Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 513 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2010-07-22
редактор: Анатолий Стафеев


Судьба кидает нас | unona | Рассказы | Проза |
версия для печати


Судьба кидает нас
unona

В подъезде пахло кошками и кислой капустой. Владлену эти запахи напоминали детство, родителей, годы, когда ему было так комфортно. В этом подъезде прошли лучшие годы его жизни. В квартире номер семь на втором этаже.
    Владлен родился в тридцать девятом. У его мамы Эстер Наумовны уже росли две дочери от первого брака: Ревекка и Геня. Первый муж Эси попал под поезд и погиб. Эся работала машинисткой в райисполкоме, а вечерами шила людям, понимая, что дочерям надо приготовить приданое. Жила семья бедно, но дружно. Эся, коммунистка до мозга костей, была твердо уверена: все пройдет и наступит светлое будущее. В тридцать восьмом году она вышла замуж за товарища по партъячейке Курочкина Николая Петровича. Он долго обхаживал гордую красавицу Эсю Дымарскую, и родилась новая семья. В тридцать девятом родился у Эси и Коли крепенький мальчишка почти в пять килограммов весом. Родители и девочки Ревекка и Геня были счастливы.
    — Коленька, давай назовем мальчика Владленом в честь Ленина, — предложила счастливая мамочка, — А фамилию дадим мою, хорошо?
    — Нет уж, Эсенька, сын должен носить отцовскую фамилию.
    Родители поспорили, Николай Петрович доказал свою правоту. На свете появился новый гражданин — Владлен Николаевич Курочкин, а для близких — Владик, Владенька, Владюшка. Сестры полюбили младшего братишку, водились с ним. Эся могла свободно оставить малыша с любой из них.
    Войну Владька помнил смутно. Семья жила в эвакуации на Урале в маленьком городе Первоуральске. Николай был на фронте, в сорок втором на него пришла похоронка.
    Осталась Эстер Наумовна с детьми одна. Ревекке было 11 лет, а Гене — 10, девочки взяли на себя заботу о маленьком братишке полностью.
    Кончилась война, но ехать было некуда: дом в Витебске разбомбили. Решилась Эстер, собрала детишек и уехала с ними в Свердловск: в большом городе больше возможностей для детей. Эстер Наумовне повезло. Она получила работу по специальности и шестиметровую комнатку в бараке. У семьи было еще семеро соседей, но это все же свой угол, свой собственный. Прошло два года. Эстер Наумовна была приглашена на работу помощником секретаря крупного завода, ей дали небольшую двухкомнатную квартиру с водопроводом и канализацией. Сколько радости было у Дымарских! Ревекка училась в техникуме, Геня — в медучилище, а Владик — в школе. Он умудрялся посещать сразу несколько спортивных секций. В конце концов, выбрал конькобежную.
    Отношения с ребятами у Владлена складывались хорошие. Владька не только был отличным спортсменом, но и заводилой: он прекрасно владел гитарой, пел, писал стихи и песни. Только школьные учителя были недовольны его поведением: Владька любил розыгрыши и смешил своих одноклассников всякими выходками и шутками.
    Жизнь становилась легче, но внезапно ушла из жизни Эстер. Схватилась за сердце, упала, и ее не стало. Геня была замужем, жила в районе «Уралмаша» с мужем и детишками, а Ревекка и ее муж проживали вместе с Владиком. После окончания школы Владик поступил в юридический институт, в свободное время подрабатывал в милиции.
    Однажды Владик остался за дежурного по отделению. Народу не было, и он читал учебник. Трое милиционеров привели с собой аккуратно одетого мужчину в наручниках. Он вел себя с достоинством.
    — Курочкин, определи его в камеру, — сказал Ливнев, молодой милиционер, — Это спекулянт. Потом начальство распорядится, что с этим типом делать.
    Конвоиры вышли, Владлен потянулся к звонку, чтобы вызвать сопровождающего, но мужчина попросил его:
    — Вы — очень молодой человек. Я понимаю, что нарушал закон, но Бог мне это простит. У меня тяжело больная жена, ей нужны импортные дорогостоящие лекарства. Вот и приходилось…На зарплату конструктора их не купить. Отпустите меня.
    — Не могу. Я вынужден оставить вас здесь. Может, чем-то другим смогу помочь? Успокойтесь. Как вас зовут?
    — Громов Евгений Петрович, а вас?
    — Владлен Курочкин. Я учусь в юридическом институте, — ему хотелось разговаривать с этим человеком. Евгений Петрович был ему симпатичен.
    — Прошу вас, отнесите записку моей жене, ее зовут Вера Александровна.
    — Я не имею права.
    — Тогда зайдите ко мне, успокойте женщину, она серьезно больна. Прошу вас.
    — Хорошо, сейчас запишу адрес. Только никому не говорите, я сделаю для вас исключение.
    — Спасибо, — сказал Евгений Петрович и расплакался.
    Владик успокоил его, он обладал даром миролюбия, от него веяло спокойствием. С Верой Александровной Владлен сразу подружился и помогал, чем мог. У Громовых была большая библиотека. Владлен приходил читать интересную ему литературу, а потом беседовал с женой Евгения Петровича о прочитанном. Евгений Петрович вскоре освободился, судья оказался справедливым. Сын Громовых с семьей жил на Севере, к супругам заходила худенькая русоволосая девушка — племянница Лидочка. Мама Лидочки, Зоя Петровна, была очарована Владленом. Она просила дочь обратить на парня внимание. Лидочка видела, что Владик неравнодушен к ней, но стеснялась его. Он сказал ей, что поможет ей поступить в юридический, Лида обрадовалась. Владик собирался стать адвокатом, поэтому решил сменить фамилию на мамину, более звучную. Так он стал Дымарским. С Лидой встречался, она поступила в институт, а через год праздновали свадьбу Лиды и Владлена Дымарских. Молодая семья жила без ссор и ждала ребенка. Малыш, которого назвали Эдиком в честь бабушки Эстер, родился ранней весной.
    Характер у Владлена был легкий и уживчивый, он ни на кого не обижался, прощал людям недостатки, ведь и сам не был ангелочком. Супруги окончили институт с красными дипломами, работали, в доме появился достаток. Владик перешел на работу в горком комсомола, жизнь в семье стала еще благополучней. Но…появилась у главы семьи и вторая жизнь, о которой не знали Лидия и родственники. Пирушки с комсомольскими работниками, переходящие в развлекательную программу с баней и девочками. Охота и рыбалка заканчивались великим разгулом. Владик стал частенько приходить домой в подпитии. Лида ворчала и отчитывала мужа, Владик выслушивал и понуро молчал.
    Лиде все это надоело:
    — Я развожусь с тобой, мне надоела твоя разгульная жизнь.
    — Никуда я не уйду, я обеспечиваю семью, — пробормотал Владик и заснул, настолько был пьян.
    Наутро Лидия собрала его вещи и сказала:
    — Расстаюсь с тобой навсегда, ясно?
    — Ясно, дорогая, что ж, насильно мил не будешь. Я понимаю: виноват сам. Все оставляю сыну и тебе.
    Так закончился их брак.
    — Владик, что ты делаешь? — сказали сестры, — В нашей семье пьяниц не было. Оставь эту работу, смотри, ты потерял свою семью, неужели это не урок для тебя?
    — Я и так ушел с работы, завтра уезжаю на север.
    — Что ты там потерял? Хорошо, что мама не знает, она бы…
    — Мамочка была умницей. Она понимала меня, заставила учиться музыке. Гитара станет моей кормилицей. Я устроился в филармонию, буду ездить по великим стройкам, давать концерты. Прославлюсь, как исполнитель и автор, вы же знаете, что я пишу песни и стихи. Исполнится мечта, вы за меня порадуетесь, сестренки.
    — Дурак ты, — сказала Геня, — пустой ты вырос, Владька. Не таким хотели тебя видеть родители.
    — Евгения, ты будешь гордиться мной! — улыбнулся Владлен.
    Владлен Дымарский гастролировал по стройплощадкам, гостил у рыбаков и охотников. Концертная ставка была невелика, но благодарные зрители кормили артиста, не забывая наливать. Когда кончился контракт, певец стал сам гастролировать по старым знакомым местам. Душа его радовалась новой жизни, песни писались сами и нравились северной публике. Он раздобрел, пообносился, не раз бывал бит по пьяному делу, но бродячий образ жизни был ему по душе. Он ни на кого не обижался, сам выбрал такой путь. Возлияния становились все более частыми. Наконец, Владлен оказался в больнице с проломленной головой и изрезанной ножом щекой. Левая рука оказалась сломанной, нос разбитым. Как он попал сюда, не помнил. Оказывается, его нашли на окраине поселка без сознания. Ни документов, ни денег при нем не было.
    Он очнулся только через три дня. Ему показалась, что у его постели сидит мама. Но это была чужая полная и немолодая женщина с мамиными, добрыми глазами.
    — Вы кто? — спросил Владлен.
    — Анна Львовна, медсестра, а ты кто?
    — Дымарский Владлен. Можно Владик. Анна Львовна, как я попал сюда?
    — Тебя Петрович- санитар наш нашел около леса. Ты в отключке был, он тебя положил на телегу и привез сюда.
    — Пьяный шибко был?
    — Не без этого. А еще без сознания и избитый сильно. Где твой дом, Владик? — спросила она таким тоном, как обычно спрашивала мама, участливо и неназойливо.
    — Не знаю. Анна Львовна, вы так похожи на мою маму. Я из Свердловска, но уже давно живу на Севере, гастролирую, пою песни, которые сам сочиняю, я — бард. Вы не знаете, при мне гитара была?
    — Гитары при тебе не было, — ответила Анна Львовна.
    — Печально, она кормила меня.
    — Зачем ты уехал из города? Мама беспокоится, и жена, может, имеется.
    — Мама давно умерла, давно. Работу потерял, жена ушла. Я не унываю, ищу другой путь в жизни.
    — Зря это. Здесь пьянка одна. Я вижу, ты из хорошей семьи. Уезжай, когда выздоровеешь, пропадешь тут.
    — Нет, останусь, там я никому не нужен.
    — Наверно, бабенку завел местную?
    — Нет, Анна Львовна.
    Он привык к этой пожилой женщине с мамиными глазами.
    — До чего вы похожи на мою маму, с вами так тепло и уютно.
    Долгими вечерами они разговаривали. Анна Львовна спросила у Владлена о его семье.
    — Моя семья интернациональная. Мама — еврейка, а отец — русский. Он погиб на фронте, я его не помню. Есть две сестры Ревекка и Евгения, они от маминого первого брака. Я работал в горкоме комсомола. Все у меня было: любимая женщина, сынок. Поверьте, горкомовцы пьют и изменяют женам, а с волками жить, по- волчьи выть. Пришлось играть по их правилам. Понравилось. Я по образованию юрист и жена тоже. Я потерял и жену, и сына. Они живут без меня и радуются. А я по городам и весям пошел, у меня музыкальное образование. Расскажите, Анна Львовна, о себе, пожалуйста.
    — Моя жизнь проста. Я — дочь крещеного, ссыльного еврея. Матушка — местная девушка сбежала с ним из дому: не хотел дед ей такого жениха. Они хорошо жили, только рано он умер: туберкулез. Мой жених погиб, я осталась одна, замуж так и не вышла. Работаю всю жизнь в этой больнице медсестрой.
    — Можно я поживу у тебя, Анна Львовна? Буду тебе вместо сына, по хозяйству помогу.
    — Конечно, Владик, только…домой тебе надо ехать. Пропадешь здесь. Подожди, дам еще одеяло: сегодня холодно, замерзнешь ночью.
    После больницы Владлен поселился у Анны Львовны в доме. Починил ей крышу и забор. По весне вскопал огород, посадил картошку. Устроился заведующим клубом в поселке. Зарплата небольшая, но Владик не страдал: заработать можно, если не хватит. Все это время был трезв, как стеклышко. Но вот снова начались выступления с гитарой, которую закупили для клуба. Слушателей было, хоть отбавляй. Снова угощали водкой и самогоном. Анна Львовна была недовольна, ворчала, но парня не выгоняла: привыкла к нему, как к родному сыну. Та и жили вдвоем. Неожиданно у Владлена пропал голос. Он шел с концерта в соседнем поселке, на него налетели, избили и отобрали все до копейки. На этот раз ничего не повредили, но голос пропал.
    — Чем мне теперь жить, Львовна?
    — Езжай в Свердловск, а то онемеешь, — сказала добрая Анна Львовна, — Здесь специалистов по этим делам нет. Захочешь, ко мне всегда приедешь.
    Так и порешили. Ревекка обрадовалась пропавшему брату, повела его к знакомому доктору. Голос к Владлену вернулся.
    — Где твои документы? — спросила Ревекка.
    — Потерял. Выдали временный документ, его тоже потерял.
    — Вот что, брат, мне все это не нравится. Восстанови документы, пропишись, устройся на работу, хватит из себя бомжа изображать.
    — Ревекка, я тебя понимаю, но работать давно отвык, только играю на гитаре и пою. Последнее время клубом заведовал, жил на квартире у женщины, она так напоминала мне маму. Анна Львовна ее зовут, у нее есть и еврейская кровь.
    — Пусть Бог хранит ее за доброту. А тебе пора ума набираться. Кстати, Эдик переехал в Питер, женился, у тебя два внука.
    — Как зовут жену сына?
    — Лида, внуки Коля и Петя.
    — Молодец, Эдька ! Когда мог, я посылал Лидке деньги для него, редко мог только.
    — Что за шрам на лице?
    — Побили, сильно побили, но не надо об этом, сестренка.
    — Сыну отец нужен был, Владик, не только деньги, простит ли он тебя за твою непутевую жизнь? Не ожидали от тебя такого, Владька.
    Владлен позвонил сыну, Эдик обрадовался и вскоре обещал приехать.
    Встреча отца и сына состоялась теплым летним днем.
    — Толстячок ты, батя, — сказал Эдуард, осматривая отца.
    — Что поделаешь, это не от котлет, а от прожитых лет, — вставил бородатую шутку смущенный Владлен.
    — Батя, ты с мамой наладил отношения?
    — Она меня воспринимает просто, как старого знакомого, и все. Это неплохо.
    — Не живи один, батя, — посоветовал Эдик, — Приведи себя в порядок. Костюмишко старенький, заношенный и старомодный. А поешь ты здорово! Я твою кассету прослушал, классно!
    — Эдька, я — жуткий лодырь, но работать надо, юристом быть уже не смогу: законы забыл.
    Владлен устроился на рынок, возил товар, ездил по всей стране. Этот образ жизни был ему по душе. Жил в комнате, которую снимал у Ревеккиной сватьи.
    У Гени был день рождения. Владлен купил ей красивую кофточку и букет цветов, взял гитару и отправился в гости. Среди гостей сестры он заметил скромно одетую женщину лет на десять моложе его. Разговорились. Он весь вечер сыпал новой знакомой комплименты. Женщина смущалась, но слушала.
    — Кто она? — спросил Владлен у сестры.
    — Ее зовут Лида Розенфельд, мы вместе работаем. Вдова, трое детей. Муж погиб на производстве. Очень хорошая женщина.
    — Милашечка, и зовут Лида. Просто наше любимое семейное имя. Чувствую, она моя судьба.
    Через некоторое время Владлен и Лида стали жить вместе. Он прекрасно относился к Лидиным детям, в доме царила музыка, и было весело. Только денег в доме не было. Тогда решил Владлен стать бизнесменом. Взял в банке ссуду и решил заняться разведением кроликов: дело выгодное. Уговорил работать с ним дядю Толю, старого приятеля по охоте и рыбалке. Дядя Толя оказался работящим. В напарники себе он взял Егора — родного племянника, человека с умелыми руками, но вскоре тот по пьянке прикончил собутыльника и сел в тюрьму. Остались компаньоны вдвоем. Тут и начались у них разногласия и раздоры. Не нравилось трудяге Анатолию, что Владлен мало времени отдает работе, а командовать любит.
    — На фига мне командиры, я и сам, кем хочешь, покомандую, — сказал Толя Владлену.
    Владлен понял: пора отступать. Помахал рукой дяде Толе, благо, ссуда числилась на нем, и ушел в никуда.
    Вскоре, забрав Лидию и детей, выехал на ПМЖ в Израиль. Сначала работал на полах, потом перешел в страховые агенты, давал концерты. Лида ухаживала за старушками. Дети выросли. Создали свои семьи, появились внуки. Владлен, теперь уже пенсионер, решил с женой съездить в родной город. Он получил печальное известие о смерти Ревекки. Позвонил Гене, которая тоже жила в Израиле, и собрался в дорогу. Лида, первая его жена, давно жила в Питере. Они остановились у школьного приятеля, съездили на кладбище к маме и сестре, а потом Владлен поехал к своему родному дому на улице Декабристов.
    Знакомый подъезд встретил его тем же запахом, что и раньше. Слезы навернулись на глаза. Захотелось, чтобы дверь открыла мама или Ревекка.
    — Свинья, — подумал он про себя, — Даже Львовне не написал, вдруг ее тоже уже нет? Да, конечно нет, она лет на 35 меня старше. Эгоист!
    Он нажал кнопку звонка. Дверь открыла маленькая худенькая девушка.
    — Вам кого? — спросила она милым уральским говорком.
    — Я раньше жил в этой квартире, можно я зайду?
    — Витя, — крикнула девушка, и на пороге появился двухметровый амбал, выбритый налысо. Взгляд его был неприветливым и тяжелым.
    — Че тебе? — спросил он.
    — Можно я зайду на минутку, я много лет жил в этой квартире.
    — Иди, старый, некогда нам с тобой, своих забот по горло, — грубо ответил новый хозяин моего жилища.
    — На одну минуточку, — умоляюще просил Владлен.
    — Пусти его, Витя, — сказала девушка.
    — Только ради тебя, Ксюша. Если недолго, — подобрел амбал Витя.
    Он вошел в знакомую комнату, ощутил атмосферу своего бывшего жилья. Другой современный интерьер, но запах был прежний. Владлен не выдержал, слезы душили его.
    — Простите старика, — сказал он.
    — Выпей водички, — ответил Витя, — расчувствовался ты шибко, понятно.
    Владлен сделал несколько глотков, поставил стакан на стол, откланялся и вышел.
    Ночью ему приснилась мама Эстер Наумовна.
    — Как тебе живется, сынок? — спросила она.
    — Нормально, мама, но без тебя мне так плохо, ты мне так нужна!
    — Знаю, но так устроена жизнь. Ты сам немолод, так что карабкайся, — сказала мама свое любимое слово, и исчезла.
    — Мама, не оставляй меня, прошу! Куда ты? Мамочка!
    Утром он рассказал сон Лиде.
    — Мама не позвала тебя с собой, придется тебе жить долго-долго. Мамина душа до сих пор заботится о тебе. Даже на небесах. Добрый сон, Владик.
    Владлен обнял жену и сказал:
    — Лидочка, тебе кофе в постель? А, может, коньячок?
    — Кофе, мой родной, с молоком и сухариками. И рюмочку коньячку, чтобы отметить начало твоей долгой жизни. Лехаим, дорогой!
   
   
    Зинаида Маркина

04.10.2006

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.