Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 502 Комментариев: 2 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2010-07-07
редактор: Ведаслава


Вальс для двоих | unona | Рассказы | Проза |
версия для печати


Вальс для двоих
unona

Вальс для двоих
   
    — Мама, куда ты собираешься? — дочь удивленно посмотрела на мать.
    — В клуб, на вечер, — Геня улыбнулась дочери и стала примерять кофточки, — Как мне эта розовая, а, может, надеть зелененькую в горох? Нет, розовая меня полнит.
    — Надень розовую, она тебя освежает, — посоветовала дочь, — Возьми мою «Шанель» и подушись, а то твои духи нестойкие. И бусы коралловые сюда подойдут.
    Лида давно не видела маму оживленной. Со дня смерти отца прошел почти год, а общительная хохотушка Геня безвылазно сидела дома и возилась с внучатами. И вдруг…в этом Лида увидела хорошее предзнаменование: мамина депрессия сошла на нет. Геня с молодых лет была модницей, даже ведро с мусором выносила в нарядной одежде и с подкрашенными губами. Но после смерти отца в ней что-то надломилось. Неужели она так любила его? Вряд ли, они были такими разными, но прожили без ссор и скандалов почти 50 лет.
   
    Геня
   
    Она выросла в интеллигентной семье: папа — инженер по технике безопасности, мама — продавец в книжном магазине. Росла единственной дочерью: остальных детей мама выносить не смогла. Поэтому вся родительская любовь доставалась ей. Ее нарядно одевали, вкусно кормили: мама была превосходной кулинаркой. Все карты спутала война. Отец ушел на фронт и не вернулся, а мама и Геня эвакуировались в уральский город Каменск-Уральский, где и остались после войны. Мама работала в госпитале, затем в офицерской столовой. Снова в семью пришел достаток, потому что мама вышла замуж за коллегу, который стал для Гени вторым отцом.
    Красавица Геня знала себе цену, была девушкой гордой и слегка высокомерной, поэтому никого из своих поклонников выделить не смогла.
    — Извини, — говорила она очередному ухажеру, — но у нас дороги разные.
    — Почему? — спрашивал претендент на ее руку и сердце.
    — У меня свои планы на жизнь, — отвечала девушка.
    Она окончила финансово-экономический техникум и поспешила делать карьеру. И вот Геня — главный бухгалтер в стройтресте. Только в 24 она задумалась о семейной жизни. Но со временем количество кавалеров резко сократилось: многие парни боялись неприступной главбушки. Казалось, она ищет мужчину состоявшегося, красивого, любителя литературы и искусства. Но…у жизни свои коррективы.
    Неожиданно в стройуправлении появился новый рабочий, специалист по печам. Стал ухаживать за симпатичной девушкой. Скромный и тихий человек посватался к Гене. Ее смущало, что он без образования и на целых пятнадцать лет старше ее. Но зато ничто из рук не выпадает. И Геня приняла решение. Женя здоров, симпатичен, не был никогда женат, без бурной прошлой жизни. Дети у них будут красивые и здоровые.
    Совместная жизнь молодых супругов не была безоблачной: Евгений оказался человеком без увлечений и интересов. Он зарабатывал деньги для семьи, а остальное считал чепухой. При этом был порядочным, непьющим и верным. Позволял Гене ходить в театры и в кино с подругами.
    — Хочешь в театр, Генюша? Сходи с подружками, я не люблю смотреть спектакли, да сильно устал на работе, — говорил он, и она уходила в театр с Ольгой и Валентиной, лучшими подругами. Она, в конце концов, привыкла к этому. Ведь Женя был не требователен и уступал супруге во всем.
    Муж жил своей жизнью, она — своей, они оба привыкли к этому, считали, что так и надо жить. Одно пугало Геню: прошло два года, а она не беременела, а ей так хотелось дочку.
    Геня уже подумывала развестись с Евгением, но ей с ним было так удобно: она чувствовала себя полной хозяйкой в семье. Наконец, она узнала, что ждет первенца. Лидочка родилась 31 декабря, так что этот Новый год Гене пришлось провести в роддоме. Но она считала этот праздник самым дорогим в ее жизни.
   
    Давид
   
    — Доденька, я на рынок, — сказала мама, — выкопала укроп и лук, надо продать, а то даже на хлеб денег нет. Картошка на столе горячая, поешь с солью. Да, масло постное есть, полить можно, все вкуснее.
    Всю жизнь Давид только и слышал от матери, что нет денег. Жили они в небольшом городишке в жуткой бедности. Кроме матери с ними жила мамина мама — немощная пожилая женщина, малограмотная и недалекая, и младшая сестра Давида Дора. Отца Давид и Дора никогда не видели, так и не узнали, кто он был. Только знали, что Наумом звали, отчество его носили. А фамилию — мамину.
    — Сволочь он был, редкостная сволочь, — говорила бабушка, — Поганец! Ушел на войну и с другой бабой спутался, а про вас забыл. Теперь моя доченька Фира с двумя детками мучается, прости меня, Господи. Ни жена, ни вдова, не записаны они были.
    Давид жалел и любил мать, помогал ей, как только мог. Однажды случилась беда: Додик и его сестренка нашли снаряд, оставшийся с войны. Результат этой находки был печален: мальчику оторвало руку до локтя, а девочка ослепла. Фире пришлось отдать Дорочку в школу для слепых детей, а Давид…научился работать одной рукой лучше, чем двумя. Поступил в техникум, окончил с отличием, устроился на завод экономистом. Помогал маме и сестренке-инвалиду. Дорочке повезло: она вышла замуж за слабовидящего парня и переехала с ним в Вологду. Много лет они вместе, сына вырастили. Он твердо стоит на ногах и помогает родителям. На руках у Давида остались двое: мама и бабушка.
    С Шурой он познакомился в оплеточном цехе. Белокурая, шустрая хохотушка привлекла его внимание и, несмотря на его увечье, стала с ним встречаться.
    — Додька, давай поженимся, — сказала девушка, — Чего нам туда-сюда мотаться? Я детишек хочу.
    — Я тоже. Согласен жениться, но не пожалей об этом, Шурочка, я — инвалид. Хорошо хоть правая рука в порядке, а то…
    — Вижу, но меня это не смущает, я люблю тебя, Давид!
    Маму и бабушку сообщение о женитьбе не обрадовало.
    — Зачем тебе русская деревенская баба, евреек мало? — сказала Фира, — Твой отец, Додя, тоже по матери хохлом был, вот кровь проклятая и победила. Сбежал, поганец, осиротил тебя и Дору.
    — Моя Шура не такая, она — добрый человек, неизбалованный. В деревне работать много приходилось, не лентяйка. Нет, мама, как хочешь, я женюсь.
    — Дело твое, — сказала мать, а бабушка, как обычно, стала проклинать сбежавшего отца последними словами.
    Шура в семье Давида старалась все делать сама, пыталась стать для свекрови и ее матери родной. Однако, постоянные замечания и укоры двух женщин сделали свое дело: Шура уехала к себе на родину, а с мужем разошлась. Давид страдал, начал курить, даже поехал за бывшей женой в деревню, но, оказалось, долго собирался: она вышла замуж за односельчанина и ждала малыша. Давид горевал, однажды не выдержал и высказал матери:
    — Мама, ты испортила мою жизнь. Мне так хорошо было с Шурой.
    — Радуйся, я освободила тебя от этой стервы, она бы еще показала себя. Видишь, сразу нашла другого дурака, негодяйка. Тебе нужна другая женщина, не эта финтифлюшка.
    Давид не соглашался с мамой, но не огорчал: недавно умерла бабушка, и здоровье матери было подорвано. Даже на базар ей ходить было тяжело. Он понял, что дела плохи. Весь дом теперь держался на нем.
    Фире становилось все хуже и хуже. Районный врач поставил страшный диагноз: неоперабельный рак. Дни ее были сочтены.
    Ставить уколы морфия больной приходила медсестра, звали ее Лизой. Некрасивая старая дева с длинным носом и кривыми зубами была мастером своего дела, и Давид был ей благодарен. Мама умерла в мае. Давид похудел и постарел, настолько тяжело переживал ее смерть.
    — Она же была такая молодая, могла жить и жить, — говорил он сам себе и плакал, не стыдясь слез.
    Лиза стала заходить к нему, помогать по хозяйству. А потом сказала:
    — Давид, видно нам с тобой суждено создать семью: ты — один на белом свете, да и я тоже.
    — Наверно, — ответил он, и она осталась ночевать в его бедном домишке. Ровно через девять месяцев родился сын Саша, а через год — дочка Ирина, названная в честь покойной Фиры, но более современно.
   
    Геня
   
    Лидочка росла спокойной и умной девочкой, родителям особых хлопот не составляла. Геня работал главным бухгалтером строительного треста. Каждый год они с дочкой ездили на море, а Евгений предпочитал проводить отпуск дома. Он обожал мастерить, сам сделал мебель для кухни, секретер для Лидочки.
    Все свободное время Евгений пропадал а маленькой мастерской в подвале. Со временем купили машину и гараж. Позже приобрели дачу на берегу озера. Дочь выросла, окончила 11 классов, и на второй день после выпускного привела в дом худощавого парнишку со светлыми волосами и торчащими ушами. Парень был явно старше Лидочки.
    — Родители! Прошу любить и жаловать, это — Слава, мой жених, через месяц — свадьба.
    — Лидочка, а когда образование будешь получать? Погоди немного, — запротестовала Геня, а Евгений хмыкнул и промолчал.
    — Я буду учиться на инязе, а Славик уже работает, он — выпускник теплотехнического института, уже 6 лет стажа. Мы договорились: он даст возможность мне выучиться, — Лида пыталась убедить родителей в своей правоте.
    Свадьбу Лидочке и Славику сделали пышную. И началась жизнь, счастливая и наполненная. Через два года Славику дали квартиру. И молодые переехали от родителей. Лидочка выучилась и успела родить дочку, затем вторую. Когда старшей девочке исполнилось семь лет, Славик ушел из семьи.
    — Лидочка, я встретил свою первую школьную любовь, а у нее от меня сын, понимаешь? А я не знал, думал, она родила от моего друга. Что делать? Чувства вспыхнули по новой, крышу полностью снесло. Парень так похож на меня, прости. Но врать не могу, я должен уйти к любимой.
    — Но ты же говорил, что любишь меня. У нас две дочери, им тоже нужен отец.
    — Я не отказываюсь от них, буду приходить, помогать деньгами. Пойми, я не смогу лгать тебе, лучше уйти.
    Что творилось с Лидой! Геня стала опасаться за ее здоровье.
    — Давай, Женя, уедем в Израиль, так надо, ради дочери ты сможешь сделать это?
    — А дача, машина, квартира?
    — Продадим все, наша девочка должна быть спокойной, ей надо воспитывать дочек. Нет ничего дороже наших девчонок.
    — Ты права, — сказал Евгений, и вся семья выехала на ПМЖ в Израиль.
   
    Давид
   
    В семье Давида все шло своим чередом, только баламут Сашка доставлял родителям хлопоты. И тут, как снег на голову: Давида перевели на работу в город на Неве. Через полгода дали квартиру, И он перевез свою семью. Ирочка прекрасно училась, а Сашка и в новой школе умудрился прогуливать. В 18 лет он устроился униформистом в цирк, стал гастролировать. Родителей это огорчало, но с Сашкой спорить было сложно, да они его почти не видели. Однажды он приехал с негритянкой и сказал, что хочет на ней жениться.
    — Что ты, Саша, — сказала мать. — Вы же такие разные, у них другой менталитет.
    — Это у вас другой, — парировал Сашка, — Живете, как в болоте, а Жанетт — это не женщина, чудо. Лань. Ты ей завидуешь: всегда была дурнушкой.
    После этого Саша долго не приезжал, а потом Давид встретил его приятеля. Тот сообщил, что Сашка и Жанетт расстались, он так на ней не женился, работает с дрессировщиком, меняет женщин одну за другой.
    Через год Саша явился домой и сказал:
    — Еду в Израиль, насовсем. Пришел проститься.
    — С кем? — спросила Лиза и расплакалась.
    — Сам по себе, я так и не женился.
    — Что ты там делать будешь?
    — В зоопарке буду работать, — рассмеялся Сашка. — А что, мать, ты хочешь, чтобы меня посадили? Пока не нашли, уеду.
    — Что ты натворил? — спросил Давид.
    — Тебе это надо? Спать будешь спокойнее.
    Так и расстались. А на следующий день Лиза поняла, что беременна. Хотела пойти на аборт, но Давид не позволил:
    — Сашка от нас откололся. Пусть родится еще ребенок.
    Толик родился слабеньким, и родители все силы отдавали ему. Сашка не писал и не звонил, но, зная его характер, они не беспокоились: найдется.
    И вдруг Давиду приснился старший сын, он говорил:
    — Мне плохо, папа! Помоги!
    Родители стали разыскивать Александра, но его словно след простыл.
    — Собирайся, Лизавета, едем в Израиль, мы должны быть ближе к Саше.
    — Давид, у тебя тут прекрасная работа, квартиру новую получили, Толеньке всего 4 года…
    — Сын дороже, — подвел итог Давид, и семья прислушалась к нему.
   
    Геня
   
    Хороший английский помог Лидочке быстро выучить иврит. Евгений работал с утра до ночи, ремонтировал квартиры, а Геня, научившаяся перед отъездом маникюру и педикюру, занималась обслуживанием женщин. Девочки тоже нашли свою нишу. Все было хорошо.
    Лидочка работала секретарем у трех адвокатов. Один из них, выходец из Франции, стал ухаживать за ней. Лида боялась связывать с ним свою судьбу, но в итоге согласилась. Он перевез ее и девочек в свою виллу, а Геня с мужем стали снимать небольшую квартирку недалеко от виллы. Все складывалось более-менее удачно, но у супругов начались проблемы со здоровьем: у Евгения забарахлило сердце, он бросил работу. Геня перенесла операцию по удалению желчного пузыря.
    Однажды Евгений не проснулся. Геня поняла, что по-своему мужа любила, хотя не было той пылкой и страстной любви, о которой она мечтала, но без него ей стало плохо и одиноко. Лидочка просила переселиться к ней, но Геня понимала, что там хозяйкой она не будет, а это для нее главное. Началась депрессия, женщина похудела и постарела.
    — Нельзя так, мамочка, — уговаривала Лидия, — Ты всегда умела ухаживать за собой. Пойдем в магазин купим обновки, пойдешь в клуб, там новогодний бал для пенсионеров.
    — Не пойду одна, я не слишком общительна.
    — Ася, соседка моя, все время ходит, она зайдет за тобой.
    — Не хочу.
    — Хочешь. Ты должна, иначе сойдешь с ума.
    И она пошла. После концерта начались танцы. Как ей захотелось потанцевать! К ней подошел высокий худощавый мужчина с протезом вместо левой руки и спросил:
    — Вы вальс танцуете?
    — Да.
    — Потанцуем?
    — С удовольствием!
    — Как легко вы танцуете! Просто летаете!
    — Потому что вы прекрасно ведете.
   
    Давид
   
    Семье Давида сразу же пришлось пережить большое горе: Саши в живых не было. Что произошло с ним, им не удалось узнать. Узнали, что он похоронен на кладбище Сгула, показали могилу. Так Саша и не увидел младшего братика Толю.
    Жизнь продолжалось, Ирочка отучилась, окончила университет, устроилась на работу. Замуж вышла и родила двойняшек. Толик учился в школе: он был полной противоположностью брату, тихий и спокойный, радость для родителей.
    Давид много работал, он был мастер на все руки. Получал пенсию, как инвалид, и делал разные бытовые работы. Заказчиков хоть отбавляй! Насобирал на улице досок, наделал для дома мебели. Никто не понимал, как он все это делал одной рукой!
    Лиза навела уют: она в этом была мастерица. Однако, смерть старшего сына не прошла для супругов даром. У Давида усилилась гипертония. Хуже было с Лизой. У нее начались нервные срывы, Давид вынужден был отправить Толю к старшей дочери и заняться здоровьем жены. Где только ее не лечили! В конце концов, она покончила собой, и Давид остался один. Забрал младшего сына к себе, почти не работал.
    Толя подрос, ушел в армию, затем поступил в Университет, стал работать, ушел жить к подружке. Давиду стало тоскливо и одиноко. Он шел по улице и наткнулся на объявление о новогоднем вечере.
    — Надо пойти, а то с ума сойду, Толик будет с друзьями, Ирочка с мужем и детьми, а я… Не было у нас Лизой любви, а жизнь прожили неплохо, согласие было. Зачем она ушла от меня? — подумал Давид.
    На вечер он пошел. Как Давид любил танцевать вальс! Заиграла музыка, он устоять не смог. Оглянулся. Его внимание привлекла миловидная женщина в нарядной бордовой блузке. И он направился к ней.
    — Вы вальс танцуете?
   
    Геня
   
    Как ей понравился этот мужчина! Чем? В нем была сила, мужская стать и беззащитность. Одет аккуратно, даже не слишком заметен протез. Глаза черные, блестящие, в них желание счастья и любви. А как танцует!
    Она пришла в розовой кофточке, которую ей посоветовала надеть дочь.
    — Здравствуйте, Давид!
    — Здравствуйте, Геня! Я так рад видеть вас!
    — А я вас!
    — Знаете, почему я пришел сюда?
    — Нет.
    — И не догадываетесь?
    — Нет.
    — Я пришел, чтобы станцевать с вами вальс. Слышите музыку? Вальсируем?
    — Вальсируем! Как здорово, когда есть люди, умеющие так хорошо танцевать вальс!
    — Вы так легко летаете по залу, что кажется, вы невесомы.
    — Не отвлекайтесь, Давид, не мешайте процессу танца. Какая красивая светлая музыка! Вечный Штраус!
   
    Июнь 2010 Зинаида Маркина

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.