Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 716 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2010-03-21
редактор: (maf)


"История одной девушки" | сержант Таура | Повести | Проза |
версия для печати


"История одной девушки"
сержант Таура

Глава 1
   
    Она проснулась очень рано. Открыла глаза и сразу закрыла, солнечный свет отражался от чистых белых стен и резал глаза… Все вокруг было белым: стены, потолок, пол, жалюзи на окнах, постельное белье, полотенца, все, абсолютно все. Она не любила белый цвет, но ничего не могла поделать с этим, даже при сильном желании она не могла здесь ничего изменить. А хотелось, очень хотелось, хотелось взять самые яркие краски, которые только можно найти, и переделать здесь все… Белый цвет сводил ее с ума, раздражал, она его почти ненавидела, как и всё здесь. Она ненавидела это место, в котором ей приходилось «жить», она ненавидела людей, с которыми приходилось общаться, она ненавидела эту жизнь, судьбу, что так подло поступила с ней…
    Сегодня ей опять снился кошмар, впрочем, как и всегда. Она встала и подошла к окну, вид из которого давно уже не удивлял её, она знала здесь каждый кустик, каждую веточку, каждый камешек, во дворе как всегда никого, время для прогулки ещё не подошло. Из окна хорошо видны ворота, высокий забор, хотя для неё не такой уж и высокий, можно и перемахнуть… сбежать на свободу… Свобода. А зачем она? Смысл? Что ждёт её на воле? Вот именно, никто и ничто не ждёт её на желанной для некоторых воле. Её жизнь давно уже не жизнь, а существование, конечно у неё есть друзья, родственники, но… Нужна ли она им? После той аварии, только один человек приехал к ней, самый дорогой человечек — её лучшая подруга. Она всегда переживала за неё, всегда поддерживала в трудную минуту, пыталась помочь. Но сейчас ей уже никто не может помочь. Всё кончено. Все закончилось в ту минуту, когда погиб любимый. На глазах вновь блестели слезы, она не могла, да и не хотела их сдерживать, она часто плакала, когда вспоминала тот день.
    За дверью раздались шаги, в полной тишине можно было различить мягкую походку, скрип кожаных туфель по полу, шелест халата, лёгкое покашливание…
     — Доброе утро. Как мы себя сегодня чувствуем? — голос был приятным, ласкающим слух, любая на её месте не упустила бы случая пофлиртовать с доктором. Но только не она.
     — Не представляете, доктор, лучше всех.
    Доктор, видимо, решил пропустить иронию мимо ушей.
     — Отлично, у меня для тебя хорошая новость.
     — Неужели? О чем вы?
     — Не секрет, что ты идёшь на поправку, и, как твой лечащий врач, я решил, что тебе незачем больше оставаться в клинике.
     — Но… то есть… — у неё перехватило дыхание от удивления, — вы хотите сказать, что меня выпускают? — почему ей раньше не приходило это в голову? Ведь лечение не может продолжаться вечно. Но почему так быстро? Вопросов было много, и в голове все перепуталось.
     — Я не вижу бурной радости. Юля, ты здесь уже почти год, твоё лечение подошло к концу.
    Выйти на свободу… за те восемь месяцев, что она провела здесь, мысль о побеге не раз посещала её, а теперь… она может вернуться домой, это неожиданно и… Размышления прервал голос доктора:
     — Во вторник будут готовы все документы, и ты сможешь уехать, а пока у тебя есть время подумать, чем ты займёшься, когда вернёшься домой.
   
    Сейчас, сидя в такси, направляющимся к её дому, Юля вспоминала те месяцы, что она провела в клинике. Здесь, посреди шумного города, посреди вечно спешащих куда-то людей, всё это казалось просто сном. Она едет домой. Странно, она поймала себя на мысли, что ей не терпится зайти в свою квартиру, пройти в просторную кухню, налить себе чашечку кофе…
    Выйдя из такси, остановившегося у подъезда, она долго смотрела на свои окна. Потом, легко вбежав в подъезд, остановилась у дверей. Всё было как в замедленной съёмке: она достала ключи, открыла дверь, медленно зашла, с улыбкой осматривая вещи, которые долго не видела, зашла на кухню. Всё было как прежде. Ничего не изменилось. Лишь только было покрыто толстым слоем пыли, но какое это имеет значение? Сейчас важно то, что она дома, и этот момент нужно запомнить, этот момент и этот день. Первый день её новой жизни.
   
    Глава 2
   
    Юля проснулась от громкого шума, взглянула на часы: 6:30
     — О Боже, только не это — простонала она, кажется, кто-то стучит в окно. Пришлось вставать. Шлёпая босыми ногами по ковру, она подошла к источнику шума. Каково же было её удивление, когда она увидела, что в окне, с обратной стороны, в воздухе повис привязанный на нитке кофейник! Что, черт возьми, это значит? Она распахнула окно и достала злополучный предмет. В нем оказалась записка. Ровным, красивым почерком было выведено «С возвращением!». Ну конечно, как же она могла забыть! Её верный поклонник, сосед сверху, семнадцатилетний Лёня — только он способен на такое, но как он узнал, что она вернулась? Наверное, видел вчера, как она приехала на такси. Надо же было до такого додуматься! Все ещё улыбаясь, она вернулась в постель, но заснуть так и не удалось, и она решила составить план занятий на сегодня. Однако в голову, как назло, ничего не лезло, да и чем, спрашивается, она может заняться? Убраться она успела ещё вчера, может, тогда лучше заехать на работу? Работа, конечно, важно, но сначала лучше пройтись по магазинам — ведь нужно обновить гардероб. Потом заехать в супермаркет за продуктами. Да, чуть не забыла, нужно в первую очередь забрать машину со стоянки! «Шкода» цвета морской волны давно дожидается её, так чего же медлить?
    Совсем недавно она не хотела возвращаться сюда, а теперь всё изменилось. Появились планы на будущее, она вновь начала улыбаться. Все вернулось на круги своя, все стало как прежде. Только она изменилась, она никогда не будет такой как раньше. После того, что с ней произошло, она не хотела жить, она хотела покончить с собой. Но вместо этого она оказалась в психушке, оказалась не по своей воле. Долгие восемь месяцев она постепенно возвращалась к жизни, вспоминала имена друзей, родных, свой дом… пыталась понять, что жизнь продолжается, что ей нужно жить. Все это время с ней был доктор Голицын. Он вернул ее к жизни, покорно переносил ее истерики, приступы ярости, когда она не владела собой, только он понимал, что ей пришлось пережить. Увидит ли она его когда-нибудь? Конечно, это проще простого, можно просто съездить туда…
    Все еще размышляя, она успела встать, одеться, приготовить завтрак, теперь нужно было забрать машину со стоянки, и обновить гардероб. За время пребывания в клинике, она изрядно похудела. Но даже это не портило ее, она была очень привлекательной, невысокая брюнетка, с большими карими глазами, стройной фигурой, она всегда привлекала внимание мужчин. Она вновь улыбнулась, ну конечно, Лёня, она чуть не забыла, нужно зайти к нему, наверно он как никто другой ждал ее возвращения. Его квартира находилась как раз над ней, она легонько нажала на звонок, дверь открыл молоденький парень. Лёня был по-своему симпатичный, крепко сбитая фигура, сквозь футболку были видны накаченные бицепсы, стальной взгляд серых глаз, вечно лохматый, и его улыбка… она сражала наповал.
     — Здравствуй, Лёня.
     — Юлька! — он подхватил ее и закружил, радости его не было предела. — Я так рад, что ты вернулась!
     — Ленька, пусти меня! — она хохотала вместе с ним, — слушай, как ты возмужал! Наверно от девчонок отбоя нет?
    Наконец, он выпустил ее, и его улыбка стала грустной.
     — Ну, ты же знаешь, мне никто не нужен кроме тебя. — Он смотрел ей прямо в глаза, и Юле стало не по себе. — Я так ждал твоего возвращения. Я думаю это дело надо отметить! У меня есть бутылка шампанского.
     — Шампанское? Звучит заманчиво!
    Они прошли в квартиру, и она вновь убедилась, что ничего не изменилось. Все было как раньше.
   
    Поход по магазинам всегда оказывал на нее положительное воздействие, и сейчас, выходя из очередного бутика, она выглядела почти счастливой. Благо денег на счету было достаточно, чтобы осуществить все капризы молодой девушки. Я говорю «почти», потому что ничто не сможет сделать ее теперь по-настоящему счастливой, ее всегда, до самой смерти будут мучить воспоминания. Вообще, память — это самая ужасная вещь. Говорят, что мы всегда помним все плохое, что с нами случалось, а самые счастливые моменты по иронии судьбы недолго остаются в нашей памяти. Сначала мы помним все до мельчайших подробностей, но, проходят дни, недели, годы, и очертания тех радостных событий постепенно тают…
    Загрузив сумки в багажник свой «шкоды», Юля села за руль, и, с облегчением закурила. Как бы ни были приятны походы по магазинам, но все-таки они утомляют. Вырулив на проезжую часть, она поехала домой. Прошло уже больше недели, с тех пор как она вернулась в этот город.
    Едва успев зайти в квартиру, она услышала телефонный звонок.
     — Алло?
     — Юлия? — Боже, этот голос она никогда не забудет!
     — Адам… я рада вас слышать, а, что-то случилось, зачем вы звоните?
     — Нет-нет, все в порядке… я просто… просто решил проведать тебя. У тебя все в порядке?
     — Да, все отлично.
     — Я рад. Странно, все еще чувствую за тебя какую-то ответственность. Ну, хорошо, мне пора, если ты не против, я мог бы звонить тебе иногда?
     — Конечно, я все буду рада вас слышать. — Он положил трубку, а она еще долго стояла, и слушала гудки. Чтобы это значило? Ну, конечно, это просто профессиональная забота о бывшей пациентке, а вдруг… Нет. Она отказывалась даже думать об этом, конечно, доктор очень симпатичный мужчина, но в ее жизни была только одна любовь — Ренат. И она его никогда не забудет. Никогда.
   
    Глава 3
     — Подожди, не торопись, Светик, ты где? — Она еще не до конца проснулась и не совсем понимала спросонья, о чем говорит ее подруга.
     — Ну, я же говорю, чем ты слушаешь? Я только с самолета, я дома! — смех подруги окончательно выдернул ее из сна, ей даже пришлось отодвинуть трубку от уха, чтобы не оглохнуть. Боже! Она прилетела, ее лучшая подруга здесь!
     — Светик, я так рада, подожди… а где ты? У родителей?
     — Нет, вообще-то это часть моего сюрприза, расскажу, как только увидимся!
     — Подожди, какой сюрприз, о чем ты? — Меньше всего ей сейчас нужны сюрпризы!
     — Не волнуйся, это приятный сюрприз! Ты мне лучше расскажи, как ты? Уже привыкла к мягкой кровати и кофе по утрам?
     — Да, своя квартира, это тебе не больничная палата. — она усмехнулась. — ты не увиливай, давай рассказывай, ты же знаешь, я не люблю сюрпризы.
     — Разбежалась! Я же сказала, расскажу при встрече! Скажу только, что прилетела я не одна.
     — Не одна? — ну, вот, так она и думала, Света вся в своем репертуаре — сплошные тайны и загадки. Вообще она любила окружать себя ореолом таинственности. — Ладно, я так поняла, что из тебя клещами не вытянешь, ты собираешься заехать?
     — Нет, давай лучше в кафе, нашем любимом, помнишь?
     — Как же такое забыть? — Юля рассмеялась.
     — Так, значит, в 14:00, и не опаздывай! До встречи! — из трубки понеслись гудки. «Не опаздывай»! Кто бы говорил! Что-что, а опаздывать Юля не любила, пунктуальность была ее основной чертой.
    Ровно без десяти Юля вышла из дома, и направилась в сторону кафе. В ее душе боролись два чувства: радость встречи с любимой подругой, и ожидание сюрприза. Черт! Ну, неужели трудно было сказать по телефону! От Светика можно было ждать чего угодно, она была из тех людей, предсказать поступки которых невозможно. Теперь приходится только гадать. Так, размышляя, она дошла до места их встречи. Света уже сидела за столиком, да… Она совсем не изменилась. Длинные волосы, ясные карие глаза, улыбка во весь рот…
     — Привет, подруга!
     — Привет! — они обнялись. — А ты совсем не изменилась, и выглядишь счастливой. Ну, давай, колись. — Они присели за столик, и Юле не терпелось услышать, что же такого случилось с ее подругой, что она так светится?
     — Знаешь, ты будешь первая, кто это узнает. Я даже предкам еще не говорила! По правде говоря, я сама еще в шоке. — улыбка не сходила с ее лица. — просто, это было так неожиданно…
     — Да Господи, не тяни резину! Ты меня с ума сведешь!
     — Ну, что ж… Юля, я выхожу замуж!!!
     — Боже… — у нее не было слов. Она просто молча смотрела на свою подругу. Замуж?! Юля не могла в это поверить.
     — Да, я же говорю, я сама в шоке!
     — Не могу поверить, что Антон сделал тебе предложение, но все рав…
     — Антон? — Света оборвала ее на полуслове. — Нет, я говорю не об Антоне, подруга. — на ее лице появилась та самая загадочная улыбка. — Ты же в курсе, что с Антошей мы расстались.
     — Ты хочешь сказать, что спустя два месяца после ссоры с Антоном, ты нашла себе нового парня, и собираешься выходить за него замуж. Я правильно поняла? — Юля была не только удивлена, она была поражена легкомыслием подруги.
     — Вообще мы с Михаилом знакомы давно. Просто он не решался предложить мне встречаться, а потом я познакомилась с Антоном, и он вообще потерял надежду. А потом… Ты знаешь, как я была подавлена ссорой, а Миша поддержал меня, и… Ну, ты понимаешь, все так быстро закрутилось… И неделю назад, он сделал мне предложение! — терпеливо объясняла Света, прекрасно понимая удивление подруги.
     — Стоп. Кто такой Михаил? Ты мне про него не рассказывала.
     — Я же не знала, что все так обернется, подожди, я сейчас покажу тебе его фотографию. — она полезла в сумочку, достала снимок и протянула Юле. — Вот.
    Прямо на нее смотрел улыбающийся мужчина, черные волнистые волосы зачесаны назад, под прямыми бровями невинно смотрели карие глаза, прямой нос, приятная улыбка. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку, и были видны его сильные руки, а под рубашкой угадывался мощный торс. Да, несомненно, красавец.
     — Да, симпатичный. И вы уже наметили день?
     — Нет, но, скорее всего в конце августа, или в начале сентября. Если что, придется остаться здесь, а в институт вернуться позже, ты же понимаешь, все эти хлопоты…
    Она все говорила и говорила, но Юля уже не слушала ее. Она думала о том, что сейчас могла бы быть замужем за Ренатом.
   
    Глава 4
     — Юль! Ты меня слушаешь? Ты где витаешь? Я ведь еще не сказала самого главного!
     — Что? — пришлось прервать свои размышления. — О чем ты? Только не говори, что еще один сюрприз. Подожди минутку. — Юля достала из сумочки пачку сигарет, вытянула одну и закурила. — Вот теперь можно.
     — Я говорила тебе, что прилетела не одна? Так вот, вместе со мной прилетел Миша.
     — А… Ты хочешь сказать… А зачем? — Боже, она ее с ума сведет!
     — Ну, как зачем? Миша хочет познакомиться с родителями. Да и вообще, свадьба-то будет здесь. Кстати, я хотела пригласить на свадьбу всех наших, как думаешь?
     — Твое дело.
     — Я ведь это не просто так говорю. Ты же будешь моей свидетельницей? — Юля кивнула и улыбнулась — звучит не как предложение, а как факт. — Так вот, я знаю, что ты и… — она замялась.
     — Я и кто? — этот разговор начинал ее раздражать. Опять Света за свое. — Послушай, Светик, это твоя свадьба, и ты вольна приглашать, кого пожелаешь. И если ты имеешь в виду мои отношения с Максом, то… в общем, мне глубоко плевать, будет он или не будет.
     — Не кипятись, Юль. Просто, мы тут недавно созванивались, он спрашивал о тебе. Конечно, это не мое дело, но, может, вам стоит поговорить? — конечно, подруга желала ей только счастья, но эта ее мания наладить ее жизнь… Черт! И почему она так реагирует? Это ведь всего лишь детское воспоминание. Первая любовь, как и положено — безответная. И что ему теперь надо? Юля решила перевести разговор на другую тему.
     — Послушай, а я обязана прийти одна? — Господи, что она говорит!
     — Нет, конечно, ты можешь прийти с кем-то, но… Разве тебе есть с кем пойти, в смысле, ты же только недавно вернулась…
     — Не волнуйся, это мой старый знакомый. — это конечно безумная фантазия, но вдруг он согласится? По крайней мере, с ним ей будет спокойнее.
     — А как его зовут, этого твоего «старого знакомого», я его знаю? — подруга просто умирала от любопытства.
     — Видела пару раз.
     — Что за тайны?
     — Я вся в тебя, подружка.
     — Ладно, скажи хоть, как его зовут?
     — Адам. — а, вдруг он откажется? Юля уже была сама не рада, что затеяла это.
     — Адам, Адам… Что не припомню. — Света задумалась. — Нет. Точно нет. А ты уверена, что мы знакомы?
     — Естественно. Ладно, все остальное — потом. Ты куда сейчас?
     — К Мише. Потом позвоню маме, наверно, вечером поедем.
     — Значит, наш загадочный Михаил — обладатель квартиры в нашем чудном городке?
     — Да.
     — Что ж, поздравляю, подруга, тебе повезло. А я пока домой, что-то я устала. — она улыбнулась. — Столько новостей сразу. Ладненько, пока.
     — Пока, я позвоню вечером, расскажу, как прошел ужин.
     — Ловлю на слове.
   
    Она в нерешительности сжимала телефонную трубку. В прошлый раз он оставил свой номер, чтобы она позвонила, если ей что-то понадобится. Наверно, это тот случай. А может не стоит? Вдруг он откажется? Тогда придется один на один встречаться с ними… Начнутся расспросы, и эти взгляды. Они ведь считают ее сумасшедшей. Просто так ведь в клинику не ложатся, но она не собирается ничего им объяснять. Мысль о встречи с одноклассниками подтолкнула ее к решению. Она набрала номер, пошли гудки. Только бы он был дома.
     — Да?
     — Адам? Это Юля.
     — Здравствуй. — она не видела его лица, но могла поклясться, что он улыбнулся.
     — У меня к вам дело, это важно. — надо же, у нее дрожит голос.
     — Что-то случилось?
     — Нет. Или да. Понимаете, это не телефонный разговор, мы могли бы встретиться? — конечно, можно было сказать все и по телефону, но разве это важно?
     — Ну, конечно. Я могу подъехать.
     — Нет, лучше я. Вы только продиктуйте адрес.
   
    Спустя пятнадцать минут Юля подъезжала к его дому. Найти его было не очень трудно, но все-таки пришлось немного покружить по улицам. Она не спеша, вышла из машины, оглянулась вокруг, вроде вполне приличный район. Ну, что ж, надо идти. После нескольких лестничных пролетов она остановилась перед дверью, и нажала на звонок. Как будто где-то вдалеке раздался мелодичный звон. Открылась дверь и на пороге стоял он… Юля никогда не видела его без больничного халата. Надо сказать, что Голицын был очень красивым мужчиной. Высокий, с классической мужской фигурой, коротко стриженые волосы, и, видимо, трехдневная щетина…
     — Здравствуйте, Адам.
     — Привет. Проходи.
    Она прошла в квартиру, и ее взору предстала обыкновенная холостяцкая квартира. Хотя тут явно не хватало женской руки, но, в общем, все было чисто.
     — Садись. — он указал на кресло у окна. — Хочешь чего-нибудь? Чай, кофе или, чего покрепче?
     — Лучше кофе. — она села, положив ногу на ногу. — У меня к вам очень важное дело. — Юля решила рассказать все сразу. Он поставил перед ней кофе и сел напротив. Взгляд его был устремлен на нее.
     — Я слушаю.
     — Хм… Понимаете, тут такое дело. Помните, ко мне в… ну, ко мне приезжала моя подруга, Света? — он задумался на минуту, а потом кивнул. — Так вот, она выходит замуж. И я буду свидетельницей на свадьбе. — Юля глубоко вздохнула. — Я понимаю, что это звучит необычно, но, вы могли бы пойти со мной?
    Видимо, такого вопроса доктор Голицын не ожидал, его рука, подносившая ко рту чашку с кофе остановилась на полпути. Его растерянный взгляд был красноречивее слов. Юля почувствовала, что к горлу подступают слезы. Но док быстро взял себя в руки, поставил чашку на стол, и улыбнулся.
     — Тебе нужна психологическая поддержка?
     — Поймите, Адам, дело не совсем в этом. Хотя, вы правы. Я еще не готова к встречи с…
     — Прошлым? Юля, чтобы решить проблему нужно в ней разобраться, а не бегать от нее. Ты боишься встречи с друзьями? Это нормально.
     — Я… да, я боюсь встречи. После того, что со мной произошло, я не хочу стать объектом всеобщего внимания.
     — Ты думаешь, если я буду рядом, внимания будет меньше? — он улыбнулся.
     — Мне с вами спокойнее. — она была на грани отчаяния. Юля вдруг поняла, как ей нужно, чтобы он согласился.
     — Но я ведь не могу всю жизнь помогать тебе решать проблемы?
     — Я понимаю. Я прошу только об одном одолжении.
    Адам смотрел на нее и думал. Черт возьми, почему бы и нет? Что он теряет?
     — Хорошо.
     — Что? То есть… вы согласны? — Юля опешила.
     — Да. Я вдруг понял, что никогда не был на свадьбе. Вот и случай, да? — он опять улыбался.
     — Тогда я позвоню, когда все будет ясно. Просто… они еще не определились с датой.
     — Конечно.
   
    Глава 5
    Юля сидела в машине, в ожидании сигнала светофора, и безуспешно набирала номер подруги. Она не могла понять, почему Света не брала трубку, и, что еще интереснее, почему она до сих пор не приехала от родителей? Юлю жутко мучило любопытство, как прошел ужин и знакомство Михаила с родителями Светы. Юля не сомневалась, что он им понравится, хотя лично не была с ним знакома. Но, судя по фотографии, он просто душка. Как раз во вкусе ее подруги… Но, почему же она не берет трубку? Тяжело вздохнув, Юля положила телефон обратно в сумочку. Что ж, в конце концов, Света сама обещала позвонить. Ее мысли вдруг вернулись к Адаму, Юля до сих пор не верила, что он согласился. И почему она так часто думает о нем? Наверно это просто благодарность, он много сделал для нее. И все же… Юля уже давно не его пациентка, и выйдя из больницы, должна была забыть о нем. И с чего вдруг она решила пригласить его на свадьбу свой лучшей подруги? Потому что с ним ей спокойнее, с ним она чувствует себя в безопасности… А, почему он согласился? Или просто не смог отказаться? Но, в конце концов, ведь это он ей позвонил, спрашивал о ее самочувствии, и оставил свой номер.
   
     — Черт, черт… Да, сейчас, иду! — Юля с быстротой молнии сняла кофе с плиты, и побежала открывать дверь. — Кто там?
     — Пиццу на дом заказывали?
     — Какую пиццу? Что за бред? — она открыла дверь. — Черт, Светик!
     — Приветик, Юлька! — заливистый смех подруги заставил Юлю улыбнуться.
     — Проходи. Кофе хочешь? Я только что сварила.
     — Давай.
    Они сидели на диване, и пили кофе. Как раньше.
     — Слушай, Светик, а почему ты трубку не брала, а? Я тебе раз двадцать звонила!
     — Прости, не было времени. У меня не было ни одной свободной секунды! Предки меня чуть ли не пытали! Ну, представь, я же им ничего не сказала, просто взяла и заявилась! Да еще и с женихом! Они были в шоке.
     — В общем, как и я. Но, ведь все прошло хорошо?
     — Все просто отлично. Я думаю, Миша понравился родителям, он ведь просто прелесть!
     — А я не сомневалась. Но… Мне показалось, или тебя что-то тревожит?
     — Тревожит? — Света задумалась, поставила чашку на столик и стала прохаживаться по квартире. — Понимаешь… Все так быстро произошло, у меня даже не было времени все хорошо обдумать. Ну, то есть, я конечно… Черт. Чтобы ты знала — я люблю Мишу. И хочу за него замуж.
     — Тогда в чем дело? Может это просто волнение перед свадьбой?
     — Не зна-аю. — она улыбнулась. — Наверно ты права. Ведь это такой серьезный шаг. А это что? — Света взяла в руки фотоальбом. — Это новый или старый?
     — Это фотки после выпускного.
     — Ах, да… Меня ведь тогда не было в городе, а потом ты уехала… Я посмотрю?
     — Да, конечно. — Юля встала и подошла к окну. Какие-то ребята играли в футбол во дворе.
     — Да, кстати, мы с мамой попытались вчера составить список гостей, я именно из-за этого задержалась, знаешь, получается довольно много.
     — Меня не забыла записать?
     — Ой, ой, как смешно. Слушай. А это кто?
     — Где?
    Юля посмотрела на фотографию и ее лицо изменилось. Первая ее мысль была, как сюда попала эта фотография? Ах, да, она ведь решила убрать ее подальше, и, наверно, машинально сунула в альбом.
     — Юль! Ты меня слышишь?
    С фотографии улыбался довольно симпатичный мужчина, восточной внешности, в военной форме. Большие черные глаза смотрели чуть насмешливо, зато улыбка была добрая. Из-под берета, лихо задвинутого на затылок, выглядывали иссиня-черные волосы, чуть вьющиеся. Он обнимал девушку, одетую в светлые джинсы и черную футболку.
     — Я так понимаю, это ты? А кто рядом с тобой?
     — Это… — в горле внезапно пересохло, даже стало трудно дышать. — Это Ренат.
   
    Глава 6
     — Юль, с тобой все в порядке? — голос подруги вернул Юлю из мучительных воспоминаний.
     — А? Да… Все в порядке, Светик.
     — Ты так побледнела… Это из-за фотографии? Юль, прости …
     — Все в порядке. — с нажимом повторила Юля. — Это просто фотография.
     — Юль… — Света смотрела, как Юля медленно отошла к окну, что-то напряженно в нем высматривая. Повисло тягостное молчание. Никто не знал, что говорить. Юля молча ругала себя, за то, что не убрала фотографию подальше.
     — Светик…
     — Да?
     — Я хочу побыть одна. Пожалуйста.
     — Да, конечно… — Света поднялась с диванчика, и направилась к двери. — Я позвоню вечером. Пока.
     — Пока. — Юля даже не обернулась.
    Как только за подругой захлопнулась дверь, она облегченно вздохнула. Медленно подошла к дивану и подняла упавшее фото. Юля молча смотрела на фотографию. На ней они были счастливы.
     — Ренат, милый… — прошептала она. — Если бы ты был жив…
   
     — А мне вот это больше нравится. — Юля внимательно смотрела на свадебное платье подруги. Это было уже седьмое. — Здесь очень красивый корсет.
     — Да, но фата… Она слишком короткая. — Света капризно надула губы. — Я хочу, чтобы фата доходила до пола.
     — И чтобы девочки-ангелочки в розовых платьицах несли ее за тобой? — съязвила она.
     — Тебе смешно, это же не твоя свадьба. — Света критически осмотрела себя в огромном зеркале. — Ведь платье — это самое важное!
     — А, по-моему, самое важное — это жених. — Юля устало вздохнула и буквально рухнула в стоящее рядом кресло. У нее уже все кружилось перед глазами, когда все это кончится? Юля знала, что трудно найти подходящее платье, но чтобы настолько?
     — У меня есть на примете еще один магазинчик. — Света вышла из кабинки, уже переодетая.
     — Последний на сегодня?
     — Хочется надеяться. Если не найду там платье своей мечты, придется идти в ателье.
     — Ладно, поехали.
    Они вышли из салона, и направились к машине. Юля села в водительское кресло, и в нетерпении достала пачку сигарет из бардачка.
     — Представляешь, забыла сигареты в машине. — улыбнувшись собственной рассеянности, Юля закурила. Выставив один локоть из открытого окна свой «шкоды», она с облегчением выпустила струю дыма на улицу.
     — Лучше бы ты совсем их забыла. — Света устало откинулась на спинку сиденья.
     — Зачем ты так, подружка? Мне ведь нужно как-то расслабляться.
     — Потому, что… — начала Света.
     — Ладно, ладно, давай без лекций о вреде курения. — Юля затушила выкуренную наполовину сигарету. — Пристегнись, лучше. Не дай бог, остановят.
    Минут через пять они уже подъезжали к очередному свадебному салону. Юля молча молилась, чтобы здесь оказалось то самое платье, иначе она просто сойдет с ума. Едва они вошли к ним сразу же подбежала немолодая продавщица.
     — Добрый день, чем могу помочь? — она прямо таки светилась от счастья.
     — Мне нужно платье, свадебное платье.
     — Конечно, пойдемте. У нас как раз есть ваш фасон. Платье просто потрясающее!
    Похоже, у этой дамочки язык хорошо подвешен, подумала Юля, глядя как она уводит ее подругу в примерочную.
     — Может быть, хотите кофе? — раздался голос сзади.
    Юля обернулась, и увидела молодую девушку, скорее всего помощницу, так как на груди у нее висел бейджик с эмблемой салона.
     — Да, пожалуй, кофе не помешает. — она улыбнулась, и помощница удалилась.
    Юля села на диванчик, и приготовилась к «показу», девушка вернулась через три минуты, неся дымящийся кофе.
     — Спасибо. — Юля сделала глоток. У нее вдруг возникла одна мысль, она поставила чашку на столик, и достала мобильный из сумочки. Повертела его в руках, раздумывая, и набрала номер. Пока шли гудки, она нетерпеливо сжимала ручку от своей крошечной сумочки. В трубке раздался знакомый голос.
     — Привет.
     — Привет. Я не помешала?
     — Э… Нет. Я сейчас в ателье, на примерке. — действительно, помимо бархатного голоса Адама, слышались и другие голоса. — Смокинг уже почти готов. А ты где?
     — Я с подругой в свадебном салоне, выбираем платье.
     — И как успехи?
     — Пока никаких. Но я надеюсь, что все это скоро закончится. В смысле, она, наконец, найдет платье своей мечты, а то я скоро сойду с ума от ее капризов. — она нервно рассмеялась. В трубке раздался ответный смех доктора. Потом чей-то голос произнес, «да прекратите вы вертеться, а то я сейчас уколю вас булавкой!».
     — У вас там все в порядке?
     — Да, да… Прости, я сейчас не могу говорить, мой портной мне угрожает. — Адам снова рассмеялся. — Как насчет, встретиться вечером?
     — Встретиться? — Юля лихорадочно соображала, есть ли у нее планы на вечер, кажется, нет. — Конечно, думаю, в восемь я буду свободна.
     — Отлично, я заеду. До вечера.
     — До вечера.
    Юля сжимала телефон в руке и глупо улыбалась. Он пригласил ее на свидание. Да нет, это просто дружеская встреча. И почему она радуется как школьница? Если так будет продолжаться…
     — Юль, посмотри, по-моему, это то, что надо.
    Юля подняла глаза и от неожиданности выронила мобильник. Боже. А права была продавщица, пронеслось у нее в голове. Действительно, платье просто сказочное. Без бретелек, просто тугой корсет, благодаря которому, талия казалась просто осиной, длинная узкая юбка подчеркивала крутые бедра подруги. Позолоченный обруч, украшенный цветами, удерживал длинную, струящуюся фату. Образ дополняли длинные, до локтя, перчатки и туфли на высоком каблуке.
     — Юль! Что-то не так? — раздался встревоженный голос Светы.
     — Нет. Светик, это просто фантастика. У меня нет слов. Я думаю, мы его нашли.
    Встревоженное выражение подруги сменилось широкой улыбкой.
     — Ты думаешь? — она повернулась к зеркалу.
     — Естественно. — Юля поднялась и подошла к ней. — Посмотри на себя. — она встала рядом, и указала на отражение в зеркале. — Ты как принцесса. Точнее, ты и есть принцесса. Мише невероятно повезло.
     — Юля… — она растроганно улыбнулась, и обняла подругу. — Ты, правда, так думаешь?
     — Ну, конечно, подружка. — Юля крепче сжала Свету в объятиях. — Это будет незабываемая свадьба.
    Юля даже не подозревала, как она была права.
   
    Глава 7
    Время до вечера тянулось невыносимо долго. Юле казалось, что восемь часов никогда не наступит. Она выбрала короткое платье, небесно-голубого цвета, без рукавов, с большим треугольным вырезом. К нему одела белые босоножки на пробковой подошве, и распустила волосы. Теперь они мягкими волнами падали на плечи. Она решила не краситься, только слегка провела блеском по губам. Юля подошла к зеркалу, чтобы в последний раз проверить, как она выглядит, тут раздался долгожданный звонок в дверь. Перед тем как открыть, Юля взглянула на часы: 19:58.
     — Привет. — Адам держал в руках букет белых роз. — Это тебе.
     — О… Спасибо. — Юля взяла цветы и вдохнула их нежный аромат. — Ты проходи, я пока найду вазу. — она ушла на кухню, пытаясь вспомнить, а есть ли у нее вообще ваза. К счастью ваза нашлась. Когда Юля вернулась в комнату, док рассматривал книги в стеллаже.
     — Я готова.
    Он обернулся.
     — Хорошо, поехали. Ты сегодня потрясающе выглядишь. — он провел взглядом по ней, с головы до ног, и обратно.
     — Спасибо.
    Его черный «лексус» стоял во дворе, он подошел к машине и открыл дверцу, пропуская Юлию вперед. Потом сел сам, и они уехали, оставив местных «кумушек» сплетничать на лавочке.
    Вечер они провели в ресторане «Астория», Юля хорошо знала это место. Очень уютно и безумно романтично. После трудного дня, поужинать в ресторане было хорошей наградой. В последнее время Юле редко выдавалась возможность отдохнуть. Она почти никуда не выходила, не было настроения. Иногда они с подругой ходили гулять на пляж. Но сейчас, у Светы на уме была только свадьба, и возможностей вырваться у нее становилось меньше. Поэтому единственным развлечение для Юли было чтение на любимом диване, или прослушивание музыкальных дисков, которых набралось великое множество. А этот вечер подарила сама судьба, решила Юля. С Адамом было легко и спокойно. Как будто они знакомы всю жизнь. С ним можно было говорить обо всем, они обсуждали новинки музыки и кино, вместе шутили и смеялись. Потом Адам пригласил ее потанцевать. Они медленно кружились под что-то нежное и романтичное, и Юля слышала как ровно бьется его сердце. Чувствовала теплое дыхание на шее. Все остальное отошло на второй план. Сейчас были только они вдвоем.
    Домой они ехали молча, каждый думал о своем. Юля украдкой бросала взгляды на Адама. Они подъехали к ее подъезду, Адам открыл дверцу, и Юля вышла из машины.
     — Эд, спасибо за чудесный вечер.
     — Это тебе спасибо. — он взял ее руку в свои ладони и медленно поднес к губам.
     — Эд…
     — Не надо слов. — Адам притянул ее к себе так близко, что она почувствовала его дыхание. А потом он поцеловал ее. Нежно, неторопливо, и Юля не могла не ответить ему. Он обнял ее крепче и Юля почувствовала, что у нее подкашиваются колени. Потом Адам отпустил ее, тяжело выдохнув.
     — Я давно хотел это сделать. — сказал он, слабо улыбаясь. Юля улыбнулась в ответ. — Спокойной ночи.
     — Спокойной ночи, Адам.
    Сейчас она стояла у окна в своей комнате и смотрела, как он уезжает. Губы до сих пор горели от поцелуя. Как только машина скрылась из вида, она задернула штору и отправилась спать. День был очень насыщенным, и она немного устала. Шелковая ночная рубашка немного охладила ее, но Юле все равно было жарко, когда она вспоминала его объятья. Быстро скользнув в постель, она устроилась удобнее, и, закрыв глаза, стала вспоминать события этого дня. Счастливого дня. А все-таки это было свидание, подумала Юля, медленно погружаясь в царство Морфея. В этот вечер они ни разу не вспомнила о Ренате.
   
    Глава 8
    спустя неделю
    Стоял теплый августовский день, свежий ветерок проникал в открытое настежь окно в спальне и приятно щекотал ноздри. Солнце светило во всю мощь, и комната была ярко освещена. Но Юля не торопилась вставать, в кое-то веки можно поваляться! Она даже телефон отключила, только бы ее никто не беспокоил. Честно говоря, она не хотела, чтобы Света ей звонила. До свадьбы оставалось меньше месяца, и с ней невозможно было разговаривать. Все мысли подруги были заняты предстоящим торжеством, ну, не то чтобы Юля не радовалась за нее, конечно первое время она постоянно была рядом со Светой, помогала ей, в чем могла, выслушивала ее капризы. Но теперь ей хотелось покоя. Хотелось понежиться в мягкой теплой постели… А не бежать по первому зову сломя голову. В конце концов, доктор прописал ей покой. Доктор… Адам… При воспоминании о высоком стройном мужчине с глазами цвета темного шоколада сердце молодой девушки начинало учащенно биться. После того вечера они еще много раз встречались, ходили в ресторан, в кино, а иногда просто гуляли по пляжу. Понемногу Юля стала избавляться от страшных воспоминаний, теперь все ее мысли были заняты другим человеком. Сейчас, лежа в кровати, Юля понимала, что ее чувства к доктору отнюдь не дружеские. Кажется, она влюблена в Адама.
    Улыбаясь своим мыслям, Юля поднялась с постели, подошла к музыкальному центру, и поставила любимый диск. Из динамиков послышался нежный голос Ливайна, его песня «воскресное утро» как нельзя соответствовала действительности. Юля присела на краешек подоконника и посмотрела вниз, какой-то паренек протирал мотоцикл. Это был Леня.
    Вдруг раздался звонок в дверь. Юля накинула короткий шелковый халатик, и, молясь, чтобы это была не Света, отправилась открывать. Повернув нехитрый замок, она распахнула дверь, и, в недоумении уставилась на гостя. Перед ней стоял молодой парень, среднего роста, немного широковатый в плечах. Его голубые глаза оценивающе провели по ней, и Юля потуже запахнула халат. Незнакомец улыбнулся, уловив ее волнение.
     — Здравствуйте, Юлия.
     — Здравствуйте.
     — Мне нужно с вами поговорить. Это важно. — незнакомец говорил как-то сквозь зубы, но, вообще производил впечатление «скромняги», несмотря на накаченные бицепсы.
     — Хорошо, заходите. — Юля отодвинулась, давая ему пройти. — Проходите на кухню. Может, хотите чего-нибудь, чай, кофе?
     — Кофе. Черный, без сахара.
    Пока Юля варила кофе, парень не произнес ни слова. Он сидел на стуле, и молчал, как будто не знал с чего начать этот, по его мнению, важный разговор. Юля же гадала, что может понадобиться этому красавчику от нее. Несомненно, раньше она его нигде не видела. Она разлила кофе по чашкам, и поставила на стол корзинку с печеньем. Потом села напротив и в ожидании посмотрела на парня. Он медленно пил из чашки, и продолжал молчать. Наконец Юля не выдержала.
     — Вы, кажется, хотели о чем-то поговорить? Я жду.
     — Да. — в его голубых как небо глазах было столько тоски, что Юле стало не по себе.
     — Может, вы хотя бы представитесь? — ее забавляла эта ситуация.
     — Простите. Меня зовут Антон. Антон Исаев.
     — Антон?.. — потрясенная, Юля смотрела на парнишку. Неужели это тот самый Антон?
     — Судя по вашей реакции, вы обо мне наслышаны. — он грустно улыбнулся. — Света много о вас рассказывала. Я видел ваши фотографии, поэтому сразу вас узнал.
     — Как вы узнали, где я живу?
     — Просто. Я видел адрес на письмах.
     — Ладно. Но… что вам нужно от меня?
     — Может, перейдем на «ты»?
     — Хорошо, что тебе от меня нужно?
     — Я хочу встретиться со Светой. Ее номер не отвечает, а адрес ее родителей я не знаю. Наверно, она остановилась у…
     — Жениха. — слова сами сорвались с губ.
     — Что?
     — Я говорю, она живет у своего жениха. — Боже! Прощай, покой. Ну почему она должна рассказывать? Но, с другой стороны, Свете не нужно перед свадьбой волноваться. А этот красавчик ничего кроме лишних волнений не принесет.
     — В каком смысле?
     — Све-та вы-хо-дит за-муж. — по слогам произнесла Юля.
     — Замуж… — эхом отозвался Антон. — Это правда?
     — Да. Свадьба в конце месяца. И, я думаю, встречаться вам не стоит.
     — Кто он?
     — Антон…
     — Скажи, кто он? Я его знаю?
     — Я не знаю, знаешь ли ты его. Я не могу тебе сказать.
     — Почему? Я имею право знать.
    А может и правда, он имеет право? Но, в конце концов, это их личные дела. Почему она должна вмешиваться? Это она не имеет право ничего ему говорить. Черт! Но он так мучается. В голове у Юли был сплошной хаос. Она встала из-за стола.
     — Послушай, Антон, не вмешивай меня в это.
     — Скажи кто он, пожалуйста.
     — Его зовут Михаил Чернышев.
     — Чернышев? Нет, я его не знаю. — он задумался на минуту. — Юль, ты должна мне помочь.
     — Я прошу, пожалуйста, не вмешивай меня. Это ваши личные проблемы.
     — Вот именно, просто дай мне его адрес.
     — Я не знаю, где он живет, честно. — пришлось немного покривить душой. — Уходи, Антон.
     — Значит, ты мне не поможешь? — он подошел к ней и взял ее за руку. — Юля, пойми, это очень важно. Мне очень нужно поговорить с ней. Давай сделаем так, я оставлю тебе свой телефон, и если что, ты мне перезвонишь, лады?
     — Лады. Но я ничего не обещаю. — неохотно согласилась Юля.
    Он вынул из кармана блокнот, вырвал листок и записал свой номер. Оставив листок на столе, Антон направился к двери, собираясь уйти.
     — Антон.
     — Да? — он обернулся.
     — Ответь на вопрос, только честно.
     — Ну.
     — Ты любишь ее?
     — Люблю. Больше жизни. — в его глазах опять появилась та тоска, от которой у Юли что-то защемило в сердце. Он развернулся и ушел, низко опустив голову. Послышался стук входной двери. Он ушел. Юля опустилась на стул, и обхватила голову руками. Вот и отдохнула. И что теперь делать?
   
    Глава 9
     — Юль, что-то ты сегодня какая-то задумчивая. — заметила Света, поедая пирожное, в их любимом кафе.
     — Что?.. А, нет, тебе показалось. — Юля натянуто улыбнулась.
     — А я так не думаю. Юльчик, что-то случилось?
     — Случилось? — она внимательно разглядывала пуговку на рукаве своей блузки. — Ну…
     — Юль, может, расскажешь? Вдруг я смогу чем-нибудь помочь. — Света участливо смотрела на подругу.
    Юля боролась с желанием рассказать все об Антоне. Но не могла же она вот так взять и выложить, что он заявился вчера к ней домой!
     — Нет, ничего не случилось. Все в порядке.
     — Ну, как хочешь. — Света опять принялась за пирожное.
     — Знаешь, я тут кое-что вспомнила… Мне нужно ехать.
     — Ехать? Куда?
     — Потом объясню. Мише привет, пока. — она чмокнула подругу в щеку, подхватила сумочку и направилась к выходу.
     — Пока… — Света растерянно смотрела ей вслед.
   
    Пройдя по уже знакомой дорожке, Юля остановилась у маленького заборчика, ровным прямоугольником окружившего могилу. У ее основания стояла гранитная плита, на которой были выгравировано имя покойного, Ренат Исхаков. Юля села на маленькую скамеечку, стоявшую рядом.
     — Ну, здравствуй, Ренат.
    Слезы потекли по ее лицу. Она приходила сюда, просто посидеть, подумать о жизни. Была здесь какая-то особая атмосфера, как будто время застыло. Вокруг только тишина и покой. Юля сидела, не двигаясь, думая о том, как несправедлива жизнь. Он лежит там внизу, заколоченный в деревянный ящик, а она невредимая, приходит его навещать. Она просидела там около двух часов, потом осторожно поднялась, спина и ноги затекли. Попрощавшись с любимым, она пошла обратно по той же дорожке.
    Уже почти у выхода она встретила странного человека, он шел, ссутулившись, низко надвинув кепку с большим козырьком. Лица его она не увидела, но весь облик незнакомца показался странно знакомым. Руки незнакомец держал в карманах джинсовой курки, застегнутой до горла. Он прошел мимо нее, и Юля почувствовала терпкий аромат миндаля. Она остановилась и обернулась, смотря ему вслед. Решив, что ей показалось, она села в машину, и поехала домой.
   
    Приготовив себе кофе, Юля удобно устроилась на большом кресле, и включила телевизор, чтобы как-то нарушить эту тишину. Она переключала каналы, в надежде найти какой-нибудь фильм, чтобы скоротать вечер. Зазвонил телефон. Отложив пульт, Юля дотянулась до трубки.
     — Да?
     — Привет.
     — Привет.
     — Могу я узнать, куда ты сегодня убежала? И к тому же мобильный отключила. Где ты была?
     — На кладбище.
     — Что? А…
     — Светик, я… хочу тебе кое-что рассказать. Это важно. — Юля тщательно подбирала слова.
     — Ну, раз важно, то говори.
     — Я хотела все сказать еще утром, но не смогла. Понимаешь… Черт! Короче, — Юля вдохнула поглубже и произнесла на одном дыхании. — Ко мне вчера приходил Антон. Антон Исаев.
    В трубке было слышно только тишину.
     — Свет! Ты меня слышишь?
     — Что ты ему сказала?
     — Что ты выходишь замуж. — неуверенно произнесла она.
     — И все?
     — Ну… в общем, да. Он просил твой адрес.
     — И? Надеюсь ты ему ничего не сказала. — голос подруги был раздраженным.
     — Нет, не сказала.
     — Он приходил только вчера? — в голосе Светы звучали какие-то незнакомые нотки.
     — Что ты имеешь ввиду? Конечно только вчера.
     — Ну, откуда я знаю. Да, и вообще, ты не должна была говорить ему про свадьбу. Вообще не надо было ничего говорить.
     — По-твоему, я должна была просто выставить его за дверь? — Юля была удивлена.
     — Да. Хотя, меня это не касается.
     — То есть?
     — Извини, мне пора идти. Поговорим потом. — она положила трубку, не дожидаясь ответа.
    И с чего она так разозлилась? Света никогда не разговаривала с ней в таком тоне. Да что она о себе возомнила? Ее это не касается, видите ли! Юля покрутила телефон в руке. Значит, Света не хочет с ней разговаривать.
     — Ну, ладно, Светик.
    Юля поднялась с кресла, подошла к своему письменному столу и достала из верхнего ящичка записную книжку. Вытащив из нее листочек, она набрала номер, написанный на нем. Пошли гудки. Юля присела на краешек стола.
     — Я слушаю.
     — Антон? Это Юля. Записывай адрес.
    Продиктовав адрес молодому человеку, Юля, с чувством выполненного долга, вернулась в свое удобное кресло. Немного подумав, она снова взяла в руки телефон. Теперь она набрала номер по памяти.
     — Да?
     — Привет.
     — Привет, Юль.
     — Я тут подумала… Твое предложение еще в силе?
     — Да. Конечно.
     — Я согласна, я поеду с тобой.
     — Отлично. Тогда завтра утром я за тобой подъеду?
     — Буду ждать.
    Теперь все в полном порядке. Завтра она уезжает в Альпы, кататься на горных лыжах. На неделю. С Адамом. Юля улыбнулась своим мыслям. Она подумала, что не стоит брать с собой мобильный. Пора отдохнуть по-настоящему.
   
    Глава 10
    Спустя еще одну неделю
     — Не могу поверить, что я снова дома.
     — А я бы предпочел остаться еще на недельку. — Адам вытащил сумки из багажника и поставил их рядом.
     — Ну… У нас ведь есть уважительная причина. — она хитро улыбнулась. — Но в следующий раз…
    Он не дал ей договорить, прижал к себе и поцеловал. Юля была рада, что согласилась поехать с ним. Им было просто необходимо побыть вместе, чтобы понять, что их связывает нечто большее, чем просто дружба. Она действительно влюбилась.
   
    Дотащив сумки до двери, она с трудом достала ключи из кармана и открыла дверь. Бросив всю свою ношу в коридоре, Юля прошла в комнату и рухнула на диван, усталость взяла свое и она моментально заснула. Даже не удосужившись раздеться.
    Ее разбудил телефонный звонок. Юля отрыла глаза и с видимым усилием поднялась, взглянула на часы. Боже! Уже десять вечера. Она проспала двенадцать часов. Телефон все еще разрывался.
     — Слушаю. — произнесла она сонным голосом и зевнула.
    В ответ трубка разразилась криком.
     — Где тебя, черт побери, носило?!
    Юля от неожиданности выронила трубку. Сон как рукой сняло. Она подняла упавший на пол телефон и поднесла его к уху на расстоянии.
     — Привет, Светик.
     — Я пытаюсь дозвониться до тебя целую неделю! Я звонила на сотовый, но ты его отключила. Дома тебя не было. Я чуть с ума не сошла! Где ты была?!
    Юле неожиданно стало стыдно. Черт! Она-то думала Света и не заметит ее отсутствия. Так она была занята свадьбой.
     — Я… Э… Ну…
     — Ты можешь просто сказать, где ты пропадала, целую неделю? Я обзвонила все милицейские участки, все больницы и, о Господи, даже все морги!
     — Светик, успокойся. Со мной все в порядке. Я была с Адамом. В Альпах.
     — Ч-что? — Света от удивления даже стала заикаться. — К-какие к черту Альпы? Это что, шутка?
     — Нет. — Юле показалось, что если она скажет еще хоть слово, Света ее прикончит.
     — И что ты там делала целую неделю?
     — Я… Мы катались на лыжах. — чуть ли не шепотом произнесла Юля.
     — Лыжах?! Лыжах?! — у Светы началась истерика. — Черт возьми, я с ног сбилась, я… Я не знала где ты, что с тобой… я…
     — Свет, успокойся. Со мной все хорошо.
     — Знаешь, — вдруг очень спокойно сказала она. — я… просто испугалась. Как тогда. Когда мне сказали, что ты в реанимации. И что у тебя всего один шанс из…
     — О Боже, Светик, прости. Я… не хотела. — ну что она наделала!
     — Обещай мне, что ты больше так не сделаешь.
     — Обещаю.
   
    Не смотря на ранее утро, на улице было тепло. Юля выбежала из подъезда и направилась в сторону пляжа. В последнее время она мало бегала, теперь приходится наверстывать упущенное. На пляже было тихо, если не считать шум моря. Юля бежала по самому краю, а, когда вода подходила слишком близко, ловко уходила в сторону. Ей нравилось бегать. Заодно можно было обдумать некоторые вопросы, которые не решались в душном городе. Юля остановилась, чтобы отдышаться, и оглянулась назад. Отсюда был виден город. И толстый слой смога, зависший над ним. Юля осторожно опустилась на колючие камешки, и положила руки на согнутые колени. Надо бросать курить, подумала она. К счастью, ей это было сделать не трудно, ведь начала она совсем недавно, когда лежала в клинике.
    Через неделю свадьба. Может для Светы это радостное событие, но Юля с ужасом думала об этом. Живя в небольшом городе Юля умудрялась не встречаться ни с кем из старых знакомых. Ей ни с кем не хотелось видеться. Меньше всего она хотела быть объектом для жалости. Даже ее адрес не знал никто кроме Светы. И отчима. Но он далеко.
    Вернувшись домой она обнаружила записку, просунутую в дверь. Прочитав ее, Юля вздохнула, и с грустью вспомнила проведенную неделю в заснеженных Альпах. Там ее никто не беспокоил. Стоит подумать о переезде.
    Приняв душ, она высушила волосы, переоделась в джинсы и короткую футболку и, захватив сумочку, вышла из дома.
    В кафе ее уже ждал Антон.
     — Привет. Здорово выглядишь. — он с восхищением провел по ней взглядом. — Ты куда-то уезжала?
     — Привет. — она повесила сумку на стул и присела. — Спасибо, да я ездила отдыхать. А ты как?
     — Нормально. Будешь что-нибудь?
     — Нет, спасибо. Ты хотел поговорить о чем-то?
     — Да, в общем…
     — Как прошла встреча?
     — Что? А, ты об этом… Никак. — он улыбнулся.
     — То есть?
     — Я с ней не разговаривал. Я видел, как они возвращаются домой. В обнимку. Она выглядела такой счастливой.
     — И что же?
     — Я уезжаю. Вот, решил с тобой попрощаться.
     — Уезжаешь?
     — Да. Мне здесь делать нечего.
     — Но… А как же… Ведь ты же любишь ее!
     — Люблю. А она любит его. Сама подумай, стоит ли мне разрушать ее счастье? Она так быстро забыла обо мне. — он задумчиво смотрел на свой бокал. Интересно, он каждый день начинает со спиртного?
     — Во сколько рейс? — надо было отвлечь его от этих мыслей.
     — А? Через три часа.
     — Хочешь, я поеду с тобой в аэропорт?
     — Правда? — он посмотрел на нее своими голубыми как небо глазами. Неужели он так и на Свету смотрел? Разве перед этим взглядом можно устоять?
     — Конечно. Если хочешь, я поеду.
     — Спасибо. Но нет, не надо. — он поднялся. — Прощай, Юля.
     — Пока. — с ударением произнесла Юля и он улыбнулся.
   
    Глава 11
    Плохо, если день начинается с прощания. Всего несколько дней назад она не знала этого человека, а теперь ей приходится с ним расставаться, и на душе почему-то совсем гадко. Как будто она могла что-то сделать для него и не сделала.
    Юля подошла к письменному столу и достала из последнего ящичка фотоальбом. Присев на диван она открыла последнюю страницу и вытащила фотографию. Ту саму, где она с Ренатом. Теперь его нет, и ничего с этим не сделаешь, можно только смириться. Юля смотрела на фото, но плакать почему-то не хотелось. Осталось только щемящее чувство в груди. А еще совсем недавно она не могла спокойно на него смотреть. Почему это с ней происходит? Разве это не предательство? Они же любили друг друга! Они собирались пожениться! Но его теперь нет, подсказал внутренний голос, а ты есть. И ты не можешь себя похоронить вместе с ним.
    Она поднялась с дивана, и отнесла альбом на место. Надо чем-нибудь заняться, подумала она. Может, съездить к Свете? Нет, кажется, она сегодня выбирает цветы для украшения свадебного зала. Может, съездить в редакцию? Сколько она там не была? Нет, не сегодня. Как-нибудь потом… А как на счет…
    Раньше она думала, что даже в качестве гостя не поедет туда. Что-то изменилось? Да, с улыбкой подумала она. Теперь ей нечего бояться. Теперь она не одна.
    Выехав за черту города, она направилась в сторону частной клиники. Она находилась не очень далеко, минут тридцать езды.
    Где находится его кабинет, она никогда не забудет, думала Юля, проходя по мрачным коридорам в сопровождении охраны. Как много воспоминаний, связанных с этим местом! Остановившись у дверей, охранник постучал.
     — Да, проходите.
    Открыв дверь, он зашел, оставив Юлию ждать. Спустя пару секунд вышел, и кивнул головой в сторону двери. Юля зашла, Адам сидел за столом, разбирая какие-то бумаги.
     — Странно, что меня здесь не обыскали. Привет. — она чмокнула его в губы.
     — Привет. А ты как думала? У нас здесь все по-взрослому. А ты по делу или так?
     — Просто соскучилась. — она присела к нему на колени, обняв за шею. — А ты? Скучал?
     — Ты даже не представляешь, как.
     — Знаешь, я тут подумала… Насчет работы, может мне съездить в редакцию? Я ведь так и не была там после того как вернулась. Что ты думаешь?
     — Ты действительно этого хочешь? Я имею ввиду, вернуться на работу?
     — Не знаю… — она задумчиво провела пальцем по его небритой щеке. — Мне ведь нужно как-то зарабатывать. Я не могу всю жизнь тратить деньги отчима.
     — Конечно. Но я думал, ты не захочешь заниматься этой работой. Если считаешь, что готова вернуться, то ты должна поехать.
     — Да, наверно.
     — А как твой отчим, ты давно ему звонила?
     — Давно. С ним все хорошо. Предлагал переехать к нему.
     — Он по тебе скучает. А ты… отказалась?
     — Ну да. Зачем мне уезжать? Мне хорошо здесь, с тобой.
     — И мне с тобой хорошо. Кстати, как на счет того, чтобы поужинать сегодня вместе? У меня.
     — Романтический ужин при свечах?
     — Да.
     — Звучит заманчиво. Думаю я… согласна. — она счастливо рассмеялась, Адам прижал ее к себе сильнее и поцеловал. Этот поцелуй длился бы, наверное, бесконечно, если бы не телефонный звонок. С явной неохотой Адам оторвался от нежных губ и поднял трубку.
     — Частная клиника имени Фарковича. Слушаю. Да. Нет. Да, все подготовим. Конечно. Да, как обычно. До свидания.
    Адам положил трубку и задумчиво провел рукой по волосам.
     — Что-то случилось?
     — Нет, все в порядке. Малыш, мне нужно работать. — он поднялся и подсадил ее на свой стол.
     — Да, конечно. — Юля вздохнула. — А наш романтический ужин не откладывается?
     — Нет. — он улыбнулся. — Часиков в восемь все будет готово.
     — Отлично.
   
    Юля ждала сигнала светофора на перекрестке, и думала, куда бы сейчас отправиться? Лучшая подруга как всегда занята, любимый тоже. У всех есть свои дела, с легким раздражением подумала она. Может, все-таки поехать в редакцию? Вернуться на работу. Она достала из сумочки мобильный и набрала номер. С минуту Юля слушала только гудки, но, наконец, раздался знакомый голос.
     — Слушаю.
     — Привет, Никита. Узнал?
    В трубке было слышно только молчание. Похоже, меньше всего он ожидал ее звонка. Они с Ником были хорошими приятелями, не смотря на то, что он был ее шефом.
     — Макарова? Черт возьми, неужели это ты?
     — Я.
     — Ты вернулась? Где ты сейчас? Дома?
     — Нет, я на Пушкина, стою на перекрестке.
     — Ты на колесах?
     — Да. Я… могу приехать?
     — Ты должна приехать. Или ты думаешь, твою работу должны делать другие? — в этом был весь Ник, чтобы не случалось, он всегда думал о работе. Возможно, это был смысл его жизни.
     — Хорошо, я сейчас подъеду.
     — Жду.
   
    Через двадцать минут она остановила свою машину возле невзрачного здания. Юля работала здесь около года, писала небольшие статьи, но слыла перспективным журналистом. Начинала она с маленьких критических заметок о современных фильмах и книгах. Потом ей начали поручать более серьезные статьи. В основном она писала о молодежи, об их развлечениях, об учебе и т.д. Настоящих журналистских расследований в ее жизни не намечалось.
    Прервав свои размышления, Юля поднялась на второй этаж, и направилась по длинному светлому коридору к кабинету шефа. Не стучась, она вошла. Он стоял, уставившись в монитор, и что-то напряженно читал. Услышав звук открывающейся двери, Ник поднял голову и с недовольством посмотрел на Юлию.
     — Привет, шеф. — она обворожительно улыбнулась.
     — Ну, здравствуй, Макарова. Садись. — он указал на стоявшее рядом кресло. — Как ты? В порядке?
     — Все отлично, Ник.
     — Это хорошо. Так, что у нас сегодня… среда. С понедельника может приступать к работе.
     — С понедельника? Хорошо.
     — Кстати, как там обстоят дела с твоей книгой?
     — Никак. Я не притрагивалась к ней после… той аварии.
     — С тобой точно все в порядке?
     — Да. Я… снова начну писать.
     — Тогда, до понедельника.
     — До свидания, шеф.
    Она вышла из кабинета, закрыла дверь, и прислонилась к ней спиной. Все так же как и прежде. Ничего не изменилось. Может, так и должно быть?
   
     — Расскажи о ней. — попросил Адам.
    Они сидели в его уютной квартире, за празднично накрытым столом, в середине которого красовались две зажженные свечи и уже почти наполовину выпитая бутылка красного вина.
     — А что именно ты хочешь узнать?
     — Ну, например, как давно вы дружите?
     — О… еще со школы. — она рассмеялась. — Она была лучшей ученицей в классе. А я у нее списывала. После учебы она решила уехать в другой город, хотела стать врачом, сейчас она на шестом курсе.
     — Ее всегда привлекала медицина?
     — Да. Света просто Божий дар человечеству.
    Адам рассмеялся и откинулся на спинку стула, его взгляд остановился на магнитофоне.
     — У меня идея. — он встал, подошел к полке с дисками и, вытащив один, поставил его в проигрыватель. Через минуту комната наполнилась нежной мелодией. Сделав музыку чуть громче, он протянул ей руку.
     — Потанцуем?
    Адам обнял ее, и Юля положила голову ему на плечо. За окном постепенно темнело, в соседних домах зажигались один за другим огни, жаркий солнечный день сменился ночной прохладой. Всего каких-то восемь месяцев назад она считала, что ее жизнь кончена, что смысл ее жизни погиб с любимым человеком. Она не хотела больше жить. Но, прошло время, и все изменилось. Жизнь перестала казаться такой бессмысленной и неинтересной. Причиной этих изменений стал Адам. Она поняла, как сильно она любит этого человека.
   
    Глава 12
     — Я так сильно люблю тебя.
     — Но не сильнее, чем я тебя.
    Юля вставила в магнитофон диск с джазом и умолкла. Он устало откинулся на спинку сиденья. Молчание, воцарившееся в салоне, не угнетало их. Они могли быть рядом, ничего не говоря, но прекрасно чувствуя все, что испытывают друг к другу. Как замечательна ее жизнь — ее мужчина, ее работа, ее квартира. Все так совершенно. Кто сказал, что нельзя иметь все?
    Это была ее последняя мысль перед тем, как навстречу — прямо на ее полосу — вылетел грузовик. Юля бешено завертела руль, пытаясь уйти от столкновения, но казалось, что, куда бы не поворачивала машина, грузовик преследовал ее, пока не подмял под себя. И все, что она могла вспомнить потом, — вращение, вращение… и темнота…
   
    Юля проснулась вся в поту, вскочила с кровати и побежала в ванную. Набрав в ладони обжигающе холодной воды, она ополоснула лицо. Не вытираясь, подняла голову и посмотрела в висящее напротив зеркало. Оттуда смотрела бледная, всклокоченная девушка с большими, полными немого ужаса глазами. Юля повернулась и присела на край ванны. Этот кошмар… он преследовал ее…
     — Это никогда не кончится… Никогда. — прошептала она и тихо заплакала.
    Наскоро вытерев слезы, она глубоко вздохнула, и вернулась в спальню. Ничего не подозревающий Адам мирно спал. Юля присела рядом и провела пальцем по его щеке. Потом быстро залезла под одеяло, и попыталась заснуть, подстраиваясь под равномерное дыхание Адама.
    Она проснулась только утром, так как луч света проходил через занавески и бил прямо в глаза. Она поднялась, накинула на себя его рубашку и, зевая, вышла на кухню. Адам варил кофе, и сладкий запах распространялся по квартире, щекоча ноздри. Она тихими шагами подкралась к нему и обняла за талию.
     — Доброе утро.
     — Доброе. — он обернулся, чтобы поцеловать ее. — Как спалось?
    Юля отпустила его и, подойдя к стулу, села, подобрав по себя колени.
     — Потрясающе. Ты сегодня поедешь на работу? — ей хотелось перевести разговор.
     — Да. — он кивнул, разливая дымящийся кофе по кружкам.
     — Подбросишь меня домой?
    Адам стоял у плиты, держа блюдца с кружками в руках, и молчал. Юля подняла глаза. Он как будто хотел что-то сказать.
     — Что-то не так? — спросила она, наконец.
     — Знаешь, — отмер он, и поставил перед ней кружку, — Тебе не обязательно уезжать. Ты можешь остаться у меня.
     — Остаться?
    Адам сел напротив и, поставив локти на стол, сцепил пальцы.
     — Да.
    Юля протянула руку и взяла с тарелки круассан, откусив, она начала напряженно жевать.
     — Юль, разве нам плохо вместе?
     — Нет.
    Он протянул руку, и Юля вложила в нее свою ладошку.
     — Я очень сильно тебя люблю. — Адам смотрел на нее так пронзительно, что у Юли начали дрожать колени под столом.
     — Я тоже тебя люблю.
     — Так в чем дело? Мы можем жить вместе. Ты разве не хочешь этого? Или все слишком быстро?
     — Нет. Ты прав, Эд, мы можем жить вместе.
   
    В комнате царил ужасный беспорядок. Адам хотел, чтобы Юля сегодня же перевезла свои вещи к нему. Достав свой единственный чемодан из кладовой, Юля аккуратно, как могла, складывала свои пожитки. Благо их было не так уж много, одежда, косметика, книги, диски, все укладывалось и упаковывалось. Распотрошив последний ящик письменного стола, Юля наткнулась на связку ключей. Дубликат ключей от квартиры Рената. Юля, раздумывая, крутила связку на пальце, наконец, взяла телефонный справочник и, долго перелистывая страницы, нашла нужный номер.
     — Когда-нибудь мне все-таки придется это сделать. — пробормотала она, и нажала на вызов. В трубке раздался грубый голос.
     — Да.
     — Наиль? Это Юля Макарова.
     — Юля? — грубость переросла в удивленную грубость. — Какого черта тебе нужно? — что ж, и на этом спасибо, подумала она, по крайней мере, он не бросил трубку. Наиль был родным братом Рената.
     — Я хочу встретиться.
     — А я нет.
     — Наиль, подожди, это важно.
     — Хорошо, если это действительно важно. Я буду свободен через полтора часа. Встретимся в парке, у памятника Лермонтову. Все, до встречи. — и повесил трубку.
     — Вот, грубиян! Даже не спросил, когда я освобожусь! — да, его грубость уступала лишь его высокомерию.
    Закончив все свои дела, то есть, отвезя вещи в квартиру Адама, Юля взглянула на часы, до встречи еще десять минут. Она подъехала к парку и, оставив машину неподалеку, пошла пешком. Рядом с памятником Лермонтову стояла скамейка, на ней и сидел Наиль. Издалека его самого можно было принять за памятник. Высокий, статный, властный. Во всем его облике сквозила какая-то грубоватая наглость. Его лицо как будто высечено из гранита, слишком волевой подбородок, ровно очерченный изгиб губ, широкие скулы, под густыми бровями тяжелый взгляд черных глаз. Непроницаемый, непоколебимый. Такой взгляд как рентгеновский луч прожигает насквозь, оставляя лишь кучку пепла.
    Он сидел, закинув одну ногу на другую, и положив руку на спинку скамейки. Сидел ровно в центре. «Хозяин жизни», так называл его Ренат. На нем была ослепительно-белая рубашка, выгодно подчеркивающая смуглую кожу, и черные брюки. Пиджак, аккуратно сложенный, висел на спинке скамьи. Рукава были закатаны, и были видны массивные золотые часы, на пальце был перстень с крупным сапфиром. Первые две пуговицы были расстегнуты, и Юля узнала медальон, который был на нем на похоронах. «Интересно, кто в нем?», пронеслось у нее в голове. Наиль не был женат.
    Юля подошла к нему и поздоровалась, в ответ он только кивнул. Она села рядом.
     — Как у тебя дела? — сквозь силу проговорила она, так неудобно ей было под его взглядом.
     — Нормально. А у тебя? — он поднял одну бровь, как заправский голливудский актер.
     — У меня все хорошо. Я вернулась на работу.
     — У меня мало времени, ты что-то хотела?
     — Да… — она открыла сумочку и достала ключи. — Вот, держи, это дубликат. Ренат сделал его для меня.
    Ее терзало какое-то странное чувство, но она не понимала какое. Но, как только Наиль протянул руку, чтобы взять дубликат, она поняла.
     — Миндаль!
     — Что? — его бровь опять вопросительно поднялась. — Что ты сказала?
     — Твой парфюм...
    Когда он взял ключи его пальцы коснулись ее, и по телу обоих прошел электрический ток.
     — Это был ты. На кладбище. Две недели назад.
     — Да, это был я. Но, что там делала ты?
     — Что? Я приходила на могилу к Ренату!
     — Зачем?
     — Я… я любила его! — слезы предательски покатились из глаз. Черт! Надо было отправить ключи по почте!
     — Любила? — насмешливо переспросил он. — А сейчас ты влюблена в другого? Если не ошибаюсь, он врач?
    Юля непонимающе смотрела на него. Откуда он…
     — Ты следил за мной?
    Наиль встал, подхватил пиджак и собрался уходить, но Юля схватила его за руку. Он повернулся и они столкнулись лицом к лицу.
     — Ты следил за мной? — повторила она.
     — Быстро же ты забыла моего брата!
     — Это не так.
    Он схватил ее за запястья, и с силой прижал к себе.
     — Не так?! А как? Сколько прошло? Десять месяцев?
    Юля не могла ему ответить, она молча смотрела в его черные бездонные глаза. Ей казалось, что скажи она хоть слово, он ее убьет. В гневе Наиль был способен на все. Его лицо было так близко, что она чувствовала его дыхание. Юля ощутила странный страх перед этим человеком. Она закрыла глаза, боясь пошевелиться, она ожидала от него чего угодно, но только не… поцелуя. В первый момент она хотела оттолкнуть его, но Наиль крепко держал ее, и она ослабила хватку, прижавшись к нему и обняв за шею. Ей не хотелось ни о чем думать, хотелось раствориться в этом человеке, чувствовать тепло его крепкого тела… Но одна мысль настойчиво вертелась в голове, «так нельзя, нельзя…». Чувствуя, что Наиль теперь лишь просто нежно обнимает ее, она со всей силой оттолкнула его. Глотнув побольше воздуха Юля рухнула на скамейку, и закрыла лицо руками. Наиль сел рядом.
     — Почему он?
     — Что? — Юля подняла голову.
     — Ренат… Почему он? Почему ты выбрала его?
     — Прекрати. Я ухожу.
    Она поднялась и, подхватив сумочку, направилась в сторону выхода, ни разу не обернувшись. Как только она скрылась из вида, он вскочил и со всей силы пнул скамью носком своего дорогого кожаного ботинка. Затем перекинул через руку пиджак и, выйдя из парка, сел в свою машину.
   
    Глава 13
     — Он тебя поцеловал? — Светины глаза расширились от удивления. — Он действительно тебя поцеловал?
     — Да.
     — Так, значит, этот Наиль брат Рената?
     — Да.
     — А у тебя с ним что-то было?
     — С кем?
     — С Наилем.
     — Нет. Да мы возненавидели друг друга с первой секунды! — Юля раздраженно затушила сигарету об край пепельницы. — Он считал меня неподходящей парой для брата.
    Они сидели на маленьком удобном диванчике в уютной квартире Михаила.
     — Я ничего не понимаю. — Юля потянулась за своей сумочкой. — Ты не против, если я закурю?
     — Пойдем на балкон.
    Они поднялись и вышли через стеклянную дверь на балкон. Юля зажгла сигарету и с удовольствием затянулась. Облокотившись на перила, она выпустила струю дыма вниз.
     — Думаешь это не просто так?
     — Не знаю, Светик. Я ничего не знаю.
     — Сама посуди, он ведь тебя ненавидел? А тут вдруг поцеловал. Мне кажется, это все неспроста.
     — Да, даже если и так!
     — Может, он в тебя влюблен?
    Юля оторвалась от созерцания вида улицы с восьмого этажа и посмотрела на подругу. Сигарета, зажатая между пальцами, потихоньку дымилась.
     — Наиль… влюблен… в меня?.. Ты шутишь? Этот человек обвиняет меня в смерти брата. Он ненавидит меня.
     — Может, он просто ревнует?
     — Свет, не говори глупостей.
     — Почему, глупостей?
     — Я и Наиль… бред!
     — Что, все сплетничаем? — на балкон вышел Миша. Подойдя к драгоценной невесте, он обнял ее и легонько чмокнул.
     — Ладно, — Юля затушила сигарету. — Я пойду. У меня еще масса дел.
     — Подожди, может останешься еще ненадолго?
     — Нет, извини, подружка.
     — Я провожу тебя.
   
    Как только за ней захлопнулась дверь, Юля устало прислонилась к холодной стене. Что это? Зависть? Ревность? Она подошла к лифту и, зайдя, нажала на кнопку первого этажа. Пока ехал лифт, Юля размышляла.
     — Черт! — Юля раздраженно стукнула кулачком по стенке лифта. Она не должна так думать! Это все Наиль. Это он виноват! Какого черта она ему позвонила?
    Благополучно доехав до дома, она устало открыла дверь и медленно вошла в квартиру. В свою квартиру. Она встретила ее голыми стенами и пустыми комнатами. Юля подошла к окну и, присев на подоконник, прислонилась лбом к холодному стеклу. Кажется, только сейчас она все осознала. Ее лучшая подруга выходит замуж… теперь все изменится… А ведь недавно она сама была счастливой невестой… почему все так?.. Слава Богу, ее размышления прервал звонок в дверь.
     — Открыто! — крикнула она.
    Вошел Леня.
     — Привет. — он подошел и присел рядом.
     — Привет.
     — Ты насовсем уехала?
     — Да… — Юля оторвала лоб от стекла и посмотрела на парнишку. Такой же как всегда, серые проницательные глаза, мальчишеская стрижка, улыбка… правда, теперь немного грустная… — Я живу у… приятеля. — Юля не сразу нашла, кем назвать Адама. Да и кем он был для нее? Может, «бойфренд»? — она улыбнулась.
     — Чего?
     — Да нет, так… вспомнила… А ты как? Как учеба?
     — Какая учеба? Сейчас лето.
     — А… да, прости.
     — Что-то ты неважно выглядишь, плохо спала?
     — Нет, просто настроение упало.
     — Кстати, тут к тебе приходили.
     — Кто?
     — Я его раньше не видел. Высокий такой, брюнет, не русский, татарин, наверное.
     — С чего ты взял?
     — А… ну так, он представился. И имя у него странное.
     — Какое?.. — Боже, только не…
     — Наиль.
     — Что он хотел?
     — Ты его знаешь? — Леня смотрел на нее с плохо скрываемым любопытством.
     — Да… Так, что он хотел?..
     — Звонил в твою дверь, как сумасшедший, а я как раз спускался. Я ему говорю, что ты переехала. Он спросил, куда. Я сказал, что не знаю, я ведь и, правда, не знаю. А что, это очень важно?
     — А он не сказал, что хотел? — растерянно проговорила Юля.
     — Нет.
     — Понятно… то есть, совсем не понятно… Да и что ему понадобилось от меня! — Юля слезла с подоконника и стала ходить взад-вперед по квартире. Зачем он хотел ее видеть? Как он узнал ее адрес? А вдруг он вернется?
     — Черт.
     — Из-за чего ты так нервничаешь? — подал, наконец, голос Леня.
     — А?.. Извини, Лёнечка, мне нужно ехать… Срочно. — она подошла и, чмокнув его в щеку, направилась к выходу, не забыв захватить сумку. — Захлопнешь дверь, лады?..
    Она села в машину, и, достав сигареты, нетерпеливо закурила. Повернув ключ зажигания, она вырулила на проезжую часть, и понеслась по дороге, не обращая внимания на дорожные знаки…
    Эта странная тяга к быстрой езде… Она не пропала, даже после той ужасной аварии. Большинство людей, пережив автомобильную катастрофу, а, тем более, потеряв в ней любимого человека, не могут даже смотреть на машину. Но только не Юля. Она очень любила свой автомобиль, свою маленькую, комфортную «Шкоду». Но, иногда ее посещала мысль, купить что-то побольше, конечно, не такое большое, как «Хаммер»… но… Стоит съездить в автопарк, может удастся найти что-нибудь…
    Юля припарковалась возле поражающего своими размерами супермаркета. Выйдя из машины и поставив ее на сигнализацию, она вошла в здание. Захватив тележку, Юля медленно пошла между рядами, иногда останавливаясь, чтобы положить в нее очередную вещь. Больше всего на свете, Юля не любила шумной толпы, толкотню и прочее, что связано с большим количеством людей. В этом плане супермаркет был лучшим выбором. Народа здесь всегда немного, да и те, углубившись в свои мысли, проходили мимо, везя перед собой свои тележки. Вот и Юлия, думая о своем, почти на автомате выбирала нужные продукты. Ее размышления прервал негромкий окрик.
     — Юлька! Ты?
    Юля остановилась, и прислушалась, пытаясь узнать голос. Тем временем, «голос» приближался, и уже был за ее спиной.
     — А я тебя сразу узнала! Ты совсем не изменилась, только похудела чуть-чуть.
    Девушка схватила ее за руку, и Юле пришлось повернуться к ней лицом.
     — Приветик, Наташа.
    Наталия Нестерова была ее школьной подружкой. После школы она поступила в престижный вуз, на педагогический. Наташа всегда была очень импульсивной и жизнерадостной девушкой, Юле иногда казалось, что у нее не бывает плохого настроения. Она всегда выглядела так, как будто выиграла миллион.
    Наташа крепко обняла ее за талию, и расцеловала в обе щеки.
     — Юлька! Как давно мы не виделись!
     — Да, давно.
     — Ну, рассказывай, как ты?
     — Все в порядке. Все еще работаю в редакции. А ты?
     — Ой! Да у меня все так же, работаю в лицее. Замуж вот недавно вышла.
    Только сейчас Юля увидела кольцо на маленьком пальчике.
     — Поздравляю. — выдавила она. — Как его зовут?
     — Спасибо, его зовут Егор, он работает менеджером.
     — Здорово.
     — Нас познакомил Макс.
     — Понятно… — протянула Юля. — А… как он сам?
     — Макс? Да отлично. Вчера только виделись, с ним и с Катей.
     — Катей?
     — Ну да… А ты не знаешь? Странно. Катька Державина, она же за Макса замуж вышла…
    Так вот значит что, подумала Юля, уже не слушая болтовню Нестеровой, Катя вышла замуж за Макса… Ну что ж, совет да любовь… Вот ведь двуличная тварь…
     — …вот, а тут раздается звонок, и Светка мне говорит, что выходит замуж! Я просто охренела! Это так неожиданно… Юль! Ты где витаешь?
     — А? Да, я знаю про свадьбу…
     — Ну, это понятно, ты ж ее лучшая подруга! Слушай, а ты торопишься? Может, посидим где-нибудь?
     — Извини, Наташ, не могу. Мне сейчас надо домой. Увидимся. — поцеловав подругу на прощание, Юля покатила тележку к кассе. — И что сегодня за день такой…
   
    Глава 14
    Юля устало откинулась на спинку кресла, глаза устали от долгой работы за компьютером.
    На часах уже было пять. Завтра свадьба… Платье, нежно-голубого цвета, приготовленное для торжества, спокойно висело в шкафу, рядом со смокингом Адама. Юля присела на кровать, и дотянулась до телефона.
     — Да?
     — Приветик, Светик.
     — А, Юлечка, привет.
     — Как дела?
     — Все хорошо, наверное… Я так нервничаю… Завтра такой важный день. Но…
     — Но?
     — Я боюсь, что я что-то забыла. Ну, ты же знаешь, так бывает…
     — Хочешь, я приеду?
     — Спасибо, Юлечка, но, не нужно. Хочу побыть одна.
     — Понимаю, ну, тогда, до завтра.
     — До завтра, Юльчик.
    Юлия положила трубку, и откинулась на подушки. В это время хлопнула входная дверь.
     — Малыш, ты дома?
     — Дома.
    Адам вошел в комнату, и, поставив свой кейс на стол. Присел рядом.
     — Что-то ты сегодня грустная. — он обнял ее за плечи.
     — Да нет… Это все свадьба.
     — Не волнуйся, все будет хорошо.
     — Обещаешь? — она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
     — Обещаю.
   
    Глава 15
    День свадьбы
    Утро двадцать четвертого августа встретило людей, ждавших у загса, приятной прохладой и ярким солнцем. Людей было не очень много, на церемонию бракосочетания были приглашены самые близкие. Здесь были родители Светланы и Михаила, Юлия с Адамом, и свидетель со стороны жениха, молодой человек, назвавшийся Владимиром со спутницей, высокой блондинкой, кажется, ее звали Марина.
    Наконец подъехал кортеж, белый лимузин, он остановился у ступенек, и из него вышел Михаил. Открыв дверь невесте, он подал ей руку. В загс молодые зашли первые, за ними последовали остальные. После торжественной речи и традиционных слов жениха и невесты о том, что они будут вместе до гроба, и в горе и в радости, и в богатстве, и в бедности, молодожены поцеловались. Поставив свою роспись, Юлия подошла к подруге, чтобы обнять ее.
     — Поздравляю, подружка.
     — Юля, я так счастлива! — прошептала она.
     — А я счастлива за тебя.
   
    Огромный ресторан, снятый и украшенный для праздника, уже был полон гостей, и теперь ждал только молодоженов. Внутри звучала музыка, туда и сюда шныряли официанты, гости ждали своей очереди, чтобы поздравить молодых. Зайдя в огромный зал, Юля непроизвольно сжала ладонь Адама. Он, мгновенно все поняв, обнял ее за талию и прижал к себе. Наклонившись к ее уху он прошептал:
     — Все в порядке, малыш, я с тобой.
    Юля благодарно на него посмотрела. К ним навстречу, тяжелой походкой направлялась Наташа.
     — Привет, Юльчик. — она обнялись.
     — Познакомьтесь, Наташа, это Адам, мой друг. Эд, это Наташа, мы вместе учились.
     — Очень приятно.
     — Мне тоже. — захлопала ресницами Нестерова. Тут к ним подошло еще несколько человек.
     — А… Юль, познакомься, это мой муж, Егор, а это моя школьная подруга, Юлия. — Юля улыбнулась невысокому, но приятному молодому человеку.
     — Ну, а остальных ты знаешь. — продолжала Наташа.
     — Привет.
     — Привет Катя, привет Макс. — закончив здороваться с бывшими одноклассниками, Юле сейчас же захотелось уйти. Но этого сделать она не могла. Отвечая на традиционные вопросы о жизни, работе и т.д., Юля пыталась не обращать внимания на любопытные взгляды, исходящие от одноклассников. Наконец кто-то не выдержал, конечно, это была Державина.
     — Юль, я слышала, ты лежала в лечебнице?
    Сука! Юля впилась ногтями в руку, оказалось не в свою — Адам коротко выдохнул. Катя с плохо скрываемым торжеством смотрела на экс-одноклассницу. Макс опустил глаза. Наташа и Егор будто не заметили вопроса. Остальные молчали.
    Юля не знала что ответить, она не хотела ничего объяснять этой… Да и вообще никому. За нее ответил Адам.
     — Да, Юля некоторое время проходила реабилитацию в нашей клинике. — и провел по гостям таким спокойным взглядом, как будто он был гидом, и рассказывал туристам об очередной достопримечательности. Юля ослабила хватку. Видимо Катя осталась неудовлетворенной, так как она собиралась что-то сказать.
     — Извините, но мы бы хотели поговорить с невестой и еще раз ее поздравить. — проговорил Адам, ловко уводя Юлию в сторону. У нее был такой вид, как будто она собиралась набросится на бывшую одноклассницу и выцарапать ей глаза.
     — Вот сучка! — прошептала она Адаму, когда они отошли.
     — Да… Не нервничай так, малыш.
    В это время счастливые молодожены принимали поздравления, через несколько часов их ждал самолет, уносивший их в свадебное путешествие на острова.
    В этот вечер Юле как никогда надоели люди. Все вокруг как сговорились. Казалось бы, этот праздник принадлежал жениху и невесте, но Юля никак не могла избавиться от всеобщего внимания. Ее замучили расспросами, да и просто разговорами. Как будто всем сразу захотелось узнать все о ее жизни. Ее спасало только то, что с ней был Адам. Весь вечер он нежно обнимал ее за плечи, и шептал на ухо успокаивающие слова. Все это было похоже на маскарад, где все скрывают свои лица и истинные мысли за масками, предпочитая ненатуральные улыбки и лживые фразы.
    А еще ей не нравилось, как на нее смотрел Макс. Она так и не сказала ему ни слова. Может потому, что Катя не отходила от него ни на шаг, да Юлия и не горела желанием с ним разговаривать. Он совсем не изменился, высокий и худощавый, с длинным греческим носом и презрительным взглядом карих глаз. Когда-то она была влюблена в него, плакала по ночам в подушку. Но это было так давно… Еще в школьные годы… Теперь Юля смотрела на него, и недоумевала, что она в нем раньше находила? Холодная дрожь пробегала по телу, когда она представляла семейную жизнь с ним, о которой когда-то мечтала… Этот взгляд, от которого раньше мурашки бежали по коже, теперь ее не волновал. Чего же она так боялась? Теперь он для нее ничего не значит, просто бывший одноклассник, и никто больше. Напрасно Катя бросала на нее испепеляющие взгляды. Да… Катя все та же… Наивная девушка с огромным самомнением. Глядя на нее в Юле просыпалась жалость… Она заметно набрала в весе, на лице толстый слой «штукатурки», скрывающий так и не прошедшие юношеские прыщи, и волосы, от постоянного перекрашивания превратившиеся в непонятного цвета гнездо. Жизнь меняет людей…
    Ее одноклассники просто не могли не посплетничать о том, что Юлия провела восемь месяцев в лечебнице. После той аварии, в которой она потеряла любимого мужчину, у Юли окончательно снесло «крышу», так она оказалась в больнице. В этом «помог» ее отчим, направил ее на принудительное лечение. После этого он приехал всего раз. Остальное время ее навещала Светлана. Суслова, а теперь уже Чернышева, была, как выразилась Юлия, Божий дар человечеству. Она никого никогда не оставляла в беде.
    Ее размышления прервал Адам, он принес два бокала шампанского.
     — Ты как? — спросил он, протягивая ей один.
     — В порядке.
    Юля поднесла бокал к губам и сделала небольшой глоток. Горло приятно обожгла прохладная жидкость. Тут зазвучала музыка. Юля посмотрела в глаза Адаму и кивнула, словно отвечая на немой вопрос. Поставив бокалы на поднос проходящего мимо официанта, они направились в середину зала. Он нежно обнял ее за талию, и они закружились под медленную романтическую мелодию. Краем глаза она заметила, что Катя с Максом тоже танцевали, и когда ее взгляд встретился с ним, Юле внезапно показалось, что она видит что-то странное в его глазах. Но, тут мгновение прошло, и его взгляд стал таким, как и прежде. Юля предпочла отвернуться, и, подчинившись внезапному порыву, прошептала:
     — Я тебя очень люблю.
     — И я тебя люблю.
   
    Когда Юля вышла покурить на улицу, в зале было очень душно и безумно весело. Свете, как настоящей королеве праздника, все время хотелось танцевать. Но, Михаил, сославшись на усталость, отказался, и пошел немного передохнуть. Адам, как истинный, джентльмен, с позволения Юлии, конечно, пригласил Светлану на танец. И Юля, воспользовавшись этим, ускользнула. Ей быстро надоедали шумные торжества, она предпочитала спокойные семейные праздники. Достав из крохотной сумочки под цвет платью, пачку сигарет, она закурила, и только после того, как с облегчением выпустила первую струю дыма, заметила, что она здесь не одна. Прислонившись к ограждению, собственной персоной стоял Макс. Конечно, если бы он стоял к ней спиной, Юля немедленно бы затушила столь желанную сигарету и ретировалась, но, увы. Стараясь не смотреть ему в глаза, она подошла и встала рядом. В эту минуту она твердо решила бросить курить.
     — Ну, как живется в браке? — она решила прервать это тягостное молчание.
     — Нормально. — ответил он, стряхивая пепел с сигареты.
    Хорошее начало, подумала Юля, нам даже не о чем поговорить. Наверно, лучше молчать, решила она. Но, потом… может, подействовало шампанское, может эта встреча, но, Юля вдруг решилась.
     — А ведь она тебя не ждала.
    Макс застыл. Потом осторожно выпустил дым через нос.
     — Ты до сих пор все помнишь. — это был не вопрос, а скорее факт, но, Юля все равно ответила.
     — Да. Помню.
     — У нас бы все равно ничего не вышло. — как-то равнодушно произнес он.
     — Думаешь?
     — Я не просил тебя меня ждать.
     — Но, ведь, ты первый написал мне. — руки Юлии начали дрожать от внезапной злости.
     — Я ничего тебе не обещал.
     — Я тебя ненавижу. — прошептала она.
     — Неправда.
    Юля подняла на него глаза. Ей хотелось казаться равнодушной, но у нее мало это получалось. У нее был затравленный взгляд, и Макс это видел. Когда-то он разбил ей сердце. Любил ли он ее? Она знала, что нет, хотя в тайне мечтала, что да. А сейчас? Он женат, она не замужем. Она влюблена в Адама, он… Максим никого никогда не любил. Он был из тех людей, который не любят, а «осчастливливают» своей любовью какого-нибудь смертного. Когда-то Юлия готова была все отдать за эту любовь. Она просто не понимала, что с его стороны это все игра. Ему были глубоко безразличны чувства других людей. Когда из армии пришло письмо от него, Юля была вне себя от счастья. Она мечтала, что когда он вернется, они будут… вместе. Но Максим, вернувшись, объяснил, что ничего «серьезного» между ними не было. Она просто все себе придумала. Он ее не любит. И крохотное девичье сердечко не выдержало и разбилось об острые края его равнодушия. Душевная боль, унижение, которые она пережила трудно описать. Когда то, чего ты так сильно желаешь, то, что почти у тебя в руках, вдруг ускользает… это не просто разочарование в любви, в людях, в жизни. Кажется, что жизнь потеряна, что ничего важного больше не случится, что жить незачем… А потом все проходит. Время лечит. Разве это можно сравнить с той пустотой, которую ощутила, когда потеряла Рената? Нет, все это просто детский лепет. А теперь Адам… больше всего на свете, Юлия боялась потерять его. Чем сильнее привязывалась, тем сильнее боялась…
     — Да, ты прав. Я тебя не ненавижу, я к тебе ничего не чувствую.
     — Взаимно.
     — Ты любишь ее? — вдруг спросила она, прекрасно зная, что он ответит.
     — Кого?
     — Свою жену. — с усмешкой произнесла Юля.
     — Тебя это так волнует? — он повернулся и посмотрел ей в глаза.
    Юля промолчала.
     — А ты любишь его?
     — Да. — твердо произнесла она. — Люблю.
    Макс странно посмотрел на нее, и отвернулся. Кривая улыбка появилась на его губах.
     — А ты как думаешь? — спросил он.
     — Нет.
    Максим усмехнулся. Юля затушила сигарету, и, повернувшись, отправилась обратно, в ресторан.
     — Знаешь? — крикнул он ей вслед уже почти у входа. Юля обернулась. — Я ни о чем не жалею. Ни о чем. — повторил он и снова затянулся.
     — Я знаю. — прошептала она, и вошла внутрь.
    Подойдя к столику она взяла бокал и, словно раздумывая, повертела его в руках. Потом поставила обратно, так и не притронувшись, и подошла к Адаму, который в это время мирно беседовал с Михаилом и Егором.
     — Можно я украду у вас Адама? — с улыбкой произнесла она. Мужчины переглянулись, улыбнувшись, и Юля, взяв Адама под руку, увела его в сторону.
     — Что-то случилось? — спросил он, обнимая ее.
     — Нет. Просто я хочу танцевать. — снова улыбнулась она. — С тобой.
     — Люблю, когда ты улыбаешься.
    Она крепче обняла его, и они снова закружились в танце. Как приятно, это ощущение счастья, думали они оба, почти синхронно.
   
    Глава 16
    Как приятно было проснуться в теплой кровати, в объятьях любимого мужчины. Солнечный луч, словно воришка, прокрался сквозь плотно зашторенные окна и освещал лицо Адама, будто бы нимбом. Он спал как ребенок, так умиротворенно было его лицо, только изредка подрагивали длинные пушистые ресницы. «Как он красив», не без внутренней гордости подумала Юля. Ей не хотелось его будить, и она тихо выбралась из кровати, и вышла на кухню. Похоже, они забыли вчера закрыть жалюзи, и теперь вся кухня была озарена солнечным светом. Осторожно ступая босыми ногами по нагретому полу, Юля подошла к шкафчику и достала турку, чтобы сварить кофе.
    Осторожно налив дымящийся напиток в крошечную чашку она села на стульчик, подобрав под себя ноги. Есть совсем не хотелось. Вдохнув крепкий аромат, Юля зажмурилась от удовольствия. Видимо аромат свежесваренного кофе подействовал не только на нее, на кухню, сладко потягиваясь, вышел Эд.
     — Доброе утро.
     — Добрый день, соня. Кофе хочешь?
     — Да. — сказал он и улыбнулся. Он взял отпуск до конца недели, чтобы как следует отдохнуть после свадьбы. Сегодня как раз был последний день.
    Едва Юлия успела налить ему бодрящего напитка, как в спальне зазвонил мобильный телефон.
     — Это мой. — она передала ему чашку.
    Вернувшись через пять минут, она осторожно присела на стул и сделала большой глоток уже изрядно остывшего кофе. Не осталось ни следа от хорошего настроения.
     — Что-то серьезное? — Адам внимательно посмотрел на нее.
     — Помнишь того парня, Макса?
     — Это такой высокий? Да, припоминаю. Это он звонил?
     — Нет… Это звонила Наташа.
     — И что она хотела?
     — Спросила, смогу ли я приехать на похороны, послезавтра. — собственный голос казался ей чужим.
     — Похороны?
     — Макс покончил с собой, сегодня ночью.
    Странно, но совсем не хотелось плакать.
     — Ты поедешь?
     — Не знаю… — какого черта она еще думает?! — Да, я поеду.
     — Правильно. — Эд облегченно вздохнул. — Это все ужасно, он был так молод.
    Макс был ее ровесником, ему было всего двадцать два.
   
    Во вторник шел дождь. Природа как будто сочувствовала людям, собравшимся в этот день на кладбище. С моря дул холодный пронизывающий ветер, и Юля застегнула кожаную куртку до горла. Решив не брать зонт, она ограничилась бейсболкой. На кладбище было очень тихо, те несколько человек, которые пришли проводить Максима в последний путь, стояли молча. Юля обвела присутствующих взглядом, здесь была его мать с отцом и оба брата, Наташа с мужем, жена Катя, Даня Строев и Кирилл Покровский, тоже бывшие одноклассники, а также еще двое парней и девушка, которых Юля не знала.
    Прощальную речь говорил за всех Даня.
     — Макс был хорошим человеком, мне он был лучшим другом… Он очень легко относился к жизни. Ему нравился риск, и… нравилось жить. Я не знаю причин, по которым он решился на этот поступок, но… наверно в его жизни произошел переломный момент, с которым он не смог справиться… Мы все будем помнить его таким, каким он ушел… Прощай, Максим, пусть земля тебе будет пухом.
    Гроб осторожно опустили в яму и засыпали землей. Юля подошла и опустила на свежую могилу два ярко-алых мака, это были любимые цветы Макса. Уже около выхода ее догнал Строев.
     — Я все ждал… тут такое дело… Вот, держи. — он вытащил из кармана конверт. — Это нашли на столе, в тот день… когда это произошло.
    Юля протянула руку и взяла конверт, он был запечатан и подписан: «Макаровой Юлии».
     — Похоже, предсмертная записка.
     — Да, похоже.
     — Ты домой?
     — Да.
     — Подбросишь? Я приехал с Кирюхой и Катей, но ты знаешь…
     — Да, конечно.
    Подвезя Строева до дома, Юля подъехала к любимому кафе. Сев за столик и заказав минеральной воды она достала конверт. Надорвав его она обнаружила записку.
   
    «Я лгал, я очень жалею. Ты была права. Максим».
   
    Жалеет… По щекам побежали слезы. Жалеет о том, что разрушил все?
     — О Боже… ну зачем ты это сделал, Макс… — слезы перешли в рыдания, и Юля уже не могла ничего с собой поделать… У нее началась истерика, рыдания душили ее. К ней пошел официант и, ставя стакан с водой на стол, наклонился к Юлии.
     — Девушка, вам плохо?
     — Нет, нет… — Юля встала, схватила письмо и ринулась к выходу. Сев в свою машину она не смогла ее завести, и это было последней каплей. От безысходности она сложила руки на руле и положила на них голову, продолжая плакать…
   
    Успокоившись, она завела машину и поехала. Домой ей не хотелось, в свою квартиру тоже… В последний момент она свернула на пляж. Дождь пошел еще сильнее, и ветер пронизывал до костей, но она ничего не чувствовала. Она стояла на берегу и смотрела на волны, которые бешено надвигались, как будто хотели смыть ее, унести отсюда… Вода почернела, в небе прозвучал гром. Юля подняла голову и увидела молнию, яркой вспышкой осветившую мрачное небо. Его больше нет…
    Вернувшись домой, она обнаружила, что Эда еще нет. Повесив мокрую куртку и сбросив кроссовки, Юля прошла в комнату и присела на край дивана. Было ужасно холодно, дождь тяжелыми каплями бил в окно, были даже слышны ужасные завывания ветра. Она легла, прижав колени к груди. Так, в полной темноте, она и лежала, пока не уснула.
   
    Глава 17
    Прошло несколько месяцев
    С утра Юля заехала в редакцию и, не застав шефа, отдала все материалы секретарю; потом поехала по магазинам. Было уже десятое декабря, весь город был украшен гирляндами и мишурой, и сам походил на огромную новогоднюю елку. Остановив свою машину, подаренный Адамом новенький «Ford Mondeo», Юля вошла внутрь. Ей предстояло купить подарки, и хотелось сделать это в одиночестве, поэтому она выбрала самый дорогой бутик в городе, в надежде, что ее знакомых здесь не будет. Может, кому-то это покажется манией, но Юлии категорически не хотелось встречать с кем-то из ее прошлого. Круг ее друзей включал в себя ребят, работавших в редакции, а также Чернышеву. Ну, и, конечно, Адама. Но его трудно назвать другом, он был для нее чем-то большим…
    Остановившись у огромного зеркала в одном из отделов, чтобы поправить и так идеально сидящую вязаную норковую шапочку, Юля застыла в изумлении. Зеркало прекрасно отражала лестницу со второго этажа, и по этой лестнице собственной персоной спускался ее шеф! Теперь, понятно, почему его не было на месте! Но это даже не так удивительно, как то, что рядом с ним, улыбаясь и что-то увлеченно рассказывая, шел Исхаков. Мозг Юлии стал лихорадочно соображать, как бы незаметней отсюда улизнуть. Хотя, с одной стороны, чего ей бояться? Ведь Наиль здесь не один, а, между прочим, с ее собственным боссом! Но с другой стороны, встречать с Наилем, ни за что не хотелось. Видимо, Юля слишком долго соображала, так как двое заметили ее, и, о Боже, направились в ее сторону. Натянув на себя самую приветливую улыбку, Юля развернулась на сто восемьдесят градусов, и оказалось нос к носу с мужчинами.
     — Привет, шеф!
     — Привет, Макарова, ты что здесь делаешь?
     — А… За покупками приехала. — все еще глупо улыбаясь, прощебетала она, стараясь не смотреть на Исхакова.
     — А материалы? — подозрительно спросил шеф.
     — Я все сдала сегодня.
     — Ну что ж, это хорошо. — довольно улыбнулся Ник. — Кстати, познакомься, это мой лучший друг, Наиль. Наиль, это Юлия, наша молодая сотрудница.
    Юля хотела сделать вид, что первый раз видит Наиля, но он ее опередил, сказав:
     — Мы знакомы, Ник.
     — Да? И где же вы познакомились, если не секрет? — Никита переводил любопытный взгляд с Юлии на Наиля.
    Юля посмотрела ему прямо в глаза, как будто говоря: «Ну, давай, расскажи им свою грустную историю». Наиль был непроницаем, впрочем, как всегда.
     — Это было давно… Я ухаживал за Юлией, но, увы, она предпочла мне другого.
    Юлины глаза расширились от удивления.
     — Предпочла тебе? Да…
     — Слушай Ник, ты иди, я тебя догоню, мне нужно сказать пару слов моей старой знакомой.
    Юля молча ждала, что будет. Ник не любил, когда им помыкали, но, видимо, лучшему другу было разрешено больше, чем простым смертным. Когда Ник ушел, Юля внимательно посмотрела на Наиля. Что с ним случилось? За пять минут они ни разу не поссорились! Это что-то новенькое.
     — Хорошо выглядишь.
     — Спасибо… Ты тоже.
     — Ты переехала?
     — Да.
     — К нему?
     — Да. Почему ты соврал Нику?
     — Разве? В каком-то смысле так и было. Ты выбрала его.
     — Не надо, Наиль… Ты… и вообще, ты не хочешь извиниться?
     — Извиниться? — брови Наиля поползли наверх. — За что?
     — За… тот поцелуй.
     — А почему я должен извиняться? Я ни о чем не жалею.
     — Зато я жалею. — Юля старалась не смотреть на него.
     — Да? — он взял двумя пальцами ее подбородок и повернул лицом к себе. — Может, проверим?
    Юля оттолкнула его руку.
     — Ты…
     — Я?.. — поддразнил он ее.
     — Мне нужно идти. — она решила, что не выдержит больше ни одной минуты рядом с ним, под его взглядом. — Пока.
     — Пока. — протянул он.
   
    Через два часа, нагруженная сумками с покупками Юля вышла из магазина. Загрузив все в багажник, села на водительское кресло, покрутив в руках пачку сигарет, и, вспоминая о том, что собиралась бросить, все-таки закурила. Открыв окно, она выпустила дым. Раздался телефонный звонок.
     — Да.
     — Привет, это Славик, ты где?
     — На стоянке, а что?
     — На стоянке где?
     — В центре, возле «Гранда».
     — А как на счет встретится? Есть повод выпить.
     — Повод? Ты что, наконец, женился?
     — Издеваешься? Я ушел в отпуск, надо отметить. Ты как?
     — А ты где?
     — Только из редакции, стою на перекрестке. Заберешь меня?
     — Да, сейчас подъеду.
    Положив трубку, Юля выехала на проезжую часть дороги, и понеслась в сторону редакции. Остановившись у тротуара, недалеко от перекрестка она посигналила, Славик обернулся. Он был в дорогой черной кожанке на меху, и вельветовых брюках, на ногах красовались длинноносые ботинки. Он подбежал, открыл дверцу и быстро юркнул в машину, потирая руки от холода.
     — Привет
     — Привет, что, замерз?
     — Ага, немного.
     — Ладно, поехали.
    Слава Мартынов работал в редакции сравнительно давно. Особых успехов в его работе не наблюдалось, скорее наоборот. Просто к Славику все относились снисходительно, принимая во внимание его внешность. Дело в том, что до редакции, Слава работал моделью, рекламировал молодежную одежду, но, видимо, что-то пошло не так, и Мартынов решил податься в журналисты. Закончив заочно институт, благодаря влиянию богатых родителей, он ушел из модельного бизнеса. Панфилов доверял ему маленькую колонку в середине журнала, естественно, о молодежной моде. Мартынову работа нравилась, несмотря на маленькую зарплату. Девушки в редакции его обожали, парни относились дружески, шеф снисходительно терпел. Как-никак, но, Мартынов, благодаря своей модельной карьере, добавлял популярности его журналу.
    Они подъехали к небольшому ресторанчику, одному из тех, что принадлежали его отцу. Ресторан назывался «Серебристая гавань». Раздевшись в гардеробной, они прошли в зал, где их уже ждал заказанный столик. Подошел официант, Славик заказал дорогой коньяк.
     — Куда собираешься?
     — На острова, туда, где тепло, не выношу холода, бррр.
     — Надолго?
     — Обратный билет пока не взял, но, думаю, вернусь после нового года.
     — После? Ты что, собрался встречать новый год под пальмой?
     — А что? Прикольно. А ты никуда не собираешься?
     — Я? Пока нет, куда я денусь от работы. — она рассмеялась.
     — Тебя держит только работа? — спросил он с хитрой улыбкой.
    Юля задумчиво повертела пузатый бокал в руке.
     — Моя работа меня не держит. У Эда сейчас много дел, но… думаю, если бы он взял недельку отпуска Панфилов бы меня не удержал.
     — Так… Эд. Так это серьезно?
     — Более чем, у меня на него серьезные виды. И вообще… Эд для меня идеал. Мне даже кажется иногда, что я его не стою.
     — Брось. Вы созданы друг для друга, я уверен.
     — Спасибо.
     — Ну что, выпьем на посошок, и я погнал.
     — Что, уже?
     — Да, рейс через пару часов.
    Они чокнулись бокалами.
     — Может, подвезти тебя?
     — Не. Возьму такси, не люблю этих долгих прощаний… ну ты понимаешь…
     — Да. — Юля улыбнулась. — Ну, мягкой посадки, как говорится.
    Они вышли вместе из кафе, Юля села в свою машину, и, уже выезжая на проезжую часть, увидела, что Славик, трясясь от холода, набирает на сотовом номер. Улыбнувшись, она тоже достала трубку, набрав номер, она услышала длинные гудки, потом мужской голос ответил:
     — Слушаю.
     — Привет любимый.
     — Здравствуй, малыш.
     — Ты не сильно занят? Я тебя не отвлекаю.
     — Ты меня никогда не отвлекаешь. Ты что-то хотела?
     — Просто соскучилась по твоему голосу.
     — Только по голосу? — спросил он нежно.
     — Нет… Я соскучилась по тебе…всему.
     — Я тоже, малыш. Я приеду скоро… сегодня короткий день. Целую.
     — И я тебя. Пока.
   
    Юля бросила мобильник на соседнее кресло, и, дождавшись сигнала светофора поехала домой. Уже подъезжая к дому, на телефоне высветилось «Чернышева» и раздалась знакомая мелодия. Юлия повертела телефон руке и… выключила. Они не разговаривали уже давно, со смерти Макса. Точнее, Юлии не хотелось с ней разговаривать. Она не винила ее, нет, при чем тут она? Юля же сама сказала, что ей все равно, будет он на свадьбе или нет. Но все оказалось не так… если бы он не был там… если бы они не разговаривали… если бы она не спросила… если бы он не ответил… сплошные «если бы»…
    Юля вышла из машины, и, «пикнув» на прощание брелком, чтобы включить сигнализацию, направилась к подъезду. На лавочке, вальяжно развалившись, собственной персоной сидел Наиль.
     — Давно не виделись. — ох уж эта его наглая улыбка!
     — Что тебе нужно?
     — Поверишь, просто хотел увидеть тебя.
     — Нет.
     — Ты все та же… Может, пригласишь?
     — Нет.
     — Брось, Ита, я ведь прост…
     — Не смей меня так называть! — от возмущения она чуть не выронила сумки. — Не смей, слышишь!
     — Ладно. — неожиданно спокойно отозвался Наиль.
    Юля в изнеможении посмотрела на него. Куда делась его грубость, наглость, своеволие? Что, черт возьми, происходит?
     — Ладно, пошли.
    Если Эд узнает…
    Они вошли в квартиру молча. Раздевшись, Юля бросила все сумки на пол в гостиной, и прошла на кухню, предоставив Наилю возможность осмотреть ее квартиру. Он вошел следом за ней и присел на стул, возле окна.
     — Чай или кофе?
     — Кофе.
     — С лимоном или коньяком?
     — С коньяком.
    Пока Юлия варила кофе, на кухне все так же царило молчание. Ей не хотелось первой начинать разговор, а Наиль просто молча разглядывал ее. Она вдруг вспомнила, как несколько месяцев назад к ней пришел Антон, была почти та же ситуация… Юля улыбнулась.
     — Что не так? — Наиль вопросительно вскинул брови.
     — Да нет… просто у меня дежавю.
    Она достала из бара в углу початую бутылку коньяка и плеснула в чашки.
     — Ну, о чем ты хотел поговорить.
    Юля не стала садиться, она стояла, прислонившись спиной к столу рядом с плитой. Она поднесла чашку кофе к носу и долго вдыхала аромат.
     — Я разбирал вещи в квартире Рени.
    Юля прислушалась к стуку своего сердца, показалось, или что-то кольнуло?
     — Хочу ее продать. — он сделал небольшой глоток и посмотрел на Юлию, видимо, ожидая ее реакции.
     — Почему?
     — Слишком много воспоминаний.
     — Хочешь забыть?
     — Я любил его.
     — Я тоже.
     — Мне тяжело там находиться, все напоминает о нем.
     — Куда ты денешь вещи?
     — Заберу все, что возможно к себе, за город. Я хочу, чтобы ты поехала туда и забрала свои вещи.
     — Свои?
     — Да, там кое-какие записи, фотографии… Вот держи ключ.
    Он вытащил из кармана связку ключей, и, достав ей один, положил на стол.
     — Хорошо, я заеду, завтра.
     — Ты собираешься за него замуж?
    Юля внимательно посмотрела на Наиля. Что это? Просто светский разговор или ему правда это интересно? Что-то плохо он выглядит, бледный, чуть заметные круги под глазами, тусклый взгляд…
     — Почему ты так на меня смотришь? — вырвал он ее из размышлений.
     — А?.. Я не знаю, наверно.
     — Что наверно?
     — Ты спросил, собираюсь ли я за него замуж. Наверно, мы пока не думали об этом. А… как ты, вообще? Плохо выглядишь.
     — Не думал, что буду говорить об этом с тобой. Знаешь, после смерти брата, я… что скрывать, хотел убить тебя, задушить собственными руками… — Наиль сделал последний глоток, и поставил кружку на стол.
     — Я понимаю.
     — Да? А когда я увидел тебя на похоронах… Я понял, что тоже страдаешь, и от этого мне стало еще хуже. Мне было легче винить тебя во всем, чем признать, что ты любишь его…
     — Мы все любили его. Ренат был замечательным светлым человеком. Может ты и прав… может я во всем виновата…
     — Нет. — он встал и подошел к ней вплотную. Он был выше, и Юлии пришлось поднять голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Наиль выглядел необычно. Куда-то пропала вся его наглость, губы были плотно сжаты, в глазах какая-то тоска. — Ты не виновата. Это был несчастный случай.
     — Спасибо.
    Он протянул руку и провел пальцем по ее щеке, заправил выбившийся локон за ухо. Их лица были так близко, что Юля чувствовала его прерывистое дыхание. Может он и поцеловал бы ее, но внезапно раздался посторонний шум, Юля повернула голову. Адам стоял, прислонившись к косяку, молча за ними наблюдая.
   
    Глава 18
    Юлию будто прошиб электрический ток. Адам молча прошел на кухню, положил свой кейс на стол. Потом подошел к Наилю и протянул ему руку.
     — Добрый вечер. Я Адам, а вы…
     — Наиль Исхаков. — они пожали друг другу руки.
     — Очень приятно.
     — Мне тоже.
     — Останетесь на ужин?
    Наиль непонимающе смотрел на Голицына. Потом отрицательно повертел головой.
     — Н-нет, мне пора, извините. До свидания.
     — Я провожу вас.
     — Нет, не надо.
    Как только за Наилем захлопнулась дверь, Юля выдохнула. Она подошла к Эду и взяла его за руку.
     — Милый, это… не то, что ты думаешь…
    Адам повернулся к ней лицом, и прижал к свой груди.
     — Кем он приходится Ренату?
     — Родным братом. Вообще их трое, Ильдар живет за границей.
     — Юля… Я тебя очень сильно люблю. Больше жизни. Я хочу жениться на тебе, хочу завести ребенка… Пожалуйста, если ты хочешь что-то мне сказать, то говори сейчас, я пойму. Не разбивай мне сердце своим молчанием.
    Юля подняла голову и посмотрела в его большие красивые глаза цвета темного шоколада.
     — Я тебя люблю. Ты моя жизнь, Эд…
    Он наклонился и поцеловал ее, Юля обняла его за шею.
   
    Она проснулась и взглянула на часы: 3:25. Боже, еще вся ночь впереди! Но сон почему-то не шел. Рядом спал Адам, в полной тишине было слышно его ровное дыхание. Наверно, все врачи отличаются здоровым сном, улыбнувшись, подумала она. Юля поднялась с кровати и вышла на кухню. Отодвинув занавеску, посмотрела на звездное небо, посередине которого красовалась полная луна. Осторожно, чтобы не разбудить Эда, взяла из спальни телефон и вернулась на кухню. Набрала номер по памяти, пошли гудки.
     — Да, слушаю. — раздался уставший голос.
     — Привет, пап.
     — Джули? Боже. Как приятно тебя слышать.
     — И мне. Я соскучилась.
     — Я тоже безумно скучаю, малышка. Как ты там?
     — Все хорошо. Просто не спится. А ты?
     — Я работал… в последнее время почти не сплю…
     — Ну, так же нельзя, пап!
     — Как у вас, все в порядке?
     — Да, все отлично.
     — А приехать не собираешься?
     — Не знаю, пап… не хочу ехать одна, а у Эда много работы… Он ведь зам. главврача.
     — Ну… как плохо… Ты поговори с Эдом, Джули, может он тебя отпустит, хоть на недельку.
     — А моя работа?
     — Брось. Это не работа, а развлечение. Я не понимаю, зачем тебе вообще работать.
     — Пап, не начинай, мне нравится работать у Ника.
     — Ладно…
     — А что мы все обо мне, да обо мне? Как Сара?
     — Наслаждается жизнью. Знаешь, после того, как она уволилась, жить стало легче. Теперь она всегда дома, ты же знаешь, я не выношу одиночества.
     — А Сайди еще живет с вами?
     — Да. Сара его обожает. Ты бы видела, как он растолстел!
     — Конечно, наверняка она кормит его одними деликатесами!
     — Это правда. — он снова рассмеялся.
     — Ну ладно, пап. Я пойду, не скучай.
     — Обязательно буду. Мы тебя ждем.
     — Пока.
     — Пока.
    Юля положила телефон на стол и задумалась. Может, и правда, уехать ненадолго? Встретить католическое Рождество с отчимом? И с Адамом, конечно, без него она не поедет ни за что.
   
     — Ненавижу самолеты.
    Они сидели в аэропорту, ждали свой рейс. Юлии удалось уговорить Эда взять отпуск, потом договорилась с Ником, и… начала собирать вещи. Ей не терпелось увидеть отчима, и всех остальных. Слава Богу, визы и загранпаспорта были давно готовы.
    Ее отчим, Джерри Мэлори, был американцем. Настоящий отец Юлии, Даниил Макаров, погиб, когда ей исполнилось двенадцать. Он был спортсменом, любил экстрим. Занимался серфингом, сноубордом, скалолазанием, катался на лыжах, прыгал с парашютом… Всего не перечислить. Он не мог и дня прожить без ощущения опасности, без адреналина… Он погиб от несчастного случая, катался на серфе, поймал большую волну, и… не смог с ней совладать. Его нашли спустя пять часов спасатели.
    Через три года мать вышла замуж за Джерри. Они познакомились, когда Алиса, мать Юлии, была в Париже, на выставке известного художника. Это была любовь с первого взгляда. Но им не суждено было жить вместе. Уже через год они развелись, и Алиса, а теперь Элис Мэлори, улетела в Париж, где и живет по сей день. Юлия предпочла остаться с Джерри. У них сохранились хорошие отношения, хотя он понимал, что никогда не заменит ей отца…
     — Да… — Адам свернул газету и засунул в пакет. — В этом я с тобой солидарен.
    Наконец объявили посадку, и будущие пассажиры хлынули на улицу.
    В салоне самолета было тепло, и Юлия, раздевшись, села в кресло и судорожно пристегнулась. Полет предстоял долгий и тяжелый, поэтому она достала наушники, и включила любимого Ливайна. Закрыв глаза она начала потихоньку проваливаться в сон…
    Когда объявили посадку Юлия чувствовала себя совершенно разбитой. Сказались долгие часы полета. А вот Эд чувствовал себя прекрасно. Забрав свой багаж, они вышли на улицу. Лос-Анджелес встретил их сравнительно теплым зимним вечером. По дроге к отчиму, в такси, Юля блуждала взглядом по ночным домам. Везде горели новогодние гирлянды, из приемника в машине уже сейчас звучала рождественская традиционная песенка. Все вокруг было незнакомым и чужим. Наконец такси подъехало к коттеджу. Расплатившись, они вышли, и направились к дому. Джерри вышел им на встречу, но быстрее него добрался Сайди. С громким визгом он подбежал к гостям и начал бегать вокруг с громким лаем.
     — Сайди, крошка, иди ко мне. Ты помнишь меня, сладкий?
    Юля наклонилась, и взяла пса на руки. Это была маленькая болонка, Юля помнила его еще щенком. Пес начал судорожно облизывать ее нос, Юля рассмеялась и отпустила его.
     — Привет, пап.
     — Здравствуй, милая.
    Они обнялись.
     — Как здорово, что вы приехали. Эд…
    Последовало крепкое мужское рукопожатие.
     — Пойдемте в дом, Сара как раз приготовила ужин. Вы голодны?
     — Ужасно.
    Они прошли в дом, в нос ударил запах жареной индейки… Юля вдохнула поглубже и закрыла глаза. Боже! Навстречу им вышла немолодая женщина, вторая жена Джерри, Сара.
     — Здравствуй, милая.
     — Привет.
    Сара сжала ее в объятиях.
     — Как добрались?
     — Порядок. — Юля скинула верхнюю одежду и прошла в комнату.
    Джерри увел Эда к себе наверх, кажется мужчины уже нашли общий язык.
     — Осталось еще немного, и сядем ужинать. Пойдем пока на кухню, Джули.
    Сара свободно говорила по-русски, так же как и Джерри.
     — По-моему, Эд прелесть. — Сара заговорчески улыбнулась.
     — Да.
     — У вас все серьезно?
     — Более чем. Я его очень люблю.
     — Надеюсь, ты говоришь обо мне? — на кухню вышел Джерри, за ним Эд.
     — Конечно пап.
     — Так, — Сара выключила духовку. — Всем мыть руки и за стол.
    Мужчины ушли в ванную, а Юлия ополоснула руки на кухне. Тут раздался звонок в дверь.
     — Я открою. — Юля бросила полотенце на стол, и вышла в коридор. Повернув замок, она открыла дверь. На крыльце стоял молодой парень. С минуту они молча смотрели друг на друга. Наконец, Юлия прервала молчание.
     — Мисс Макарова?
     — Да… — Юля непонимающе смотрела на парня, в руках у него была корзина цветов.
     — Вам цветы, распишитесь. — он протянул ей блокнот, где Юля черкнула роспись.
     — А от кого они?
     — Просили не говорить. Там, кстати, есть записка.
     — Да, спасибо.
     — Пожалуйста.
    Юля закрыла дверь и вошла на кухню. Все уже были в сборе.
     — Боже, какая прелесть! — воскликнула Сара. — От кого они?
     — Не знаю, кажется, тут была записка… — Юлия достала карточку из глубины букета, открыла и… вздохнула с облегчением.
   
    «Желаю приятно отдохнуть и не забыть про любимую работу. Счастливого Рождества
    Н.Панфилов»
   
     — Кто это?
     — Это мой босс.
     — Надо же, какой внимательный у тебя начальник. Эд! Тебе стоит задуматься над этим. — шутливо рассмеялся Джерри.
   
    Ужин был великолепен. Хорошее вино в сочетании с нереально мягким и сочным мясом, плюс всевозможные закуски, которые приготовила Сара… все что нужно после утомительного перелета…
   
    Глава 19
    Проснувшись утром Юля обнаружила, что Эд давно встал. Она повернула голову, чтобы взглянуть на часы, и увидела, что на тумбочке стоит ваза с букетом. Юля приподнялась, чтобы вдохнуть их аромат. Лилии.
     — Эд… Как это мило.
    Наверно, он приревновал к Нику. Юлия накинула халат и спустилась вниз. Сара сидела на кухне и листала журнал, попивая кофе.
     — Доброе утро.
     — Доброе. Кофе?
     — Да, спасибо. А где Эд?
     — Они с Джерри уехали в мастерскую. Эду хотелось посмотреть.
     — Понятно. — Юля отхлебнула кофе.
     — Джули… У меня сегодня важное дело… Ничего, что…
     — Все в порядке, Сара, езжай. Я найду чем заняться.
    Юля улыбнулась женщине. Сара была такая милая.
     — Тогда я поеду. — Сара поднялась и нагнулась, чтобы чмокнуть Юлию в щеку. — Не скучай!
     — Не буду.
    После того, как Сара ушла, Юлия выпила кофе, съела пару тостов и пошла наверх, в спальню, чтобы привести себя в порядок. Она немного покривила душой, сказав Саре, что найдет, чем заняться. Делать ничего не хотелось. Юлия никогда не умела проводить отпуск. Тем более зимой. Летом хоть можно поваляться на пляже. Она не спеша умылась, надела джинсы и мягкий голубой свитер из ангорки. Причесала волосы, оставив их мягкими волнами спадать на плечи. Чуть подкрасила ресницы, провела блеском по губам. Немного подумав, надела длинные золотые серьги в виде колец и браслет, подаренный Адамом. Зимы здесь не такие холодные, поэтому она ограничилась короткой дубленкой и шарфом под цвет свитеру, завязав его на манер Элен МакГаурти. Она вышла из дома еще не решив, куда пойти. Вдруг она увидела, что дверь гаража открыта и горит свет. Юлия направилась туда.
     — Эй! Здесь есть кто-нибудь? — крикнула она по-английски.
     — Мэм? Могу чем-нибудь помочь?
    Из-под машины вылез мужчина. Когда он выпрямился, Юля смогла рассмотреть его. Высокий, коренастый, светло-русые волосы прикрывали уши и чуть-чуть спускались сзади на шею. Голубые глаза, слишком узкие губы.
     — Вы кто?
     — Тед. — мужчина протянул руку. — А вы… мисс Мэлори?
     — Нет… моя фамилия Макарова, Юлия Макарова.
     — Вы дочь босса?
     — Да, а вы?
     — А я не его дочь. — он рассмеялся своей шутке, и Юлия присоединилась к нему. — Я работаю в мастерской мистера Мэлори, он попросил меня осмотреть эту машину, сказал, вам она пригодится.
    Он похлопал рукой по капоту «тойоты».
     — Да? Ну что ж, она на ходу?
     — Да, мисс. Хоть сейчас езжайте.
     — Пожалуй, я так и сделаю.
    Тед протянул ключи.
     — Удачи. Осторожней на дорогах, сейчас гололед.
     — Ладно.
   
    Юлия ехала по центральной дороге, когда вдруг зазвонил ее мобильный. Она протянула руку, чтобы открыть сумочку, и чуть не врезалась в притормозивший на светофоре «ленд крузер».
     — Черт! — она перевела дыхание и поднесла трубку к уху. — Да?
     — Здравствуй.
     — Наиль.
     — Да.
     — Что тебе нужно?
     — Хотел услышать твой голос.
     — Ты сошел с ума? Оставь меня в покое.
     — Не могу. Да и ты этого не хочешь.
     — Неправда…
     — Правда. Где ты?
     — Я… не в городе.
     — Где именно.
     — Черт, Наиль, я не обязана отчитываться перед тобой!
     — Я хочу увидеть тебя.
     — Совсем недавно ты не мог уделить мне минуты, чтобы я могла отдать тебе ключи.
     — Это было давно, я изменился. А ты решила мне отомстить?
     — Нет. Оставь меня в покое, Нил.
     — Я если я скажу тебе, что я тебя люблю?
    Загорелся зеленый и Юлия рванула с места, снова чуть не протаранив джип. Яростно нажав на гудок она поторопила водителя.
     — Нил, ты ведь знаешь, что я и ты, это неудачный союз.
     — Из-за брата?
     — Господи, Нил, причет тут Ренат?
     — Он всегда стоял между нами. Даже сейчас.
     — Прекрати, Рени умер, его нет! — крикнула она.
     — А мы есть. Ита, пойми, я…
     — Не надо, Нил. Я не хочу ничего слышать. Я люблю Эда. Прощай.
    Она сунула телефон в сумку, и, с окончательно испорченным настроением поехала дальше.
   
    Она сидела на скамье в парке и наблюдала за молодой семьей. Муж с женой, и двое их детей развлекались, играя в снежки. Дети… Юля на минутку представила, как она и Адам с их маленьким сыном тоже гуляют в парке и играют в снежки. А может это будет дочь. Или сразу двое… Ее мысли вернулись к Наилю. Он действительно изменился, но Юля не верила ему. Не верила, что он действительно любит ее. Хотя… какая теперь разница. У нее есть Эд. Она его ни на кого не променяет.
   
    Глава 20
    Прошла неделя с тех пор как они приехали. Юлия наконец закончила свою книгу. Но это совсем не радовало ее. Наоборот, ее это очень огорчало. Эд редко бывал дома, предпочитая помогать Джерри в мастерской. Когда он возвращался, они редко разговаривали, да и то, на нейтральные темы. Юлия боялась поговорить с ним насчет них. Насчет их дальнейшей жизни. Ей надоела эта неопределенность в их отношениях, ей хотелось чего-то большего… она хотела ребенка. Хотела замуж за Эда. Эти мысли мучили ее постоянно. Эд тоже не выглядел беззаботно, особенно после того, как она рассказала ему о Наиле. Ей пришлось это сделать, так как он однажды стал свидетелем их разговора. Он стал молчаливее. Юлию это убивало. Ей хотелось закричать, остановить его, заставить выслушать, понять, что она любит его…
   
    Прошло еще два дня. Наиль наконец оставил ее в покое, она надеялась, что навсегда. Время тянулось невыразимо долго. Сегодня она решила серьезно поговорить с Эдом. Она позвонила ему и сказала, что сегодня приготовит праздничный ужин, ей показалось, что он обрадовался. Джерри с Сарой ушли в гости, так что, дом был в их распоряжении. Юлия провела весь день на кухне, готовя праздничный стол. С помощью Теда она поставила стол в спальне, его пришлось тащить с первого этажа на второй. Она накрыла его бордовой скатертью, как видела в каком-то фильме. В центре красовались две свечи.
    Когда ужин был готов, она решила, что пора уделить время и себе. Приняв теплый душ, она высушила волосы. Надела белый кружевной комплект, который купила по случаю, и белое шелковое платье со спущенными плечами. Образ дополнили белые туфли на тонкой шпильке. Также она надела крошечные золотые серьги и тонкий браслет из платины. Нанеся немного косметики, она брызнула духами «Снежный соблазн», она долго выбирала их, зная, что Эд любил сладкие запахи, но не приторные. Критически осмотрев себя в зеркале, Юлия нашла, что выглядит превосходно. Хлопнула дверь. Эд вернулся. Она спустилась ему навстречу, остановившись на лестнице на первый этаж.
     — Бог мой. — он остановился, любуясь на нее. — Любимая, — он подошел к ней ближе и повел рукой по ее щеке. — Ты сегодня потрясающе выглядишь.
     — Я знаю. — она улыбнулась. — Ты не против принять душ внизу?
     — Хорошо.
     — Я принесу твою одежду. — Юлия развернулась и направилась наверх. Она выбрала для него темно-коричневую рубашку с пуговицами, сделанными под золото, и черные брюки с кожаным ремнем и массивной пряжкой. Она раздумывала, брать ли ему ботинки? Решив, что не нужно, она спустилась вниз, не забыв прихватить нижнее белье и парфюм.
    Как только Эд переоделся, Юлия разрешила ему подняться наверх.
     — Вот это да! — он с улыбкой оглядел стол. — Ты наверно провела весь день на кухне?
     — Не весь, но времени мне едва хватило. — она поставила бутылку вина на стол.
    Как только с ужином и вином было покончено, Эд спросил:
     — Наверно, ты хотела сказать мне нечто важное?
     — Да…
     — Я тоже.
    Юля удивленно вскинула брови.
     — Ты не против, если я скажу первый?
     — Конечно.
     — Не секрет малыш, что я тебя очень люблю. Когда я в первый раз увидел тебя ты выглядела… ужасно. — он усмехнулся, но потом вновь стал серьезным. — Ты была такой потерянной, а в твоих глазах было столько тоски… Но ты все равно была очень красивой. И я понял, что пропал. Окончательно. Когда тебя выписали я вдруг почувствовал себя ужасно одиноким. Мне жутко не хватало тебя, не хватало наших встреч. Я даже позвонил тебе как-то, совершенно обезумев от одиночества. Потом я запил. Очень сильно, я буквально не просыхал. А потом… потом, раздался телефонный звонок. Я не хотел подходить, мне лень было вставать, но все-таки я взял трубку. В награду я услышал твой голос. Ты просила встретиться. Это было даром небес.
     — Так вот почему у тебя была такая запущенная щетина.
     — Да. С тех пор моя жизнь круто изменилась, потому, что в ней появилась ты. И я этому безумно рад. Я не хочу думать о том, что могло бы быть так, что мы не были бы вместе. Я счастлив, что ты у меня есть, малыш. Я очень сильно тебя люблю. И… — он вынул какой-то предмет из кармана. Это была миниатюрная коробочка, Эд открыл ее, в ней было кольцо. — Выходи за меня замуж.
    Юля растерянно смотрела на кольцо.
     — Я согласна. — прошептала она.
    Адам улыбнулся счастливой улыбкой, поднялся и, подняв ее на руки, закружил по комнате. Потом опустил, и нежно поцеловал.
     — Я тебя очень люблю. — прошептал он.
     — И я тебя.
     — Ты… ведь тоже хотела что-то сказать?
     — Нет, то есть… это неважно. Я просто хотела побыть с тобой.
     — Тогда… это нужно отметить! У нас есть шампанское?
     — Шампанское?.. Нет.
     — Нда…
     — Но, мы можем съездить за ним. Тут недалеко есть супермаркет.
     — Отлично. Поехали. — Адам снова улыбнулся и Юлия почувствовала себя самой счастливой женщиной на планете.
    Юлия села за руль, так как выпила меньше Эда. Она вырулила на проезжую часть и понеслась по, казалось, абсолютно пустой дороге. Эд включил магнитолу. Раздался голос Ливайна, песня «Мой голубой океан», была любимой у Юлии. Эд откинулся на сидение и стал тихонько подпевать. Юлия улыбнулась и, когда она наклонилась, чтобы сделать громче, застежка на браслете расстегнулась и он упал под сиденье. Они с Адамом наклонились одновременно чтобы его поднять и ударились головами. Весело смеясь они разогнулись и, последнее что мелькнуло у них перед глазами, был несущийся на бешенной скорости по гололеду «пикап». Юля бешено надавила на педаль тормоза, но было уже поздно. Водитель «пикапа» успел повернуть машину боком, и «тойота» с громким скрежетом врезалась в него. Юлию бросило вперед, она ударилась головой об руль. Посыпалось разбитое ветровое стекло. Наступила тишина. И больше ничего…
   
    Глава 21
     — Кажется, она очнулась. Юля! Ты слышишь меня? Малыш!
    Юлия с огромным трудом открыла глаза. Голова жутко болела, все вокруг двоилось.
     — Посмотри на меня. Сколько пальцев?
     — Шесть.
     — Отлично, ты почти угадала. — раздался счастливый голос Адама. Адама? О господи!
     — Эд… — позвала она.
     — Я здесь, малыш. Все в порядке, ты жива, я вроде тоже. У тебя небольшое сотрясение, а так все в норме.
     — А ты как? — Юля попыталась подняться.
     — Отделался ушибами и испугом. Хорошо, что пристегнулся.
     — А… тот человек? — говорить было тяжело, в горле пересохло.
     — Он тоже жив. Успел развернуть машину соседним креслом к удару. Он уже уехал домой, полицейские его отвезли.
     — Полицейские?
     — Да, патруль возвращался домой. Они вызвали скорую, и вытащили нас.
     — Боже… а что с машиной?
     — Думаю, ремонту она не подлежит.
    Тут Юлия заметила, что в палате они не одни. За спиной Эда стоял доктор.
     — Ну что ж, — заговорил он в первый раз. — Состояние пациентки стабильное, так что я вас оставлю.
     — Спасибо, док. — Адам поднялся, чтобы пожать ему руку. Как только доктор вышел Эд снова присел на кровать рядом с Юлией.
     — Это называется «съездить за шампанским по-русски» — рассмеялся он.
     — Слава Богу, что мы живы.
     — Да. И знаешь, что?
     — Что? — Юлия поправила под собой подушку и села поудобней.
     — У меня для тебя еще один сюрприз.
     — Какой?
     — У нас будет ребенок.
     — Что?
     — Доктор осматривал тебя, и сказал мне, что с плодом все в порядке. Он думал, я знаю.
     — Боже… — Юля улыбнулась. — Я так рада, Эд. Ты даже не представляешь, как я счастлива!
     — И я.
     — Это похоже на сказку.
     — Кстати, принцесса, Джерри и Сара ждут в коридоре, она жутко испугались и прилетели в считанные минуты, как только им сообщили.
     — Их ждет приятный сюрприз!
     — Это точно, любимая. — Адам устроился рядом с ней, скинув ботинки, и положив руку ей на плечо. — Но, это ведь только первый сюрприз, правда? Я хочу троих.
     — Троих? Ну что ж, милый, тебе придется хорошенько постараться.
    Они счастливо рассмеялись.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

28.01.2023
Ирина Безрукова призналась, что ее сердце свободно
Актриса описала мужчину своей мечты.
28.01.2023
Большая икра — ставки и выигрыш. Как Россия подсадила Европу на деликатес
В XVI веке на Западе не очень-то понимали, что такое икра, и даже ею брезговали. Однако жесточайшая конкуренция Англии и Голландии за право её вывоза из России вызывала жгучий интерес — а вдруг это и впрямь ценная вещь? Понимание пришло потом...
27.01.2023
Умерла британская актриса из фильма «Королева» Сильвия Симс
Она ушла из жизни на 90-м году жизни.
27.01.2023
Петр Тодоровский получил «Золотого орла» за сценарий к «Здоровому человеку»
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Хлынина и Стычкин получили «Золотого орла» за лучшие роли на телевидении
Вручение наград прошло 27 января в 1-м павильоне киноконцерна «Мосфильм».
27.01.2023
Директор музея в Крыму обвинил в предвзятости генпрокурора Нидерландов
Андрей Мальгин оценил его позицию по «скифскому золоту».