Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 2281 Комментариев: 7 Рекомендации : 0   
Оценка: 5.67

опубликовано: 2003-03-18
редактор: Эрик Брегис


Прозрачная свобода | IvaNSolodovniK | Гиперболы | Проза |
версия для печати


Прозрачная свобода
IvaNSolodovniK


   
   

Тонкий запах вечера замер в воздухе. В слишком весеннем парке, по-американски, на золотой траве сидел я. Где-то совсем вдалеке пищали дети, а через маленькую тропинку, протоптанную моими же руками, вовсю шёл дождь, сбивающий слабые осенние листья с уставших веток. Легко поднявшись, я подошёл к самой тропинке и, зажмурившись, ступнул правой ногой, такая примета, на неё. Тело поддалось, как-то само по себе, и весь целый я стоял между тем, чего хотелось и тем, что есть. Странно — неуютно было где-то в области живота, а голова сама по себе вращалась из стороны в сторону.
   
   

-Дай пройти, — раздался чей-то властный голос за спиной, а после целый хор вторил, — дай пройти!
   
   

Я обернулся назад, но никого не было рядом, не было даже вдалеке, но звук не прекращался и всё больше давил на перепонки воспалённых ушей.
   
   

-Где вы? — крикнул, исступленно, я 
   

-Внутри тебя и хотим на свободу. Свободу! — воскликнуло многократное эхо.
   

-Но я должен выбрать.
   

-Свободу!
   

-Не так быстро.
   

-Свободу!
   
   

Закрытые глаза обрели волю в глубине собственного моего прошлого. Невольно голова повернулась по запаху дождя… медлительные капли разбрызгивали яркие чувства, перенесённые из солнечных вершин души. Круги добегали до тропинки, но не отражались от неё, а накапливались волной, готовой обрушиться на мои ноги.
   

Силуэт женщины с пышной шевелюрой и бледным, но отточенным до симпатии лицом, бродил между сухих, отчего-то, деревьев. Влажная сигарета тлела между её правдивых пальцев и тонкая струйка дыма сворачивалась в спираль, играющую с дождём.
   
   

-Я мама, — донеслось до меня. И внимание, до того рассеянное на столько разных вещей, напустилось на неё.
   

-Чья мама? — шепнули, сами, губы.
   

-Того, кого вы не уберегли.
   

-Мы?
   

-Вы — ты и твоя правда.
   

-Но я ведь хотел,  — не осознавая о ком речь, перечил я.
   

-Он ведь вам поверил.
   

-Поверил?
   

-И я поверила.
   
   

Звёздная улыбка озарила её уста. Казалась злой усмешка, но плакали верой глаза.
   
   

-Почему у Вас сигарета тлеет, она ведь мокрая? — спросил я.
   

-Она думает, что она сухая.
   

-Думает?
   

-Я в неё верю и этим она живёт.
   

-Это просто сигарета.
   

-Просто вера.
   

-А почему Вы не намокаете?
   

-Я не могу, это ведь твой дождь.
   

-Он вовсе не мой. Он сам по себе.
   

-Сами по себе твои голос и глаза, а дождь этот твой и если ты его не остановишь, он затопит тебя.
   

-Я не знаю как.
   

-Я тоже.
   

-Свободу! — ударило в спину волной чужих голосов.
   
   

Мама начала удаляться, скользя по поверхности, отполированной каплями. До раздражения тонкая струя дыма тянулась и не рвалась за ней. Дрожащими пальцами попытался я зацепиться за неё, но от приближения она начинала извиваться, не поддаваясь. Увеличивая, яростью, рывки я сумел вцепиться за самый краешек дымной нити…
   
   

* * *
   
   

Миллиарды диафильмов, с подписанными словами цветных, застывших героев, замелькали передо мной. Тень, отбрасываемая мною, разрезала плотный воздух и делила его на равные части. Позади теперь была тропинка, позади парк, дождь и мама. Потеребив пальцами в воздухе, я понял, что упустил струйку где-то раньше и сейчас лечу безнадёжно и непонятно куда… так, болтаюсь в пространстве личной выдумки ни вперёд, ни влево, ни назад, ни вправо. Где-то между…
   
   

-Свободу!  — пронзило эхо и затрясло окружающее.
   

-Где я?
   

-Свободу!!!
   
   

Дрожащая бесконечность стремительно приближала ко мне свои несуществующие края и, почти оставив меня без воздуха, сомкнула куб вне меня.
   
   

-А теперь моя очередь, — оглушительно звонко прозвучал детский, чистый голос, до противного, везде.
   
   

Сумбурное мельтешение граней моей нынешней действительности закружило голову (хотя я крайне сомневался в её существовании).
   
   

-Ура! Ура! Шесть, — прокричал всё тот же изверг ребёнок и захлопал в ладоши. Хлоп, хлоп… хлоп… всё громче и громче, и снова хлоп…. Нестерпимая боль окружила и без того забитую голову… хлоп… словно мыльный пузырь разлетелся мой кубик в прозрачную даль. Я снова был невесом и обречён на несуществование.
   
   

-Ой, как здесь темно, — таинственно глубоко прошептал юный женский голос слева верху от меня.
   
   

Я устремил взгляд в самую суть новоявленного, но зрением не смог уловить ничего.
   
   

-Давай напишем на стекле наши имена, — спрашивала она у кого-то.
   
   

Скрипящее движение фломастера выдало её расположение. Одним только желанием я заставил себя двигаться в её сторону. Так нежен и нужен был её голос… и вдруг треск разбитого стекла… кап — кап — кап… то ли слёзы, то ли кровь стучали, обо что-то ударяясь. Кап — кап — кап…
   
   

-Па-а-ап, у нас опять кран протекает, — снова детский голос, снова омерзительно звонкий.
   
   

Кап — кап — кап. Я упустил желаемое, не рассчитав напора. Я разбил его…. Кусочки желаний летели в пустоту и, нечаянно, касаясь друг друга, искрили обидой. Ласкающие языки пламени начали щекотать моё тело сквозь одежду, которая тлела, не причиняя боли. Опалились волосы на всём теле, и не было больно. Медленно шурша, капала в пустоту кипящая кожа. Оставалось сознание, вырвавшееся из плена тела, взлетевшее в высоту иллюзий от безверия и пустоты… а всё могло быть не так…
   
   

* * *
   
   

-Привет, а ты кто? — спрашивала меня обладательница чудного голоса, держа в руках фломастер.
   

-Я разбил твоё стекло, — не к месту ответил я.
   

-Оно не моё, оно твоё. И не стекло ты вовсе разбил, а моё имя.
   

-Имя на стекле.
   

-Имя на судьбе.
   

-На чьей судьбе?
   

-На твоей.
   

-И ничего нельзя исправить?
   

-Может и можно, да зачем? Ты ведь уже разбил, придётся клеить.
   

-Что клеить?
   

-Имена…
   

-А имена можно клеить?
   

-Не знаю…
   

-Слушай, а ты не знаешь, куда подевалась мама?
   

-Мама? Знаю, но не скажу.
   

-Почему?
   

-Ты её не сможешь уберечь.
   

-А от кого её нужно беречь?
   

-От самой себя. Она же тебе поверила. А кого ты, кстати, уже не уберёг?
   

-Да я и сам толком не знаю, не понял я, чья она мама.
   

-Но ты же с ней спорил.
   

-Но я же юн, что я мог ей ответить?
   

-Ты даже не понял о ком она, но стал ей отвечать.
   

-Я отвечал, потому что хотел понять.
   

-Ладно, идём, я покажу тебе её.
   
   

Неощущаемое движение кололо окружающие предметы. Лопались стёкла, невесть куда поставленные, разбивались стаканы, чем-то наполненные и всё это не было рядом, это нельзя было потрогать, но можно было выдумать.
   
   

-Откуда ты взялся? — воскликнула неестественно громко та же мама.
   

-Откуда Вы знаете, что я здесь?
   

-Я чувствую тебя везде. Зачем ты?
   

-Хочу понять, о ком Вы говорили.
   

-А ты не понял сразу?
   

-Извините, но нет.
   

-Зачем же извиняться… ты был в своей судьбе.
   

-Так кого я не уберёг?
   

-Свою душу.
   

-Но Вы же сказали — его!
   

-Всё правильно, его — душу.
   

-Её — душу!
   

-Вы, люди, думаете, что всё знаете. Понапридумывали правил самим себе и верите в них. Душа есть, я это знаю, а вы только лишь верите.
   

-Мы догадываемся
   

-И что толку от ваших догадок?
   

-А почему от них должен быть толк? Мы верим, что у нас есть души и всё.
   

-Но вы ведь не знаете, зачем они вам.
   

-А зачем они нам?
   

-Чтобы беречь.
   

-И всё?
   

-Всё, но вы ведь и с этим не справляетесь.
   

-А кто Вы?
   

-Я мама души.
   

-А у души есть мама?
   

-Ну, я же есть.
   

-А почему я должен Вам верить?
   

-Ну, кто ж тебе его ещё вернёт.
   

-Кого его?
   

-Душу твою.
   
   

Караван мыслей медленно передвигался в моём мозгу.
   
   

-Скажите, а как же я живу без души? Говорят же, если душа покидает тело, то человек умирает.
   

-Кто говорит?
   

-Люди.
   

-Ха-ха. Люди. Да что вы всё знаете? Как же вы любите придумывать чушь.
   

-Ну а зачем же мне тогда душа?
   

-Я тебе уже всё сказала. Если ты не понял, то жаль.
   

-А вы мне её вернёте?
   

-Его! Нет.
   

-Но… а вообще я же живу и без неё.
   

-Него! Не живёшь, а так…где-то между.
   

-Скажите, а Бог есть?
   

-Кто?
   

-Бог.
   

-А кто это такой?
   

-Ну, всевышний, тот, кто всем управляет…
   

-Ха-ха!!! Да над вами людьми каждый всевышний.
   

-Значит есть?
   

-Не знаю. Ты меня утомил. Ты свободен.
   

-Ну почему Вы так со мной разговариваете? Я не заслужил.
   

-Вот именно, не заслужил… иди.
   

-Подождите, но как же я без души?
   

-Ты не заслужил.
   
   

Каплями, мелкими, глухими, я начал падать вниз. Я это понимал. Нечто крайне белое раскидывалась внизу, подо мной, а я всё летел, не чувствуя движения, не понимая ветра. Уже даже устал падать, как различил снег, который обгонял. Много маленьких снежинок смеялись, направляясь к земле. Узнал землю и мой парк, накрытый снегом. Всё ближе и ближе… пока не коснулся снега. Думал, остановлюсь, но, проникая сквозь, полетел через него дальше. Куда, уже не знал, просто не мог. На этой земле держаться можно только душой… сознание сквозит.
   
   

-Свобода, — донеслось до меня издалека.
   
   


    Иван Солодовник
    (ноябрь 2002 — февраль 2003)
   
   

 




комментарии | средняя оценка: 5.67


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.08.2021
где пропали редакторы?
Зарегистрировался на сайте, а в колонке редакторов никого
04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.