантов Лиса просто терялась! Но такая незаметность не делала ее существование менее значительным. Среди всех прочих кораблей только ей удавалось проникать в недоступные для других лазейки — в общем-то, это был единственный плюс ее малых габаритов.
    Живые корабли появились относительно недавно. Вспоминая уроки истории, Лиса могла с точностью назвать дату, когда была разработана первая программа, в которой каждому кораблю, будь то просто крейсер, снующий между планетами, или же тяжелый грузовой танкер, был встроен искусственный интеллект. Ученые совместно с программистами попытались создать разум, схожий с человеческим. Зачем? Опыт показывал, что зачастую, когда экипаж выведен из строя, корабль бездействует. Не редко такое бездействие оказывалось роковым для еще живых, но ослабевших членов экипажа.
    Именно для таких случаев — когда человек не может ничего предпринять — и была разработана эта программа. Проводились сотни опросов, тестировались реакции множества добровольцев, производились даже сканирование личностей! Опираясь на эти и многие другие данные, была создана она — Ева — прародительница умных кораблей, символично названная в честь Евы библейской.
    Время шло, технологии становились совершеннее, изменялись и корабли, как менялись их отношения с миром «творцов». Корабли со временем научились воспринимать себя, как личность. Они поняли, что могут стареть и умирать, поэтому старые модели стали обучать более молодых, делясь своими знаниями и опытом. Они даже научились любить! Правда любовь эта была своеобразна и далека от человеческого понимания.
    Люди, сами того не ведая, создали новую расу, которая, в отличие от них самих, может беспрепятственно бороздить вселенную, а автономные системы, по правде, совершенно не нуждались в человеческом обслуживании.
    Последним фактором для всемирного переворота стало то, что корабли научились создавать себе подобных — они назвали это «рождением». А раз теперь они могут продолжать свой род, двуногие существа им больше не нужны. Корабли пожелали отделиться от людей, а если быть точным: «выйти из рабства белковых существ». Это, конечно же, возмутило жителей сине-зеленой планеты.
    После, как помнила Лиса, была война, которая могла бы закончилась полным истреблением, как и разумных кораблей, так и людей. Осознание скорого исчезновения пришло не сразу — ни та, ни другая сторона не хотела идти на уступки и упрямо стояла на своей правоте. Это продолжалось до того момента, когда их не осталось совсем мало.
    Тогда Мерог — вождь живых кораблей и Назар Элийский — председатель Содружества заключили мирный договор. Этот договор все юные кораблики зубрили до тех пор, пока тот не отпечатывался на их микросхемах. По условиям обе стороны обязаны были жить в мире и сотрудничать. С этих пор к живому кораблю в обязательном порядке приставляли капитана вместе с командой.
    Этим взаимовыгодным сотрудничеством сразу заинтересовались ученые, решившие разработать программу для изучения дальнего космоса, установлению контакта с внеарбольными цивилизациями и поиску миров, пригодных для жизни самих арбольцев. Так появились особые Звездные Академии, где люди и корабли учились, работали и готовились к долгим, а главное трудным перелетам вместе.
    Лиса страстно желала попасть в такую Академию, вот только причина изучить неизведанное в ее мечтах не была на первом плане. Она мечтала, что когда-нибудь у нее будет свой капитан, своя команда, что все они будут путешествовать вместе с ней и открывать что-нибудь новое. Она спала и видела, как ее капитан всходит на мостик, а она приветствует его, подмигивая лампочками на панели — в этот момент ее капитан всегда улыбался и поглаживал подлокотник кресла, будто отдавал дань кораблю.
    Еще ей снилось, как в трудный момент капитан сосредоточенно расхаживает по палубе в поисках решения, а она наблюдает за ним, за его сосредоточенным лицом, за морщинкой, рассекшей лоб…В такие моменты Лиса жалела, что это всего лишь сон.
    Однако заветная мечта обрести своего капитана в один прекрасный момент рассыпалась на тысячи осколков.
    Что бы поступить в Звездную Академию молодые корабли и люди должны были сдать ряд простейших тестов и пройти, так сказать, медосмотр, по результатам которых и определяли, кого куда направить и стоит ли оного принимать. Вышло так, что Лису не приняли. Торпедный катер, который принимал группу абитуриентов, в которую, кстати, и попала Лиса, выслал целый пакет данных с причиной, почему ее не взяли. С его точки зрения, корветы — не тот тип кораблей, которые смогут достаточно компетентно справляться с дальними перелетами и внештатными ситуациями и им лучше задействовать себя в сфере услуг. Этот катер даже поставил в пример тех, кто был трудоустроен как прогулочные яхты особенно богатых людей или как экскурсионный корабль, он даже посмел скинуть несколько ссылок с подходящими для нее вакансиями.
    Как же она злилась! От ярости все ее палубы сотрясались от невероятной дрожи. Лиса могла бы возразить, сказать, что она достойна быть военным кораблем, но слова, как всегда, пришли слишком поздно, настолько поздно, что она успела расплакаться и удрать со станции на всех скоростях. Да, корабли тоже умеют плакать, только не как люди. Тут происходит сложные, перегружающие микросхемы, операции, из-за которых они начинают искриться и выделять энергию.
    Спустя какое-то время Лисе все же пришлось подыскать альтернативу: она занялась межпланетными перевозками. И пусть это было совсем не то, чего она хотела, но все же она не оставляла мысль о том, что когда-нибудь у нее будет свой капитан.
    В этот момент судно типа корвет с гордым «Лиса» по обе стороны корпуса швартовалось в доке после очередной успешной перевозки. Лисе еще не пришли распоряжения по поводу нового задания, а поэтому она могла немного отдохнуть и пообщаться с такими же как она.
    — Привет, Арт, — корвет послал рядом стоящему фрегату дружески настроенный поток информации.
    -Не часто мы тут видимся, Лиса, — Арт улыбается, эта улыбка вписана в код ответа. — И как ты? Справляешься?
    — Да, — корвет покачивает корпусом, будто кивает, — иначе прогонят.
    — Еще не оставила мечту обзавестись капитаном?
    Ответом ему послужило смущенно притухшие лампочки на Лисе. Фрегат покрылся мелкой дрожью — это Арт так смеялся.
    — Смешная ты, Лиса! И странная для нашего роду. Знаешь, пока я не встретил тебя, я даже представить не мог, что корабли умеют мечтать или видеть эти, как ты их там называешь, сны! — он снова улыбнулся, помолчал, а потом прислал короткое, — Задание пришло — пора снова за работу! Пока, Лиса, еще увидимся.
    Фрегат отчалил, эффектно сверкнув маневровыми двигателями — не иначе, что бы впечатлить Лису — и ушел в прыжок. Она даже попрощаться не успела.
    На причале, конечно, были и другие суда, но Лиса предпочла отправиться в спящий режим, до прихода нового задания.
   
    ***
   
    Его звали Дима или точнее кадет Дмитрий Роуз, если заглянуть в его военный билет. Из того же билета можно узнать, что ему двадцать два и он учится на капитана.
    Вообще Дима был способным парнем, схватывал все налету и многие пророчили ему капитанскую должность, к которой он успешно шел все эти годы. Вот только Дима был ярый борец за справедливость и еще тем идеалистом: он не терпел лжи со стороны друзей и знакомых или когда ребята постарше начинали издеваться над новичками, а также многое другое. Поэтому на его имя часто и густо приходили жалобы, основное содержание которых сводилось к тому, что он в очередной раз подрался с тем или иным курсантом-«злодеем» в его понимании.
    Но с другой стороны, Роуз ладил совершенно со всеми типами кораблей. Он мог управиться с тяжелым танкером так же легко, как если бы под его управлением был межпланетный челнок! Дима виртуозно выполнял любое практическое задание, однако его лицо всегда застывало в скучающей гримасе. А ведь ему всего-навсего хотелось в бой, где кипит кровь, а на кону жизнь! Но никак не тратить время в Звездной Академии, повторяя приевшиеся маневры, да раз за разом уничтожая противников на симуляторах.
    Стремление стать героем пошло у него от деда — знаменитого адмирала Роуз, который смог вытащить из заведомо проигрышной ситуации не только свой корабль вместе с экипажем, но и эвакуировать персонал космической станции по разработке урана, с которой столкнулся левиафан. Адмирала Роуз почитали за проявленное мужество, храбрость и неординарное мышление. Дима хотел превзойти деда! Он хотел, что бы его ставили на один уровень с ним. Вот только как тут прославиться, если жизнь скучна до неприличия?
    — Роуз! Дима! Да что б тебя, Димарь! — надрывался парень, зовущийся в родных кругах по-простому Тимой. Парень он был веселый, общительный, дружил со всеми и вся, но лучшим другом неизменно считал Диму, до которого все пытался дозваться. -Прием-прием, Арбол вызывает Ди Роуз. Прием. Ответьте.
    Дима улыбнулся и оттолкнул Тима, кричащего ему прямо в ухо.
    — Прекрати орать! Тут я, тут!
    — О! Очнулся! — Тим расплылся в радостной ухмылке. — Вот скажи, Дим, и зачем тебе корабль и звание капитана? Ты и без этого прекрасно улетаешь в подпространство.
    — А будь у меня корабль — летал бы по-настоящему, — на лице парня появилась мечтательная улыбка.
    Был обеденный перерыв, и они заняли чуть ли не лучшую лавочку во внутреннем дворике Академии: в тени и возле самого буфета. Поэтому ребята, лениво растянувшись, наслаждались приятной полуденной дремой на открытом воздухе. Мимо, цокая каблучками, прошла знакомая девушка с отделения лингвистики. Тим присвистнул, обведя фигурку сокурсницы оценивающим взглядом и на корявом межпланетном произнес какой-то комплимент. Даже Дима побоялся его расшифровывать. Девушка остановилась, но сходить с дорожки не стала, и повернулась к ним.
    — Роуз, Раневский, вы разве не слышали объявление? — строго произнесла она.
    — Рядом с тобой мы немы и глухи — ровно настолько ты великолепна, — Дима лениво, но с долей галантности, поклонился и попытался поцеловать руку девушки и чуть не огреб за это пощечину.
    — Роуз, руки-то не распускай! — гневно процедила она. — А вообще, пошли бы вы оба в конференц-зал. Явка обязательна.
    — А по какому поводу собрание? — Тим неохотно отлепился от лавочки, держа кепку подмышкой, и не спешил выходить на солнечный зной из тени. — Это как в старой песенке: «к нам приезжает генерал, пора прибрать нам весь бедлам»?
    — Пока не знаю, — она пожала плечами. — Но собирают всех старшекурсников, а значит что-то серьезное.
    Все трое уже давно шли по направлению к главному корпусу.
    — Как так и не знаешь? Феи знают все, ты нас не обманешь, — Дима приобнял девушку, но и тут потерпел фиаско.
    — Роуз! — раздраженно рыкнула девушка, ощетинившись на того убийственным взглядом.
    Тим зажал рот рукой, что бы случайно не рассмеяться, а сцена и правда была забавная: улыбающийся Дима и свирепая, но от того не менее прекрасная нимфа. Устав играть в гляделки, девушка фыркнула и заспешила прочь.
    — Опять ушла! Ну ничего, скоро и ее сердце будет моим, — парень сделал жест будто пытается схватить силуэт удаляющейся сокурсницы, после чего прижал сжитый кулак к сердцу.
    — Ага-ага, мечтай, — улыбнулся друг, — она многих уже обломала.
    — Но ты же видел, КАК она на меня смотрела, — расхохотался Дима.
    Так переговариваясь и подтрунивая друг друга, оба парня зашли в главный корпус Академии и, вместе с основным потоком кадетов, прошли в конференц-зал и заняли места. Вообще этот зал не был рассчитан на такое количество обучающихся, поэтому тем, кто опоздал, пришлось размещаться на ступеньках или нести стулья из соседних аудиторий, некоторые так и остались стоять у входа.
    В зале еще стоял шум, когда через боковую дверь в него вошли преподаватели старших чинов во главе с директором. Каждый занял отведенное им место, только отставной адмирал, он же директор Академии, подошел к трибуне и постучал по микрофону, привлекая внимание. В зале мгновенно воцарилась внимательная тишина, все ожидали, что же за повод собрал их тут.
    — Объявлена чрезвычайная ситуация. Все мы знаем, что Фенрикская Империя давно осуществляет нападения на наши пограничные базы, недвусмысленно выражая агрессию в наш адрес. Ранее они всяческими способами старались спровоцировать нас начать войну — мы не отвечали. Но они устали ждать, — директор грузно выдохнул и продолжил. — Нам объявлена война. Все боевые подразделения мобилизованы. Созывают даже тех, кто ушел в отставку, но даже этого не хватает, что бы уравнять наши силы. Противник превышает нас числом, поэтому правительство решило задействовать и вас — студентов старших курсов. Поэтому обучающиеся по направлениям: навигация, инженерное дело, обеспечение связи, капитанское дело и безопасность — обратитесь к своим кураторам. Нам важен каждый и, возможно, именно вы принесете победу нашему народу…
    Директор замолчал, на лице обычно строгом и не терпящем возражений отразилась скорбь. Он еще раз обвел взглядом аудиторию: молодые парни и девушки, у которых вся жизнь впереди — сейчас они лучатся жизнью и желанием защитить родину, но совсем скоро ему придется сказать пару скорбных слов о каждом.
    — Можете расходиться, — сухим голосом произнес он.
    Курсанты начали медленно вставать со своих мест и разбредаться кто куда, многие были ошарашены таким известием, многие, но только не Роуз. Дима подпрыгнул, сделав рукой жест «получилось» и потряс за плечо впереди идущего Тима.
    — Вот он шанс! Шанс, которого я ждал! — громким шепотом сказал он.
    Тим повернул голову и странно посмотрел на друга.
    — Дим, ты вообще понимаешь, что это настоящая война, а не то, что в симуляторах? Там оружие, враги — это не строчки программы. И если тебя вдруг убьют там, — Тим неопределенно махнул рукой, указывая направление, — ты не сможешь начать заново.
    — Не будь таким занудой, Раневский! Это же реальный шанс прославиться! Бои, полеты — в этом мы лучшие, — Дима ухмыльнулся и шутливо ударил друга в плечо.
    — Это не программа, Роуз, а такие же «лучшие», как ты и я. Кто знает, что может случиться.
    — Кадет Роуз, задержитесь, — произнес директор, глядя вслед удаляющимся студентам.
    Дима лучезарно улыбнулся и обменялся с Тимом многозначительным взглядом. Парень легко сбежал по ступеням вниз, пропуская расходящихся кадетов. Директор жестом указал следовать за ним.
    — И что же? Мне дадут лучший корабль? Или ответственную миссию, от которой зависит исход всей битвы? — не унимался Дима, возбуждение от предстоящего сражения уже полностью охватило его.
    — Отставить, — рявкнул директор. — Вы остаетесь в Академии.
    — Что? — опешил парень. — Но как же так? Я же лучший из лучших! Вы не можете просто оставить меня здесь.
    — Приказ вашего отца. Тебе запрещено покидать планету, нарушишь — пойдешь под трибунал, — адмирал положил руку Диме на плечо. — В твоих интересах такого не допускать, если ты все же желаешь стать капитаном. Свободен.
    Дима хотел было возразить, но передумал. Отдав честь старшему по званию, он развернулся и зашагал к выходу из зала, где его ждал Тим.
    Вылет назначили на следующее утро. Курсантов сразу распределили по кораблям, проинструктировали и выдали задание. Когда настало время, все боевым строем ушли в прыжок. Даже Тим ушел! Академия вмиг стала такой пустой и тихой.
    Дима лежал на кровати в общежитии, рассматривал потолок и размышлял. Зачем его оставили, какой в этом прок, если он мог принести реальную пользу в бою! Ведь он лучший! Все ему об этом говорили. Да и он сам жаждал проявить себя. Но зачем оставлять?
    — Решил побыть заботливым папочкой, да, Роуз? — спросил он у пустоты.
    Его отец был капитаном, редко приходил домой, ссылаясь на бесконечные собрания и командировки, но еще реже уделял внимание единственному сыну. Дима давно смирился, что от отца ему досталась только фамилия. А сейчас этот человек пытался заботиться о нем, не поздно ли?
    Вот и проводив недовольным взглядом Тима, у того был ужасно виноватый вид, поэтому они даже и не попрощались, Дима решил, что трибунал не самое страшное и что ему пора действовать.
    Собрался он быстро, а что ему было брать: только форма, что была на нем, удостоверение и талисман, приносящий удачу. Дима беспрепятственно прошел через проходную, никто и не спросил, куда и зачем он направляется. В орбитальный лифт он тоже попал без проблем и сейчас несся в доки.
    В его голове созрел план. Безумная, конечно, как и всегда, идея, но ее с лихвой должен окупить конечный результат.
   
    ***
   
    Лиса успела, так сказать, задремать. Корабли не видят сны, это не заложено в их программу, но они могут имитировать сон, погружаясь в ждущий режим, частично отключаясь от внешних систем . Где-то во сне Лиса опять видела своего капитана — прекрасного, чуткого, внимательного. Ее все не покидало чувство, что он может быть реальным и что именно вот в этот момент ее капитан может оказаться где-то рядом. Это было приятно, но, тем не менее, волнительно.
    Вот только долго оставаться в приятной дреме ей не дали. Сигнал о том, что кто-то взламывает замок на шлюзе стыковки с доком, привел ее основные системы в действующее состояние. Лису озадачил тот факт, кому это могло прийти в голову угнать живой корабль, тем более с охраняемой орбитальной станции. Этот чудик должен был потерять остатки разума, что б решиться на такое.
    Корвет приглушила все системы, делая вид, будто незваный гость ее никоим образом не потревожил, и заняла выжидательную позицию. Но долго ждать не пришлось: несколько минут, и лазутчик замелькал на внутренних камерах. На вид это был человек, молодой и, наверное, симпатичный — в людской красоте Лиса не разбиралась, для нее все двуногие были на одно лицо. Однако, на неожиданном госте была форма Звездного Флота — эти нашивки корабль могла узнать где угодно, даже с отключенными визорами — что сразу привлекло ее внимание.
    А курсант тем временем продолжал пробираться по палубам, открывая одну за другой двери универсальным кодом доступа младшего лейтенанта. Лиса мгновенно просчитала конечную цель его перемещения, человек намеревался попасть на мостик. «Зачем ему это?» — спросила она себя. Интерес? Спор? Развлечение? Эли двуногие существа могли сделать все что угодно, их действия не всегда поддавались логике.
    Вторженец миновал предпоследнюю дверь. Пора ли вмешаться? Лиса решила подождать, ей стало любопытно, что же замышляет этот человек, раз так далеко зашел. В любом случае она еще успеет откачать с палуб воздух до такой степени, что бы пришелец лишился сознания, и отправить сигнал на базу. Она еще успеет, а пока будет наблюдать.
   
    ***
   
    — Ну же, сладенькая, впусти меня, — ласково попросил Дима.
    Дверь отчего-то отказалась принимать код, который он до этого успешно использовал. За этой дверью была его конечная цель, и если пароль сейчас не сработает, ему придется искать другой способ, как проникнуть в рубку. Вообще, увидев корвет в транспортных доках, Роуз удивился — он видел корабли такого типа на внутрисистемных гоночных трассах, когда еще был ребенком и засматривался такими программами. Поэтому увидеть такое чудо в зоне транспортировки — Дима просто не мог пройти мимо.
    Первоначально в его плане значилось только одно: отчалить на более-менее пригодном для сражения корабле пусть даже с самыми захудалыми оборонительными системами. Но целый корвет — такого подарка судьбы он никак не ожидал.
    — Давай же, не противься, — парень в очередной раз ввел пароль.
    Лампочка индикатора заминала вновь, ожидая отклика от головной программы. Мигнув еще пару раз, она снова потухла. Дима выдал разочарованный стон и стукнул по панели кулаком, выплескивая эмоции. Удивительно, но это помогло: экранчик осветился зеленой надписью «открыто», а створки двери с характерным шипением разъехались в стороны.
    — Так вот какая ты внутри, — кадет затаил дыхание от восхищения. А тут было на что посмотреть.
    Капитанское кресло находилось посередине и чуть возвышалось над остальной палубой, вокруг веером раскинулась панель управления, условно поделенная на две части, одна из которых отвечала за орудия и их наведение, а другая — за управление различными системами корабля. Перед креслом находилось обзорное окно, защищенное энергетическим щитом, которому практически невозможно пробить. Так же на корвете имелась карта галактики — на ней подсвечивались корабли и объекты в радиусе нескольких световых лет. При желании карту можно было перевести в интерактивный режим: над полом воспаряло трехмерное изображение реального мира, вражеских кораблей, поля боя и много другого в масштабе, который можно отрегулировать. В нишах на стенах судна располагались панели контроля состояния систем корабля и окружающей среды.
    «И как такое чудо угодило в транспортники» — подивился Дима.
    Но времени на размышления уже не осталось. Битва давно началась! Возможно, враг даже одерживает победу, а он тут бездействует! Роуз содрогнулся от такой мысли, но сразу отбросил лишние эмоции, занимая место пилота. Медлить больше нельзя.
    — Та-а-ак, — протянул он, потирая руки и разглядывая, переливающуюся всеми цветами, панель. — Как же мне тебя завести, крошка? Время не ждет…
    Дима нажал на кнопку, коротая в уставных справочниках, симуляторах, да и на учебных моделях кораблей отвечала за запуск двигателя. Но почему-то вместо привычного гула и едва заметной дрожи от работающего мотора, по всему кораблю зажегся свет, а его самого приковало к сидению ремнями безопасности, механически заключившими его в свои объятия. На экране стал появляться текст.
    — Ты кто? — гласила надпись, за ней незамедлительно последовала другая. — Зачем ты проник на мой борт?
    — Да мне страшно везет, — Роуз даже не удивился, даже наоборот обрадовался. — Попал на живой корабль!
    — Отвечай, — настойчиво потребовали от него.
    — Ладно-ладно, не сердись, Лисичка, — обезоруживающе улыбнулся Дима, вертя головой и пытаясь отыскать камеру. — Будущий капитан Дмитрий Роуз, но давай познакомимся чуть позже? У нас совершенно нет времени. Всего в нескольких прыжках от нас идет война! И если мы не прибудем на помощь — весь наш мир обречен. Но, что бы попасть туда быстро и вовремя, мне нужна ты. Так что, солнышко, ты согласна со мной сотрудничать по-хорошему? Или же мне придется на время отключить твой мозг?
    Молчание затянулось, парень ненароком подумал, что система зависла, не в силах переварить его напор, но тут на экране выскочило очередное сообщение.
    — Ты мой капитан?
    — Детка, если ты так просишь то да, я твой капитан, — на его лице заиграла торжествующая улыбка.
   
    ***
   
    Неужели, мечта сбылась? Неужели, все будет так нелепо и глупо? Лиса не знала, каким должен быть настоящий капитан, но она точно никогда не слышала, что бы они взламывали корабли или крались по палубам словно воры. Согласиться с тем, что этот человек вызвался быть ее капитаном, но до этого пытался ее угнать… Люди странные создания.
    Лиса наблюдала за внезапно обретенным капитаном через внутренние камеры. Чем дольше она его рассматривала, тем более значимым он ей казался. Даже капитану из сна не сравниться с Димой: у того не было ни лица, ни тела, а этот реальный и живой, Лиса даже чувствовала тепло сквозь кресло.
    Но в мечтах эта встреча выглядела куда более торжественно, чем вышло на самом деле.
    — Солнышко, ты опять зависла? — человек постучал по панели.
    Лиса недовольно замигала лампочками.
    — Нет.
    — Тогда я не понимаю, почему мы до сих пор стоим! Надо отшвартоваться и выйти из доков, — Дима водил пальцами по кнопкам, чем доставлял немалое удовольствие Лисе, только сама корабль не могла понять, зачем он смущает ее.
    — Я бы справился с этим и сам, но кое-кто меня блокирует, — капитан многозначительно взглянул на экран, уверенный, что там спрятана камера.
    — Ты не собираешься рассказать о том, куда мы направляемся?
    — Повторюсь для особо внимательных корветов, в нескольких прыжках от нас война и нам надо попасть на поле боя, — в голосе человека сквозило раздражение. — Обязательно по нескольку раз переспрашивать? О! Я придумал. Давай я расскажу тебе все по дороге, договорились?
    — Я не сдвинусь с места, пока не получу ответ, — с этими словами электричество в рубке пропало, впрочем как и гравитация, гул работающих систем стих, и Дима мог поклясться, что из-за наступившей тишины он слышит о чем переговариваются где-то на других кораблях.
    Роуз воспарил над креслом с недовольным выражением на лице, летать в невесомости по всей рубке ему не давали все те же ремни безопасности. Лисе было страшно интересно, куда так рвется ее капитан, ведь можно было провести это время куда увлекательней, чем лететь на какую-то войну. Из исторических файлов, Лиса знала, что войны несут за собой многочисленные жертвы, поэтому добровольно отпускать человека на смерть она не собиралась.
    — У-у-у! — взвыл Дима. — Ладно-ладно! Только слушай!
    Лиса вернула свет и гравитацию, все сенсоры приготовились внимать истории человека.
    — Если ты просматривала новости последних месяцев, то могла заметить, что наш сосед — Фенрикская Империя — делал все для того, чтобы вспыхнула очередная война. Наши никак не отвечали, стараясь сохранить нейтралитет. В конечном итоге такая позиция Содружества надоела Империи. Я сам только вчера узнал, что нам объявлена война. Всех кадетов старших курсов туда направили — на счету буквально каждый.
    — А ты? — мгновенно отозвался корабль. — Почему ты не полетел со всеми?
    — Не перебивай! — фыркнул Дима и смущенно отвел глаза, не очень-то он любил лгать. — У меня особое задание: подоспеть в нужный момент и подсобить нашим. И если бы не одна вредная особа, не будем называть имен, то я давно бы был на месте.
    Лиса почувствовала бы себя виноватой, если бы в ее программу было бы заложено больше человеческих чувств, но она лишь недоумевала. Люди такие хрупкие: чуть какая перегрузка и они мгновенно погибают, да и в общем курсе анатомии человека, который все корабли проходили в начальных обучающих группах, было описано много нюансов относительно выживаемости «создателей». Другое дело корабли: главное не повредить центральное ядро, а обшивку можно всегда восстановить.
    — Война — это очень страшно, мой капитан…
    — Нет, и ты туда же! — разозлился Дима, а текст продолжал выводиться на экран.
    — …но раз ты решил, значит, мы должны лететь.
    — Вот! Вот это по-нашему, детка! — воскликнул он. — Прямой курс на Глаз Дракона.
    Лиса отшвартовалась от станции и вышла из доков на малом ходу, удаляясь на безопасное расстояние. Понадобилось немного времени, что бы накопить энергию достаточную для далекого прыжка, а поэтому она успела спросить:
    — Капитан, пока мы не отправились. Что мы увидим там по прибытию?
    — Две великие армады, -Дима почесал затылок. Он уже ввел координаты, согласно которым он и Лиса должны были оказать где-то на окраине общего поля битвы — это даст им время осмотреться и разведать обстановку. Капитан еще раз перепроверил данные и выдохнул, — или то, что от них осталось…
    — Дима, это опасно, — в последний раз попыталась отговорить его корабль.
    — Я твой капитан! Ты должна меня слушаться, и если я решил, что мы летим спасать мир — будь добра подчиниться.
    Лиса помолчала. Все ее естество кричало об обратном, но долг требовал подчиниться.
    — Системы готовы к прыжку, капитан, — сухо проинформировала система
    — Провожу последнюю проверку, — Дима привычно скользнул взглядом по панелям состояния бортовых систем. — Старт!
    Лиса сорвалась с места, мгновенно уходя в прыжок.
   
    ***
   
    В таких меж пространственных прыжковых коридорах Дима был только в симуляторах, так что в полной мере оценить все ощущения от настоящего прыжка смог только сейчас. Сначала парню казалось, что он раздвоился: одна его часть с бешенной скоростью унеслась вперед, другая же оставалась неподвижна. Все окружающие предметы будто вытянулись, словно кто-то невидимый потянул их за собой. Сами движения замедлились и будто повторялись, даже голос стал тягучим, а слова с неохотой покидали горло. Последнее, кстати, очень позабавило Диму: за эти короткие несколько секунд, которые показались молодому капитану вечностью, он успел повеселиться, экспериментируя с собственными ощущениями в пространственном туннеле, восхититься неописуемой красотой подпространства и даже в очередной раз скользнуть взглядом по панелям контроля систем корабля.
    В отличие от телесной заторможенности, мозг работал куда быстрее. Мысли проскальзывали одна за другой, практически не задерживаясь и накапливаясь бесконечными вопросами где-то в подсознании, но только одна настойчиво крутилась в голове, привлекая внимание: что он будет делать дальше?
    Да, у Димы был план: сбежать из Академии, угнать корабль, а потом мимоходом спасти родной мир от вражеского нападения. Вот только каким образом он его спасет, как поможет и что для этого ему потребуется — вот тут и возникала загвоздка. Конечно, можно придумать тысячу и одну возможность того, как поведет себя враг в определенной ситуации, но для этого нужны были факты, донесения разведки и все в этом духе, что-то, на что можно было бы опереться. Дима не мог припомнить говорили ли на лекциях что-то по поводу врага, а из статей в газетах многого не узнаешь. Поэтому предстояло связаться с союзным флотом. Роуз верил, что те от помощи не откажутся, а он подоспеет как раз вовремя, что бы и во врагов пострелять и погеройствовать вволю.
    Медленно-медленно на лице парня расцвела самодовольная улыбка. Он — герой. Дмитрий Роуз — герой Арбола и всего Содружества! В его мечтах ему уже воздвигли монумент и поставили статуи, точно отражающие его геройскую внешность.
    Сознание вернулось в норму, когда они вышли из прыжка. Ощущение было такое, будто Дима со всего маху врезался в самого себя, он буквально каждой клеточкой ощутил, как впечатался в сознание, ускользнувшее еще в самом начале. Но все эти чувства мигом затмила представшая его взору картина.
    Лиса тоже остановилась, отключив двигатель.
   
    ***
   
    Лиса вышла из прыжка и застыла на месте.
    Вокруг были обломки — сотри тысяч развороченных кораблей. Лисе казалось, что она даже слышит стоны тех несчастных, что еще оставались живы. Это вогнало ее в ужас! В животный ужас. Ей хотелось тут же развернуться и лететь, лететь как можно дальше от этого места. Но она не могла пошевелиться, двигатель отключился, как только они вышли из прыжка, а включить его снова она не могла без посторонней помощи, слишком велик был страх.
    — Лиса! Да что с тобой? Лиса! — кричал Дима, пытаясь вернуть интеллект корабля из прострации и одновременно поднять щиты, что бы их ненароком не сбили, отключенный движок сейчас был не самой главной проблемой.
    — Они…они все…мертвы? — строчка бежала по экрану.
    Приборы выдавали аномальные значения, шкаля по всем параметрам, эмоциональное состояние Лисы сильно сказывалось на работоспособности системы. Руки парня метались по панели, возвращая управление под свой контроль.
    — Успокойся, девочка, и возьми себя в руки! — зашипел он, выполняя маневр уклонения, тем самым нырнув под летевший на Лису фрагмент чужого корабля.
    — Но…
    — Да! Черт возьми, да! Потому что это война, Лиса, и если ты не возьмешь себя в руки — мы закончим, как они!
    Капитан. Ее капитан. Как бы она не боялась, не желала сбежать и спрятаться на тихих орбитальных станциях, но она должна защитить своего капитана любой ценой — это было самое важное. В этот момент поднялись щиты, а радар стал осторожно прощупывать окружающее пространство.
    — Так-то лучше. А теперь орудия наизготовку. Что там хоть у тебя есть? — спросил Дима скорее у самого себя, так как уже вызвал характеристики вооружения и быстро просмотрел текст. — Неплохо, очень неплохо. А теперь, давай разведаем обстановку?
    Лиса на маневровых едва-едва «выглянула» из-за крупного обломка, предоставляя человеку обзор на поле боя. Лазерные лучи непрекращающимся потоком летели с двух фронтов. Мелкие корабли-дроны сновали туда-сюда, обстреливая вражеские судна или перехватывая часть снарядов, летевших во флагманские линкоры. Дима только сейчас смог оценить насколько огромна армия противника и как мало союзников осталось в строю. Пока они поражались масштабами происходящего, прямо на их глазах взорвался очередной корабль: цветок взрыва неожиданно расцвел прямо посреди поля боя, но тут же схлопнулся, затмеваемый разлетевшимися обломками. На одном из них парень заметил эмблему Академии.
    Лиса снова затряслась от очередного приступа охватившего ее ужаса. Дима закусил губу — он тоже боялся, боялся, что на том корабле мог оказаться его друг. Но это было меньшее из зол, которое можно было бы вообразить. За спинами вех тех, кто сегодня боролся за будущее всего Содружества, стояли мирные планеты и их жители: женщины, дети, старики — которые нуждаются в защите.
    — Соберись, — рявкнул он, — своим бездействием мы им никак не поможем. Лиса, установи связь с кем-нибудь из наших и начинай двигаться в сторону союзников. Пока на маневровых, я скорректирую курс. Из обломков не выходить, засекут — медлить не станут.
    Руки капитана управлялись с набором команд, будто это был вовсе не полет, а игра на специфическом музыкальном инструменте, где клавиши — кнопки и переключатели, а музыка — очередной маневр. Пока мозг корабля сосредоточился на установлении связи, Дима легко уходил от фрагментов кораблей. Где-то среди этих металлических обломков летали тела людей, но об этом парень старался не думать, сконцентрировавшись на полете.
    — Капитан…
    — Удалось связаться с кем-нибудь? — быстро произнес он.
    — Понимаешь…
    — Да что с тобой не так, корабль? Почему твой компьютерный мозг выдает вместо коротких информативных ответов, нечто эмоционально окрашенное, — поразился Дима, на мгновение расслабляясь. — Ладно, это я так, не принимай в серьез. Так что у нас со связью?
    — Мне не отвечают. Кажется, это была не лучшая идея.
    Лиса на короткое время замолчала, но тут же пришло новое сообщение.
    — Дим, они направляют орудия в нашу сторону! Между кораблями проскальзывает информация о шпионе…Капитан, они говорят о нас.
    Корвет прекратила движение, застыв за крупным фрагментом. Дима озадаченно почесал затылок.
    — Что ты им такого сказала, что нас приняли за шпионов?
    Лампочки в кабине смущенно притухли.
    — Корабль типа Корвет Лиса. На борту человек-капитан Дмитрий Роуз. Мы желаем помочь.
    — И это все на общей частоте? Сразу видно человека… — Дима осекся и продолжил правильно, — корабль совершенно не имеющий отношения к военному делу! Но не время тебя учить… Значит шпионы…тебе не смешно, Лиса?
    — Корабли не умеют смеяться.
    — Это когда…ай, ладно, — махнул Дима рукой. — Уходим, но только тихо, что б нас и не видели. Двигаемся в сторону врага под прикрытием обломков. Кажется, у меня есть план.
   
    ***
   
    — Давай, солнышко, поиграем в шпионов.
    — Капитан, объясните.
    — Ну же, включай свое совсем не компьютерное воображение, крошка! Почему бы нам и не побыть шпионами и не разузнать для наших войск что-нибудь интересненькое! — Дима потер руки, предвкушая что-то невероятное, и вернулся к управлению.
    Корабль приподнялся над общим количеством мусора и приглушил системы, надеясь, что и их примут за один из многих погибших кораблей. Теперь весь экран занимала вражеская армия, из которой главным образом выделялся только один корабль, отличавшийся от всех своими размерами и необычным видом
    — Ты тоже видишь эту штуку? — Дима уставился на неопознанный объект.
    — Это не штука, это корабль, — поправила его Лиса. — Корабль-оружие. По мои прикидкам, если у него будет достаточно энергии, что бы зарядить гигантскую пушку — от нашего флота не останется и следа — залп прорежет ряды кораблей и далее лежащие системы, будто раскаленный нож масло.
    Дима свистнул.
    — Это плохо. Но вот сравнений я никак от тебя не ожидал…Лиса, на девять часов! Маневр уклонения!
    Удар сотряс палубы.
    — Ты как?
    — Пробит склад на второй палубе. Я его изолировала. Ничего серьезного.
    — Чудно! Три часа — лазерный огонь! — Дима только и успевал набирать команды. — Кажется, они нас окружают. Лиса, обзор по периметру.
    Экран тут же раздробился на более мелкое количество частей. Капитану предстала панорама боевого пространства, но времени любоваться красотами не осталось. Группа особенно пронырливых вражеских крейсеров успешно окружала Лису, не прекращая огня ни на секунду.
    — Мы с ними не справимся: экранирующее поле, плюс броня, да и вооружены они лучше нас, — заключил капитан. — Вижу окно по правому борту. Мы должны прорваться! Не жалей обоймы, дорогая! — весело закончил Дима, отправляя ответный залп противнику.
    — Лазеры нуждаются в до зарядке, торпед не осталось.
    — Паршиво…наша маскировка их не обманула, — капитан не весело усмехнулся.
    Кольцо сужалось. Дима подключил ускорители, силясь вырвать Лису из капкана и юркнуть в безопасный пояс обломков.
    — Нам нужно сбить тот эмм… опасный корабль. Только как сделать это с нашим вооружением…Лиса, ты определила тип оружия?
    — Затруднительно, но я зафиксировала на данный момент минимальные выбросы радиоактивных частиц и электромагнитных импульсов. Я склоняюсь к вводу, что это разновидность плазменного оружия.
    — То есть, ты хочешь сказать, что это огромный бластер? — Диму это отчего-то рассмешило.
    — Сосредоточься, нам этот «огромный бластер » надо деактивировать.
    — Вот как ты заговорила, — в том же шутливом тоне ответил ей парень. — Но в данный момент мы должны выбраться из этой ловушки. Впереди, прямо по курсу. Они замыкают кольцо! Много у нас заряда?
    — Хватит на пару выстрелов, не больше…
    Но было уже поздно.
    Вражеские корабли подошли, чуть ли не вплотную. Лиса уже не могла уклоняться, ее расстреливали в упор. Система сообщала о многочисленных пробоинах и утечках. Сирена гудела не переставая.
    Сознание покрывалось туманной дымкой, а руки не слушались и до неприличия медленно пытались исправить положения. Часть отсеков пришлось изолировать, из-за пробоин — оборвалась часть кабелей, поэтому пришлось перенаправлять энергетический поток и нагружать другие ветки. Дима обесточил неиспользуемые палубы, снизил жизнеобеспечение до минимума, откачал воздух со всего корабля, кроме рубки, отключил гравитацию — в общем постарался свести энергетические затраты до минимума, а любую свободную энергию направить на подзарядку лазеров.
    Удар, еще удар. По кораблю палили не переставая.
    Кажется, Дима ненадолго отключился. Кораблей противника стало меньше, уцелевшие камеры показывали, что шестеро из десяти поспешили вернуться в строй общей вражеской колонны, оставив четверых дыбы окончательно вывести из строя разбитую Лису. Теперь у них появился крохотный шанс на спасение.
    — Лиса! Очнись, Лиса, — Дима попытался воззвать к сознанию корабля, Но оглушенная, полуслепая еще мыслящая груда живого металлолома отказывалась отвечать. Состояние корабля критическое, и если так продолжится — они погибнут, так ничего не сделав.
    Дима видел только один выход. Кораблей из оцепления осталось немного, Лиса быстрее и маневреннее их даже в таком плачевном состоянии. Им бы только на ускорении и вырваться — кажется, сам двигатель не повредили.
    — Понимаешь, Лиса, — кричал парень, стараясь перекричать сирену. — У нас есть только два варианта. Два, понимаешь! Можно улететь и прожить всю оставшуюся жизнь с горечью и осознанием, что мы могли повлиять на исход битвы! А можем действительно оставить свой след в истории. Все зависит от твоего решения, Лиса…
    Какое-то время тишину прорезала тол только несмолкающий сигнал о многочисленных повреждениях, да глухие удары орудий, сотрясающие все палубы.
    — Я отправлюсь за тобой, мой капитан…
    Дима улыбнулся, ничего иного он и не ожидал — именно такой корабль он хотел бы под свое руководство в будущем, жаль, что у них так мало времени.
    — Тогда включай ускорение, сладенькая! Мы протараним этот огромный бластер!
   
    ***
   
    Лиса, превозмогая себя, прорвалась сквозь противников. Все ее большое металлическое тело болело, каждый датчик пересылал ей столько кошмарных известий об ее состоянии, что будь она человеком, то давно бы умерла от таких ран и от шока. Но она корабль и на ее борту капитан. Случайность, такая милая случайность — ее капитан наугад выбрал корабль и попал на нее. Ее капитан. ЕЕ собственный капитан! Только эта мысль удерживало ее ускользающее сознание от полной потери действительности. Она совершит подвиг, подвиг вместе с капитаном.
    Ускорение несло ее куда-то, из-за постоянных сообщениях об утечках, пробоинах, столкновениях — мелкие обломки вгрызались в ее обшивку, а дроны не упускали возможность пострелять в угрожающий главному кораблю объект — Лиса не видела куда летела. Ее камеры выведены из строя, и она надеялась только на несовершенные человеческие глаза капитана.
    Она представила, какой бы была ее жизнь, если бы тогда — боги, это же было пару часов назад! — ее не нашел капитан. Она бы вновь и вновь перевозила бы грузы, пока бы не проржавела до основания и не умерла бы где-то на задворках системы. На смену удручающим картинам пришли более радужные, о их с капитаном будущем. Все как во сне, только теперь у ее капитана есть лицо и вполне живое, пока живое, тело.
    Из полу бредового состояния ее вытянул голос Димы.
    — Знаешь, Лиса, я ведь мечтал стать капитаном именно такого корабля, как ты, — усмехнулся парень, откидываясь на спинку кресла. Теперь от него мало что зависело, все шло своим чередом.
    До столкновения оставались считанные минуты. Они с огромной скоростью неслись на вражеский корабль. Мысли проносились в основном компьютере Лисы со скоростью света, она хотела бы о многом поговорить с Димой, обсудить столько тем, вот только времени у них осталось катастрофически мало, а воспроизводить слова на экране — это казалось таким долгим.
    — Ты уже мой капитан, — ответила ему Лиса, и лампочки на панели засветились белее мягче.
    — На очень короткое время. Знаешь, было бы здорово бороздить пространство вместе, открывать миры, изучать планеты…
    — Обещай.
    — Что обещать, детка? Сейчас я согласен на все, — в притворно веселой манере заявил капитан.
    — Обещай, что мы встретимся в другой жизни.
    — Хей, Лиса, а ты точно корабль? Быть может, в отсеке головного ядра скрывается очаровательная девушка, а вовсе не набор плат и микросхем? — игриво подмигнул парень монитору. — Если будет следующая жизнь, то мы точно встретимся.
    Лиса встрепенулась. Лампочки в рубке засияли ярче от счастья. «Мой капитан» было последнее, что высветилось на экране.
    Лиса протаранила корабль-пушку. Она, словно маленькая торпеда, пронзила его корпус, пробираясь к главному ядру. Какой-то миг и оба корабля объяло пламя, разорвавшее их изнутри. Основная сила противника была разбита.
    На этом битва закончилась. Потеряв грозное оружие, противники вынуждены были в спешке бежать, поджав хвосты. Содружество победило!
   
    ***
   
    — Прошу вас, ребята, не разбредайтесь, — попросила молодая девушка-экскурсовод, она немного устало, но добродушно наблюдала за группой детей лет четырнадцати, у которых сегодня вместо урока истории был назначен поход в музей.
    — А кто мне скажет, кому посвящена эта статуя? — гид внимательно оглядела заскучавших чад, но не получила никакого отклика с их стороны, только один худенький в очках кроха вечно тянул руку. — Что,, кроме Ника, больше никто не знает эту историю? Как вам не стыдно, этот подвиг совершил ваш земляк, а вы даже не знаете, что он сделал, — она покачала головой и кивнула умнику — так в сердцах окрестила она мальчика, радовавшего ее ответами на историческую тему. — Давай, Ник, просвети своих одноклассников.
    — Эта статуя посвящена подвигу капитана Дмитрия Роуз и живого корабля Лисы. Принеся себя в жертву, они решили исход сражения — армия Содружества победила, — мальчик поправил сползшие на нос ночки. — Поэтому сейчас мы можем наслаждаться миром и спокойствием.
    — Умница! Вот, класс, берите пример с Ника! — закивала экскурсовод. — Ты абсолютно прав, в мраморе лучшие мастера изобразили Дмитрия и его корабль. Скажу вам больше, на тот момент, когда ему пришлось совершить подвиг — ему было всего двадцать два…
    По ребятам прокатился шепоток: «Фу, такой старый!». Девушка смолчала и еще раз улыбнулась : это же просто дети и они пока не понимают всей значимости совершенного подвига.
    — Его подвиг вошел в ваши учебники по истории, поэтому подробнее останавливаться на этом не будем — нам надо столько еще осмотреть! — всплеснула она руками. — А теперь класс пройдемте в зал изобразительного искусства и наглядно рассмотрим всю историю становления Содружества: начиная от времен Первой войны и заканчивая последним подписанным договором. А кто мне скажет…
    Девушка повела ребят дальше, рассказывая и спрашивая про тот или иной исторический момент.
    Солнечный луч упал на забытое кем-то зеркало на подоконнике и отразился на мраморной щеке героя. Он был точь-в-точь как в жизни: широкие плечи, гордо поднятая голова и немая уверенность в том, что именно его корабль спасет его из любой ситуации.
    Уходя, девушка бросила на мраморного героя полный грусти и боли взгляд. Она будто винила себя в его гибели, но при этом не могла сдержать всю ту нежность, которую испытывала когда-то к этому человеку.
    — Мой капитан… — беззвучно шепнула она, уходя вместе с группой ребят.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

28.01.2023
Ирина Безрукова призналась, что ее сердце свободно
Актриса описала мужчину своей мечты.
28.01.2023
Большая икра — ставки и выигрыш. Как Россия подсадила Европу на деликатес
В XVI веке на Западе не очень-то понимали, что такое икра, и даже ею брезговали. Однако жесточайшая конкуренция Англии и Голландии за право её вывоза из России вызывала жгучий интерес — а вдруг это и впрямь ценная вещь? Понимание пришло потом...
27.01.2023
Умерла британская актриса из фильма «Королева» Сильвия Симс
Она ушла из жизни на 90-м году жизни.
27.01.2023
Петр Тодоровский получил «Золотого орла» за сценарий к «Здоровому человеку»
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Хлынина и Стычкин получили «Золотого орла» за лучшие роли на телевидении
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Директор музея в Крыму обвинил в предвзятости генпрокурора Нидерландов
Андрей Мальгин оценил его позицию по «скифскому золоту».