Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 323 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2010-07-12
редактор: Анатолий Стафеев


На передовой не были | unona | Очерки | Проза |
версия для печати


На передовой не были
unona

Эту семью с полным правом можно назвать счастливой. Супруги Штейнброх прожили долгую, хотя и полную трудностей жизнь, вырастили двух дочерей, помогли им воспитать двух внуков. Теперь очередь дочек заботиться о немолодых родителях. Дочери Галина и Татьяна стараются, чтобы им жилось легче, проявляют к ним заботу и любовь, пытаются оградить от стрессов. По-другому они не могут.
    Якову и Софии, выходцам из небольших украинских городов, пришлось долгие годы жить на Урале, в городе Нижнем Тагиле.Так сложилось. Но обо всем по порядку.
   
    Яков
   
    Рассказывает Яков Штейнброх: Я родился сразу после Йом Кипура 23 октября 1914 года в небольшом городке Красилово Каменец-Подольской области (ныне- Хмельницкой). Окончил еврейскую семилетку. Захотелось мне поменять жизнь. В нашем городе вербовали молодежь на работу в Сталино, нужны были шахтеры. Было это в 1934 году, мне еще и 20 не исполнилось. Попрощавшись со всей нашей многодетной семьей, выехал к месту работы. В группе — 18 парней. Начальство спустилось с нами в шахту, показало, что будем делать.
    — Я не хочу здесь работать, не смогу, — сказал я, испугавшись странного для меня сооружения под землей, — Отпустите меня, боюсь, — честно сказал я.
    Но меня, словно не слышали. Начальники покинули шахту, а мы остались. Моим согруппникам дали задание, а меня словно не замечали. Мне становилось все страшнее. Наконец, нас подняли наверх.
    — Выплати деньги, потраченные на вербовку, тогда отпустим, — сказал мне один из начальствующих, назвав сумму.
    — Но у меня только то, что на мне, больше нет ничего. Подождите немного, я устроюсь на работу и выплачу.
    Они согласились. Устроился на завод Мнистерства путей сообщения. Работа была физическая, тяжелая, приходилось поднимать болванки весом по 60 кг, но молодость помогала трудиться во всю мощь. Выбора не было, висел долг. Немного посылал родителям: им жилось тяжелее, чем мне. Через два месяца вызвал меня начальник цеха.
    — Яков, я вижу ты — паренек старательный, не лентяй, трудишься добросовестно. Мы посылаем тебя на учебу в рабфак. Будешь работать в первую и третью смену, а вечерами учиться.
    Я обрадовался. Узнав, что я окончил семилетку, директор рабфака определил меня на первый курс без экзаменов. Три года пробежали в труде и учебе, наконец, получил заветный документ. Теперь я не просто недоучившийся еврейский подросток, у меня есть образование.
    Что делать дальше, может, вернуться в родное Красилово? Но...маленькое объявление в «Известиях» решило мою судьбу. Новосибирский железнодорожный институт приглашал на учебу со стипендией 468 рублей. В ту пору это были бешеные деньги, на своей работе я получал всего 60 рублей. Если поступлю, смогу помочь родителям, о другом не думал. Послал вв институт письмо, мне ответили.
    Родители были не в восторге. Мама причитала:
    — В Сибирь? На каторгу? Добровольно! Ты с ума сошел, сынок!
    Со слезами они проводили меня на учебу в Новосибирск. Ура, я поступил! Получил отсрочку от армии, началась учеба. Мне все нравилось, главное, я в течение учебы, мог посылать родителям 100 рублей каждый месяц. Это было большое подспорье для многодетной семьи. Наш выпуск сделали ускоренным: началась война.
   
    София
   
    София Яковлевна на 8 лет моложе мужа, но в семье ее авторитет высок. Она, словно, командир большого семейного корабля, вникает во все проблемы и старается решить все вопросы. Только дочки не всегда это позволяют ей:берегут здоровье мамы.
   
    Рассказывает София:
   
    Я родом из Старо-Константиново Хмельницкой области. Старшая из 6 детей. Родители мои были немолоды, отец тяжело болел, сколько помню. Окончила десятилетку и переехала в Одессу, стала студенткой пединститута. Учебой была довольна. Мама с детьми тоже приехала в Одессу, а папа ненадолго остался в родном доме. Война застала меня в колхозе на сельхозработах. На грузовой платформе добралась до Одессы, нужно было забрать теплые вещи, нас всю дорогу бомбили немецкие самолеты, но мы с подругой Аней чудом остались живы. Решила ехать к родным, но не получила пропуска. В институте мне объяснили: предстоит эвакуация. Выдали 20 рублей, да и на эвакопункте еще 20 — вот и все финансы. В Одессе у меня были обеспеченные родственники, но помощи не предложили.
    Эвакуировали нас пароходом, к счастью, бомбежек не было, но в пути умер человек, пришлось сбросить тело за борт. Это было потрясением, хотя мы уже виделии не одну смерть.
    Мы оказались в Новосибирске. Этот город вспоминаю с теплом: на заводе «Труд», выпускавшем снаряды для фронта, меня встретили, как родную, устроили в отдел сбыта продукции, позже я стала там начальником. Директор завода Гришин и начальник отдела Михаил Люсик многому меня научили, заботились, понимая, что в Сибири у меня никого нет. Конечно, работа была многочасовой, сложной и требовала большого напряжения, но давала радость и удовлетворение, завод стал родным. К концу войны я получила комнату.Меня волновала судьба близких, и я поехала на родину. Волновалась не зря: никого из моих родных в живых не оказалось. А папу, лежачего больного, немцы затоптали ногами до смерти. Думала: как жить дальше?
    Встретились два одиночества
   
    Рассказывает Яков: После окончания института меня послали на работу на железную дорогу им. Кагановича, а после окончания войны- на Свердловскую железную дорогу в город Нижний Тагил, где проработал долгие годы. Но вернемся к военным годам. Есть люди, которые в своих рассказах о войне, вспоминают забавные случаи. Поверьте: я не могу вспомнить ни одного. Работали день и ночь, не досыпая и не доедая. Некогда было. Даже вспомнить о том времени ничего не могу: работа, работа и еще раз работа. Втянулся. Ждал окончания войны, но...
    Я жаждал попасть на фронт, хотелось мстить врагу, а с работы не отпускали, специалисты по железным дорогам были на вес золота. В 1943 году подал заявление о приеме меня в Добровольческий танковый корпус, не известив об этом станционное начальство. Волновался. Через три дня, 15 апреля, явился на призывной пункт. Там собралось около тысячи добровольцев. Зачитали несколько фамилий, в том числе и мою, попросили выйти из строя. Вскоре меня снова отправили на станцию, к месту работы. Так я и не повоевал.
    Предполагал, что мои родные остались а оккупации. Что с ними, не знал, волновался, но даже на это времени не было.
    В 1945 году я получил телеграмму от жены брата Нюси, что она вместе с сыном будет проезжать станцию Нижний Тагил. Собрал весь паек и поехал на встречу.В вагоне рядом с Нюсей ехала из эвакуации молодая красивая девушка Софа на родину в Староконстантинов. Увидела меня и позже, когда я ушел, сказала Нюсе:
    — Какой интересный парень, этот Яша, а какой состоятельный! Одно угощение чего только стоит!
    Нюся улыбнулась:
    — Он на самом деле хороший парень, но состоятельным его назвать нельзя, просто он старался получше встретить нас с сыном, понимает, что мы едем из эвакуации, не всегда сыты.
    Я об этом разговоре узнал потом, а тогда мы просто расстались.
    Это произощло в 1946 году. В Нижнем Тагиле мне дали путевку за хорошую работу на курорт в Пятигорск. Зашел к начальнику:
    — Прошу вас, дайте мне билет через мой родной город, я хочу узнать о моих близких. Мне в конце войны сообщили, что их убили немцы, так хочется побывать в родных краях, поклониться их могилам.
    — Конечно, Яков Григорьевич, мы удовлетворим вашу просьбу.
    В родных краях Яков остановился у Нюси. От нее он узнал, что Софа теперь живет в Красилово. Нюся ей помогла устроиться на работу на откормочный пункт, парень за ней ухаживает, но девушка к нему равнодушна.
    Сделав все, что я хотел, посватался к Софе. Она приняла мое предложение. В нашей судьбе было много общего: и я, и она, потеряли в этой войне всех родных. Нам предстояло начать жизнь с нуля.
    Из всего города Красилово спаслось 200 человек, которым удалось эвакуироваться, и 3 человека из тех, кто остался в оккупации.
   
    Начальник станции
   
    Семья Штейнброх разрослась: одна за другой родились доченьки — Галочка и Танюша. Родители были счастливы. Глава семьи работал начальником станции, Софа тоже устроилась на железную дорогу. Работа начальника станции требовала полной отдачи, даже ночью Яков частенько вставал и шел на работу проверять, как работают подразделения. Софа привыкла и не ворчала, тем более, что она тоже целиком была поглощена работой.
    Это случилось во времена, когда страною правил Сталин. Якову присудили 5 лет тюрьмы за производственную халатность. Даже сейчас Яков считает, что поступил в тот момент неправильно: он должен был проверить, дошел ли груз до другой станции, но за массой дел он забыл сделать это. Груз потом нашли, но...ему грозило заключение. Штейнброху повезло.Помог случай и хороший человек. Адвокат Майзевич, по национальности еврей, решил помочь соплеменнику. Сам явился к нему, плотно закрыл дверь в кабинет, чтобы никто не слышал.
    — Яков, тебе не законно дали такой срок, — сказал он, — Я докажу, что ты не виновен.
    И доказал. Яков остался на свободе и на своем рабочем месте.
    Однажды Штейнброха вызвал секретарь райкома партии и попросил публично осудить врачей-евреев, которые отравили Горького, отправили на тот свет Фрунзе, и теперь продолжают свое подлое дело. Яков молчал. Он ничего не знал по этому поводу, да и как он, еврей, сможет осуждать огульно тех, кто с ним одной крови? Что-то не так во всех этих обвинениях. Ведь врачи -евреи, он это знал, спасли многим жизнь во время войны и после. Яков молчал, а секретарь требовал немедленного ответа.
    — Я не знал, что секретари парткома бывают антисемитами, — выдавил он из себя.
    — Жид! — заорал секретарь что есть мочи.
    — Нет, я — еврей! — поправил Яков, — Еврей.
    — Иди, работай! — в спину ему сказал партиец.
    На пенсию Штейнброх Яков вышел в возрасте 60 лет, но трудовую деятельность не прекратил. Год работал ревизором, а, впоследствии, десятилетие трудился начальником льдопункта. Эти годы он считает самыми лучшими в своей жизни: дружный коллектив, несложная работа, зимой — лыжи, летом -лес, грибы, ягоды.
    Все свободное время поглощал сад. Чего только он не выращивал на своем небольшом участке!
    В суровом уральском климате это сделать довольно сложно, но Яков трудностей никогда не боялся. Да и ничего не боялся, разве только шахты в далекой юности.
    Мог дать совет не хуже любого опытного агронома. Такой уж он человек, Яков Штейнброх, за что не берется, делает основательно.
   
    В Израиле
   
    В Израиль супруги Штейнброх приехали в почтенном возрасте. Якову к тому времени исполнилось 78 лет, но усидеть на месте глава семьи не смог. Он уменьшал свой возраст, чтобы его взяли на работу. И брали. И были им довольны.
    В Израиле, во дворе дома, он сделал грядки в лестничном порядке и стал выращивать, лук, петрушку, укроп, помидоры и др. овощи. А также, любимые им, розы.
    Когда работал в школе на улице Орлов, не зная ни слова на иврите, ухитрялся беседовать с учителями и детишкими, просил соблюдать чистоту в классах и туалете. Странно, но они слушали его. Так и проработал до 91 года.
    Любитель концертов, Яков всегда ездил в парк Аяркон 9 мая, чтобы послушать артистов из России. Последний раз поехал один, не найдя желающих ехать с ним.
    Это было в его 89 лет.
    Яков и в России любил не только работать, но и отдыхать, ездил на курорты. В Израиле стал поклонником Мертвого моря, посещал его каждый выходной в течение многих лет. Вокруг него всегда собиралась толпа жаждущих услышать о полезных продуктах. Все приоритеты он отдает обычной моркови.
    Здоровым питанием и оздоровлением организма он занялся не очень давно, но многое знает и умеет. И никогда не пропускает утреннюю зарядку.
    София, наконец, осуществила свою давнюю мечту: всей семьей совершить путешествие на теплоходе. На все скопленные деньги закупила три каюты, вся семья: супруги Штейнброх, их дочери и внуки — Игорь и Леночка, с удовольствием справили восьмидесятилетие любимой мамы и бабушки в открытом море.
   
    Дружная семья любит собираться под родительским кровом. Глава семьи Яков с удовольствием поддержит любой тост и выпьет за компанию. Им хорошо вместе. Только бы внуки не растеряли семейных традиций, установленных Софией и Яковом.
   
   
    Зинаида Маркина

октябрь 2009

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.