Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 327 Комментариев: 2 Рекомендации : 0   
Оценка: 6.00

опубликовано: 2013-07-30
редактор: Владислав Резников


ПОРА СОБИРАТЬ КАМНИ | ниво | Юмор | Проза |
версия для печати


ПОРА СОБИРАТЬ КАМНИ
ниво

Когда заседание кафедры подошло к концу, заведующий сказал:
     — Поступило распоряжение ректората...
    Все притихли, забыв про журналы мод, кроссворды, свежие оппозиционные газеты. И уставились на шефа. Потому, что знали: любое упоминание о ректорате, как о нечистой силе, — ничего хорошего не сулит. А шеф медленно, с расстановкой продолжал:
     — От нашей кафедры один сотрудник должен неделю отработать в колхозе.
    Профессор Поддубенский встал с места и удивленно спросил:
     — Прошу прощения, вы не оговорились?
     — Нет, — ответил заведующий. — А что вас, уважаемый профессор, смущает?
     — Вы сказали — «отработать в колхозе». Но разве они еще существуют, эти колхозы?
    На что доцент Петренко ответил:
     — Вот именно — существуют. А председатели колхозов живут. И хорошо живут. Вот только колхозников нет. Разбежались кто куда или спились. И некому работать.
    Профессор Поддубенский спросил опять:
     — Извините, а какая работа предстоит в колхозе? Картошку копать?
    Я не выдержал и сказал:
     — Какую картошку? Посмотрите в окно — апрель на дворе.
    А заведующий кафедрой пояснил:
     — Мы должны помочь колхозу собирать камни.
     — Камни собирать? — удивился профессор Поддубенский. — А зачем они нужны колхозу-то?
     — Зачем-зачем? — это опять доцент Петренко. — Раньше колхозам доводился план по зерновым, а теперь — по камням. Если НАТО к нам сунется — забросаем его камнями.
     — Доцент Петренко, вы все шутите. Но в самом деле интересно, зачем колхозу камни? Солить, что ли? — спросила ассистентка Курбацкая. А Доцент Петренко продолжал:
     — Очень нужны. Председатель надумал строить каменную «китайскую стену».
     — Чтобы защитить колхозные поля? — не переставала удивляться ассистентка.
     — Какие поля? Он решил воздвигнуть «китайскую стену» вокруг своего трехэтажного особняка, — пояснил доцент Петренко.
     — Для защиты от рэкетиров, — высказала догадку профессор Поддубенский.
     — Каких рэкетиров? Для него голодные колхозники, которым он с прошлого года не выдаёт зарплату, страшнее любых рэкетиров.
     — Странно, — не унимался все тот же профессор. — В советские времена камней не собирали. А теперь откуда они взялись? Кто их посеял?
     — Это такие всходы дала аграрная политика, которую несколько десятилетий осуществляла на селе партия — ум, честь и совесть нашей эпохи, — сказал доцент Петренко.
     — И что, на камни ныне урожайный год? — недоуменно спросила ассистентка Курбацкая.
     — Очень, — сказал доцент Петренко. — И еще как минимум пятьдесят лет мы будем пожинать богатый урожай этой политики.
     — Темные люди, — вступил в разговор я. — Не знаете, что камни собирают для того, чтобы подготовить некоторые участки поля к посевной.
    Тут заведующий кафедрой обратился ко мне:
     — Доцент Волынец, вы так хорошо разбираетесь в сельском хозяйстве. Вот вы и поедете в колхоз. А практические занятия вместо вас проведет ассистентка Курбацкая.
    «Ну вот, напросился», — подумал я и возмущенно заявил:
     — Почему я? Опять я. В прошлом году я ездил на сено, в позапрошлом — на картошку.
     — Вот видите, у вас уже большой опыт работы в колхозе. Лучше вас с поручением ректората никто не справится.
     — А почему бы не поехать ассистентке Курбацкой? А я за нее проведу занятия, — предложил я.
     — Мне? Собирать камни? — кокетливо фыркнула ассистентка Курбацкая. — Я их не подыму.
    И опять вмешался доцент Петренко:
     — Её ручками не камни подымать, а совсем другое...
     — Тогда езжайте вы, — прервал я доцента Петренко. — Вы ведь также член нашей кафедры. А никогда не ездите в колхоз.
    Тот вскочил с места и взволнованно заявил:
     — Да, я — член... я член кафедры. Но я, однозначно, не могу. И вот почему — из-за политических убеждений.
    Все члены кафедры уставились на него.
     — Из-за каких таких политических убеждений?
     — А вот из-за каких. Я считаю, что время собирать камни еще не наступило.
     — Как, они еще не созрели? — недоуменно спросила ассистентка Курбацкая.
     — Причем тут «созрели», «не созрели». Всему есть свое время: время разбрасывать камни и время их собирать. Так вот я считаю, что в нашей стране время собирать камни еще не наступило. Пусть в колхоз едет профессор Поддубенский. Он тоже член... нашей кафедры. И у него нет никаких политических убеждений.
     — Извините, я не могу, — возразил профессор. — У меня проблемы со зрением.
     — У него проблемы со зрением, — съязвил доцент Петренко. — Дальше своих желтых конспектов ничего не видит.
     — Успокойтесь, доцент Петренко, — сказал шеф. — Решено: в колхоз едет доцент Волынец.
    Тут все сочувственно посмотрели на меня, повскакали с мест и в мгновение ока кафедра опустела.
    Дома с порога я заявил жене:
     — Собери мои вещи.
    Жена испуганно всплеснула руками. Я поспешил её успокоить:
     — Это не то, что ты подумала. Я еду работать в колхоз.
     — Опять в колхоз? Ты уже стал почетным колхозником.
     — По четным и по нечетным. Я еду на неделю.
    Жена спросила:
     — Но что там делать в апреле-то? Ведь картошка еще не выросла.
     — Её еще не посадили. Я еду собирать камни.
     — Камни? — удивилась жена. — Дожили. Уже в колхозах, кроме камней, нечего убирать.
    За обедом жена сказала:
     — Наденешь синий костюм — папин подарок. Помнишь, в советское время папе, как ветерану войны, выдали талоны на дефицит. Один талон — на костюм, второй — на джинсы, а третий — на роликовые коньки. Тогда этих вещей было не достать. Это сегодня на роликах катается весь двор, сбивая с ног этих уважаемых ветеранов войны и труда.
    Я вспомнил:
     — Тот синий костюм? Фабрики «Коминтерн»?
     — Да, — ответила жена. — Он уже три десятилетия висит в шкафу, ни разу не надеванный.
     — Но как его надевать, если один рукав впору, а второй — на два размера длиннее. Левая пола короче правой. И штанины разные по ширине. — Возмутился я и добавил:
     — Такой костюм, как никакой другой, подходит для работы в поле. Все птицы будут облетать посевы стороной.
    Председатель колхоза встретил нас с распростертыми руками. А в руках — кошёлки и ведра для сбора камней. Разобрав инвентарь, мы принялись за работу. Построились в шеренгу и пошли по голому полю вдоль железнодорожного полотна.
    Весна нынче наступила рано, и горожане поспешили на дачи. Из окон электрички они недоуменно смотрели на нас. Пытались угадать, чем мы занимаемся: или еще сеем или уже убираем.
    А на камни действительно оказался урожайный год. Видимо, председатель колхоза постарался. Пришлось нагибаться за ними через каждый шаг.
    Я в своем новом, не разношенном, костюме испытывал некоторое неудобство. Когда я наклонялся, то короткая пола поднималась еще выше. Отчего весь пиджак норовил сползти через голову. Тогда я нашел выход: в левый карман положил увесистый камень. И полы пиджака тут же сравнялись. Правда, выпрямлять спину стало труднее. Зато наклонялся я теперь быстро и легко.
    К концу работы и оба рукава пиджака стали впору. Словно левая рука вытянулась, таская тяжелую кошёлку с камнями. Пожалуй, в таком виде костюм можно надеть на заседание кафедры. Правда, не вынимая камня из кармана. Хотя некоторые сотрудники нашей кафедры постоянно живут и работают с камнем за пазухой.
    В конце недели председатель вручил нам почетные грамоты и сказал:
     — Большое спасибо за работу. Вы отлично потрудились. Приезжайте еще. Мы будем ждать, особенно Вас, уважаемый доцент Волынец. Вы приезжайте к нам и во время посевной, и в уборочную страду, когда много птиц над полями. Но обязательно в этом костюме. Тогда виды на урожай у нас будут значительно выше.
    И он любовно поправил полы моего пиджака. Обнаружив камень в кармане, председатель смутился и добавил:
     — Ну что ж, на любой работе человек имеет право хоть на какую-то долю продукта.
    Домой возвращался электричкой. Правда, перед этим выбросил камень из кармана. Отчего полы пиджака поднялись и перекосились значительно больше, открыв огромные пузыри на коленях.
    Девочка, которая зашла в вагон электрички, увидев меня, воскликнула:
     — Мама, смотри, дядя похож на волка!
     — Такой страшный? — спросила мама.
     — Нет, такой смешной. Помнишь мультик, когда волк, надев костюм огородного пугала, гнался за зайцем по электричке.
    Дома жена, взглянув на мой костюм, всплеснула руками:
     — Во что ты превратил дорогой папин подарок?
    А на грамоту посмотрела, как на пупырчатую жабу.
     — Отнеси её на кафедру и повесь на самом видном месте, — сказала она. — Пусть красуется рядом с твоими дипломами, полученными на отечественных и зарубежных научных конференциях.
    А я подумал: «Пожалуй, она права. Пусть грамота висит на кафедре как напоминание всем, что время разбрасывать камни уже прошло. Наступила пора собирать камни».

 




комментарии | средняя оценка: 6.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

22.02.2024
Чрезвычайный русский посол. Как иностранцы мешали нашему промыслу сельди
Великобритания сумела продавить решение, запрещающее нашим судам вести рыбный промысел в Северной Атлантике. В той рыболовной зоне, которая совместно контролируется Британией и Фарерскими островами.
22.02.2024
Захар Прилепин рассказал про «культурную оккупацию» России
На популяризацию той же Улицкой или Алексиевич работала не только российская, но и западная медийная машина.
21.02.2024
Писатель Олег Рой возмутился отсутствием в России фильмов про СВО
Эксперт предложил разработать сериал о совершающем подвиг новобранце.
21.02.2024
География - 89 регионов. Фонд культурных инициатив завершил прием заяво
Президентский фонд культурных инициатив завершил прием заявок на второй конкурс 2024 года. Впервые они были направлены от творческих команд из всех 89 регионов России. Общий финансовый запрос составил более 39 млрд рублей.