Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 760 Комментариев: 1 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2009-03-16
редактор: Ведаслава


Хаккский котёл. Глава 1. | Соло Алиен Д`Эвил | Фантастика | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Хаккский котёл. Глава 1.
Соло Алиен Д`Эвил

В пыльном и заваленном всевозможным хламом ангаре тихо шуршали насосы и слышалось лязганье диковинных механизмов. Среди новых и старых деталей, от вида которых на миг замерло бы сердце настоящего механика, сидел старик и увлечённо ковырялся в ноге паробота. Услышав шорох он не оборачиваясь беззлобно бросил:
    — Гэц, Гэц... это уже пятый паробот за последний месяц. Твоя неистовость воина совершенно не покрывает твою бестолковость как пилота.
    — Да ладно тебе, Хагад, — в тусклое пятно света ступил молодой человек, вызывающе прикуривая тонкую сигарету от портативного газового резака. — Не мне рассказывать о ситуации вокруг города и в близлежащих лесах. Никто не застрахован от очередного набега хакков.
    — Что никто, это правда. Но заметь, лишь ты один из всех защитников города приволакиваешь пароботов одного за другим в виде бесполезного хлама, порой годного только на запчасти!
    К ногам Гэца тяжело грохнулся гидравлический ключ.
    — И прекрати, наконец, курить эту мерзость, когда находишься в моём ангаре.
    — Как скажешь, Хагад, — юноша потушил сигарету о броню паровой машины. — Они сбегают едва заметив приближающихся хакков! Из двадцати пилотов всего пятеро могут дать достойный отпор, и ты тоже знаешь об этом, Хагад. Мастера покинули город, жители тоже постепенно перебираются в более безопасные селения. Уголь! Уголь не вечен, а запасы мекаводы того и глядишь иссякнут...
    По лицу Гэца скользнула тень волнения, которое он с трудом сдерживал.
    Старик молча закрутил бронепластину на место и медленно встал со стального ящика с инструментами. В тусклом свете масляных и чадящих ламп он казался усталым, но всё же моложе тех лет, что приписывала ему людская молва. А будучи Механиком с большой буквы, он пользовался в городе авторитетом если не большим, то равным городскому управляющему и начальнику безопасности. Потому что кроме него и нескольких его учеников, больше некому было чинить раз за разом повреждающиеся в боях паровые машины — боевых пароботов.
    — Гэц! Твой отец был пилотом, твой прадед был пилотом. Но, смотрю, ни толики их умения не перешло к тебе по наследству. Хакки — дикари! Дикари, до уровня которых ты пытаешься опуститься, отвечая силой на силу, яростью на ярость. Не для того наши предки оставили нам храм Техники и несколько десятков этих удивительных машин, чтобы ты и подобные тебе юнцы разбивали их каждую неделю в бессмысленных стычках с пограничными отрядами хакков! Хоть это ты понимаешь своей чугунной головой?
    Хагад ткнул в сторону Гэца разводным ключом. Тот, выслушав тираду старика, лишь пожал плечами, молча рассматривая силуэты машин в глубине ангара. Он действительно не раз задумывался, откуда пришли предки его народа, оставившие столь мощное, но с годами становящееся бесполезным оружие. Хакки учились на ошибках. Сотни лет назад они нападали ордами, пытаясь захлестнуть города, утопить всё в крови и спалить всё в огне. Потом их стало меньше, но они становились всё хитрее и изощреннее. Всего за последнее десятилетие они додумались до диверсий в брошенных подземных ходах и даже сумели остановить на время центральный горн, что был сердцем всего города. После этого многие ходы пришлось завалить, а у самых важных поставить охранные механизмы.
   
    Хакки, сокращённо от хакхакирров, появились в долине ещё в годы правления короля Арлага, решившего раздвинуть границы своего королевства и тем самым вошедшего в легенды. Он строил города-бастионы один за другим, щедро наделяя правами и землями согласившихся на переселение дворян. Нередко города строились вокруг более древних строений, в руинах которых находили не только богатства. В замурованных под землёй ангарах находили целые библиотеки свитков, полных записей на странном и незнакомом языке. Там же обнаруживали и древние механизмы, многие из которых не только работали, но и оказались полезны. Среди последних были пароботы...
    Идеально сохранившиеся гигантские шагающие машины стали костяком армии и были приписаны к личной гвардии его величества. Требующие ремонта, обшарпанные, те, к которым прикоснулось неумолимое дыхание времени, оставались в распоряжении дворян и их стражи. Подобных "неформатных" машин в каждом бастионе насчитывалось до трёх-четырёх десятков, количество более чем достаточное для поддержания порядка в городе и безопасности за кольцом его стен.
    Но шли годы и строители новых бастионов столкнулись с жуткими тварями — хакками...
   
    Беспощадные, не знающие усталости полудикари-полуживотные, хакки, дали кровавый бой вторгшимся на их территорию войскам Арлага. Паро-Кнайты терпели поражение, воины гибли один за другим, забирая с собой как можно больше врагов, но хаккам словно не было конца. Уверенность в непобедимости Арлага встретила отпор в виде жестокого и изнуряющего противника, давящего технологии грубой силой и неукротимой яростью самой природы. Противника, на которого не действовал шантаж, с которым невозможно было договориться, который не строил городов и не вёл торговлю, а только убивал, пожирал и плодился, вгрызаясь в процветающее королевство, словно древесный червь...
   
    Никто и не помнит уже, когда настал переломный момент и люди начали бежать из бастионов, ставших родным домом, источником полезных вещей и механизмов. Никто не помнит и имени пилота, что первым развернул свой паробот и сбежал с поля боя, увлекая за собой простых воинов. В песках времени размылись очертания жутких картин хаоса и разрушения, когда в дома врывались стаи беснующихся тварей, кровавыми когтями переписывающих историю людей.
    Все запомнили только год, когда хакки остановили свой бег, замерли, словно прислушиваясь к дыханию земли. Это был сто второй год от эры Паро-Кнайтов, когда на руинах бастиона Южного Круга орда хакков остановилась. Молчаливые тени с горящими в лучах заходящего солнца глазами, они стояли на обломках неприступной крепости, на дымящихся кусках разорванных машин и трупах убитых жителей.
    Даже эта сомнительная передышка, вырванная ценой огромных жертв, казалась людям победой.
   
   
    ГЛАВА I
    Покой тёплого летнего вечера нарушил нестройный шаг тяжёлых машин, в каждом движении которых сквозила усталость пилотов. Позади всех медленно шёл исцарапанный и потерявший несколько бронепластин Алый Глаз, на наплечнике которого кровью были намалёваны тринадцать полосок, по одной за каждого убитого врага.
    — Джейвер прикончил больше дюжины тварей... — слышался шёпот из толпы встречающих. Некоторые пытались рассмотреть машины поближе, ребятня обсуждала новые вмятины и дыры на приглянувшихся пароботах, кто-то тихо всхлипывал, заметив два повреждённых паробота на телегах.
    — Кому-то снова не повезло. Люди гибнут, их сменяют другие...
    — Несчастье будет преследовать того, кто займёт место погибшего воина в пароботе.
    — Не городи чуши, дух павшего будет руководить и оберегать его!
    Вскоре одна за другой машины скрылись в ангаре и на площади остался лишь Алый Глаз, выкрашенный в ярко алый цвет паробот, на заострённой голове которого виднелся полустёртый "третий глаз". Грузно осев, машина раскрылась и выпустила из своего чрева Джейвера.
    — В округе стало на полсотни хакков меньше. Продовольственный путь очищен, так что кто собирался — немедленно отправляйтесь в путь. Два паробота из запасных составят вам эскорт, на всякий случай, — Джейвер перевёл дух. — Остальные, кто не занят, пусть помогут механикам и раненым пилотам.
    — Кто будет в эскорте, Джейвер?
    — Дайрил и Гэц... кстати где они?
    Над толпой повисла мрачная пауза.
    — Дайрил на стрельбищах. Гэц же ещё утром погнался за одиноким хакком и после полудня притащил паробот разбитым вдребезги. Сейчас он в ангаре, с Механиком, там его сможешь найти.
    — Мы понимаем твоё отношение к Гэцу, — из толпы вышел, протискиваясь между остальными, невысокий мужичок. — Мы знаем, как много сделал его отец для того, чтобы бастион выжил. Но Гэц другой. Он бунтарь по духу, на которого нельзя полагаться. Даже Механик признал его "талант" разбивать машины. И то, что он первым нашёл ангар с нетронутыми пароботами, не даёт ему привилегий и не прощает ему ошибок, Джейвер.
    — Я подумаю над этим, старый Орнх, но пока решения своего не отменю. Гэц будет вторым пилотом в эскорте, потому что кроме него послать просто некого, — Джейвер выдержал паузу. — Путь долог и не безопасен настолько, чтобы посылать совсем зелёных новичков, а остальные слишком измождены.
    Закрыв кокпит "Алого Глаза", Джейвер направился в сторону ангара, не обращая внимания на недовольный гул расходящейся толпы.
   
    Орнх несомненно прав, думал Джейвер. Это правда, что отец Гэца в одиночку остановил одну из самых массивных атак хакков ценой своей жизни. С той поры хакки почти не нападали на бастион, словно боясь нового провала, и потому пытались взять его в окружение и отрезать пути к другим бастионам, нападая на всех, кто пытался добраться до селения или сбежать из него. Именно отец Гэца, лучший друг и соратник Джейвера, первым заметил, как стали умнеть хакки, и разработал особую стратегию боя с ними. И именно поэтому, отдавая дань старому другу, Джейвер покровительствовал пылкому сердцем Гэцу, вопреки правилам взяв его в отряд пилотом и закрывая глаза на его выходки, которые кому другому никогда бы не сошли с рук. Хоть его терпение безгранично, а данная клятва нерушима, недовольство граждан уже перешло ту границу, когда одного его слова было достаточно, чтобы прекратить любую смуту в толпе.
    Мысль о том, что случится, когда Гэц встанет всем поперёк горла, ледяными пальцами сжимала сердце Джейвера.
   
    В ангаре плавали облачка пыли и дыма, подсвечиваемые красноватым пламенем доменной печи. В стоящих неподалёку от механического пресса силуэтах Джейвер сразу узнал Механика и Гэца, увлёчённо что-то обсуждающих. Перекрикивая шум механизмов, Механик подкреплял каждое слово тяжёлым ударом разводным ключом по броне лежащего на полу паробота. Вскоре Джейвера уловил и смысл разговора.
    — Смотри, отряд Джейвера вернулся с победой, но ты подумал, какой ценой? В то время, когда ты гоняешься за одиноким лазутчиком, пилоты, не жалея себя, вновь и вновь прокладывают торговые пути! А ты, вместо того чтобы связаться с остальными и запросить поддержку, тратишь драгоценную мекаводу на безуспешную погоню.
    — Мекавода, мекавода... мы трясёмся над каждой каплей вместо того, чтобы перебраться поближе к её источникам!
    — Тебе проще бросить родной дом? Родной город? Так, Гэц?
    — Меня тут ничто не держит. Вся наша роль в том, чтобы обеспечивать безопасность толстосумов, рассчитывая на объедки с их стола! Сколько пароботов выделил нам Акмарский бастион, когда мы просили помощи? Два? Три? Ни одного! Город разваливается, а ты, Хагад, и Джейвер блюдёте данную королю клятву вместо того, чтобы поискать себе лучшее место.
    Гэц зло пнул небольшой болт с сорванной резьбой. Металлическая безделушка сгинула в расплавленном металле, расплескав радостные и быстро погасшие искорки.
    Джейвер вышел из тени лишь когда Гэц скрылся из виду.
    — Гэц не в настроении? Хех...
    — Джейв, ты сам знаешь, что в нём пламя его отца. Ему тоже был тесен бастион, уныла монотонная пограничная жизнь. С каждым годом это пламя в его душе становится всё неистовее, в то время как его сверстники становятся степеннее и рассудительнее.
    Джейвер усмехнулся.
    — Как бы то ни было, будет ли для него на завтра паробот?
    — Хочешь отпустить его в конвое?
    — Других вариантов нет. Из пилотов со свежими силами лишь он да Дайрил.
    — Дайрил... это не тот юноша, что первым получил свой узор на пароботе?
    — Он самый. Хочется верить, что его хладнокровие пилота, уравновесит буйную воинственность Гэца. Так или иначе Гэцу придётся работать в команде...
    Механик сухо рассмеялся. Металлическая пластина в его руках звякнула и, войдя в пазы, закрыла отремонтированный гидравлический узел.
    — Джейв, я говорил это раньше и скажу это снова. Когда-нибудь наступит время и он станет отличным пилотом. Но даже когда этот момент настанет, он всё равно останется "отрядом из одного". Такие горят жарко, смертельно взрываются и забирают с собой столько врагов, сколько успело вцепиться в их тело.
    Хагад замолчал, заметив что Джейвер не слушает его, уставившись на проступающие на тёмном небе звёзды. Да, Джейвер был отличным командиром, подумалось Хагаду, но время не пощадило и его. Конечно, он всячески оберегает город, не щадит себя и своих солдат, упреждая набеги хакков. Но в его глазах уже читается усталость, узоры переживаний отложились на его лице. Гэц нагл, но в его словах тоже есть своя правда, которую не признают ни Джейвер, ни он, Хагад. И правда эта в том, что пожившие люди с годами начинают излучать усталость. Весь этот старый город источает усталость, держась лишь потому, что это необходимо. Даже отряд Джейвера начинает вести себя, как механизм, выполняя привычные действия, не придавая значения мелочам, опасаясь действовать как-то иначе. С каждым месяцем это выливается в новые потери, в погибших новичков-пилотов, в износ машин. Подмастерья ещё учатся и делают ошибки. Его, Хагадовские, ученики — покинули город с первыми караванами, поведясь на посулы мастерских других городов, расположенных в стороне от пограничной с хакками зоны. А он, старый дурень, даже не нашёл слов, чтобы их остановить. Впрочем, быть может, что они сделали верный выбор, а он ошибается, как начинает ошибаться Джейвер, рассчитывая на одну и ту же стратегию обороны.
    За этими невесёлыми размышлениями Хагад стал разбирать вторую ногу паробота Гэца, не без удивления обнаружив там не только сосколы древесных стволов, крепко застрявших в шарнирах, но и кусок металлического прута, невесть откуда взявшегося и переклинившего несколько важнейших сочленений. Эта деталь казалась настолько чуждой механике паробота, что Хагад целиком и полностью окунулся в изучение манящей, чёрной поверхности обломка.
   
    Среди собравшихся были и Хагад, и Джейвер. Всего около десяти посвящённых человек обступили стол, на котором зло чернела металлическая деталь.
    — Понадобился не один час, чтобы оторвать это от паробота Гэца. Большая часть раскололась и впаялась в части механизма, полностью заклинив коленный сустав... — проговорил Хагад, указывая собравшимся на мелкие обломки и куски повреждённых деталей, разложенных рядом с прутом. — Когда я тащил его из механизма, казалось что механика сыплется под руками, а этот прут всеми силами пытается уцепиться за металл.
    — Ну и что это?
    — Копьё? Арбалетный болт?
    — Хакки не используют оружие!
    — Хм... я и не думаю, что это оружие хакков, — раздался тихий и оттого кажущийся задумчивым голос Джейвера. — Они стали умнее, но не настолько.
    Громкий удар по столу оборвал начавшееся шептание.
    — Решение остаётся одно: этот обломок следует перевезти в Акмарский бастион. Там есть несколько знающих людей, в том числе один из Наставников Механиков. Завтрашний караван направляется именно туда, так что...
    — Но сопровождающих караван всего двое! — визгливый голос советника заставил Джейвера скривиться. — Мы ничего не знаем об этом предмете. Быть может, что тем самым мы поставим под удар караван!
    — А вы, советник, трясётесь за свой товар?
    — Какое ваше дело?
    — Сопровождающих будет трое. Вместе с ними отправлюсь и я, — стоящий позади остальных немолодой пилот подвинул советника в сторону и облокотился о стол. — То, что я не был в кресле пилота несколько лет, не значит, что я разучился им пользоваться. Хагад, подготовь на завтра на один паробот больше...
    — Но даже трое — это неоправданный риск! — не унимался советник.
    — Ваше заявление я могу рассматривать только как недоверие к моему рейду по зачистке торгового тракта! — Джейвер повысил голос. — Советник Кнаргс, решение принято, и, даже понимая ваше беспокойство, я уверен — троим сопровождающим ничто не угрожает.
    — Делайте что хотите! — Кнаргс демонстративно покинул ангар.
   
    Лучи утреннего солнца ещё не успели испарить с бронепластин капли росы, когда пароботы впустили в свои кабины троих пилотов. Тишину нарушил скрежет суставов, глухие щелчки запоров, стук гидравлических поршней и шипение испаряющихся излишков воды.
    — Гэц?
    — Да, мастер Сайнвар?
    — Хочу, чтобы ты знал: составить вам компанию была моя идея, а не инициатива Джейвера. Не держи на него обиды.
    — Не доверяете нам?
    Ответный смех Сайнвара потонул в грохоте стартовых двигателей.
    — Вот ещё. Просто ситуация немного изменилась. Вполне может быть, что ближе к концу пути мы пойдём разными дорогами...
    "Барркотт" Сайнвара казался неуклюжей и старой моделью паробота и, по правде, таковой и являлся, но талант его пилота сглаживал это. За тяжёлой машиной едва поспевали пароботы молодых пилотов. Оказавшись рядом с караваном все три машины сдвинули шумопоглощающие заглушки и снизили скорость. Теперь можно было разговаривать, не пытаясь перекричать рёв форсированных моторов.
    — А ещё говорили, что Сайнвар отошёл от дел и стал простым садоводом. — ровный голос Дайрила отчётливо донёсся сквозь лязг механики справа от Гэца.
    — И притом первоклассным. Яблоки которые мы у него таск... эмм... пробовали, были сущим лакомством.
    — Даже не думайте, что я не слышу ваш разговор, мальцы... — Сайнвар сбавил ход, чтобы не тревожить вышагивающих впереди грандгоров, и оказался по левую сторону от Гэца. Мощные грандгоры, одни из немногих животных, приученных к труду в караванах, плохо переносили шум механических тел пароботов и начинали нервничать, заслышав шум двигателей. Во всём остальном это были спокойные, даже медлительные, и выносливые животные, способные преодолевать огромные расстояния между бастионами, обходясь малым запасом пищи. С ближайшего к пароботам вагона, предусмотрительно обитого металлическими листами, замахал руками одетый в просторные серые одежды караванщик:
    — Держитесь треугольником! Пусть двое идут со стороны леса, в прошлый раз дозорные хакков пытались напасть именно оттуда. Только не приближайтесь к грандгорам, они сегодня с утра не в духе, словно что-то держит их в напряжении.
    — Хорошо, но потом один из нас будет идти впереди каравана, — крикнул в ответ Сайнвар, направив машину ближе к лесу. Вскоре караван перестал быть видим с дозорных башен бастиона, на стене которого стояли Джейвер и Хагад.
    — Сайнвар бывалый воин и отличный пилот, но всё же он стар...
    — Ты, Хагад, тоже не молод, но это не значит, что твои руки подводят тебя или в голове схемы машин стали мутнее. Не так ли?
    — Ха, это разные вещи, Джейвер! Я рос на механике, жил среди механики и механика поколениями впитывалась в мою кровь. Сайнвар, хоть и был лучшим, но всё же пилотировать стал позже всех своих одногодок. Да и сейчас он выбрал старую машину потому, что в новых пароботах его навыки не пригодились бы. Я сделал всё, что мог, чтобы "Барркотт" был в строю, но не даю гарантий, что машина выдержит больше двух стычек, — Хагад тяжело вздохнул.
    — Если всё пойдёт, как я думаю, то и одной стычки у них не будет. А там уже Сайнвар останется в Акмаре до тех пор, пока не узнает всё о нашей находке.
    — Да услышат твои слова Предки Машин...
    — Да, да услышат.
   
        * * *
    Около пяти паробаков к югу.
    Врезанный в торчащие из плато скалы Акмарский бастион.
   
    Став одним из немногих центров добычи мекаводы — особых примесей в виде кристаллов, позволяющих убыстрять процесс испарения и возвратной конденсации воды с наименьшей потерей, — Акмар дольше других сохранял свой величественный и неприступный вид. Второй его достопримечательностью была часть королевских Паро-Кнайтов, мощных, выкрашенных в чёрный с фиолетовым узором машин. Даже оставаясь всего лишь осколками некогда величественной армии Арлага, они сохранили свой облик, не поддавшись всеобщему обветшанию и разрушению.
    Впрочем, немало жителей Акмара считали их пиявками, пьющими соки бастиона, ведь пилоты Паро-Кнайтов получали всё лучшее — от ремонта и пищи, до жилья и одежды. Чем нередко вызывали зависть не только у владельцев старых машин, но и у простых работяг, коими полон любой город. Однако стоит упомянуть, что в случае опасности они были на острие боевого копья. Вдвое более мощные машины вмещали себе силу нескольких пароботов, а учитывая износ последних — вполне могли замещать собой хороший взвод. Лишь это и удерживало жителей Акмара от открытого проявления недовольства.
    Вот и сегодня, в солнечный день, по высеченным в камне улицам Акмара шагали патрульные пароботы во главе с Паро-Кнайтом. Под ногами машин камень, казалось, проминался, но мостовая привычно выдерживала вес машин, топчущих её не первое десятилетие.
   
    — Если ничего не случится, послезавтра должен придти караван.
    — Опять из этих бедных бастионов? Что от них толку, кроме фруктов да мяса? С годами и то, и другое становится всё хуже.
    Из кабины чёрного металлического монстра послышался смешок.
    — Крысы и то понимают, где выгоднее жить, а они до последнего держатся за груду каменной рухляди, наспех обшитую деревянным хламом. Акмар может дать земли, может дать защиту — что им не нравится?
    — Не то слово, Марк Де Призм, вы бы видели какие оборванные пароботы у их "конвоя"... порой я удивляюсь как вообще они отстаивают свои домишки от хакков.
    Голос фальцетом раздавался из паробота, шагавшего рядом с чёрным Паро-Кнайтом Де Призма. Приземистая машина была изрядно переделана и красовалась не только благородным символом богатого рода землевладельцев, но и новенькими орудиями и защитными пластинками, мелодично стукавшимися о корпус при каждом шаге. Знающий прохожий непременно бы отметил, что ни пилот, ни машина никогда не были на поле боя, но остальные испытывали трепет и прикрывали ставни, чтобы каменная пыль не набилась в комнату.
    — Сколько раз мы отгоняли от Акмара хакков, натравливая их на эти островки "былого благополучия". Эти деревенские дурни всё цепляются за надежду, когда и так понятно — надо собираться под крепкими знамёнами, под стены бастионов, в которых сильна королевская воля и закон. Поглядеть на них сейчас, так от сброда не отличить, благо хоть кто попало машинами не пользуется.
    Из второго, более потёртого и пыльного паробота раздался сдавленный кашель.
    — Я бы не стал бросаться на вашем месте такими словами, господин Де Призм. Всем известно, что пятерых мятежников, из простых солдат, не нашли, как не нашли и их машин. Всё, что принесли дозорные, — оторванную механическую руку с пятнами крови...
    — Не продолжай, Агхэл... все давно понятно, что их разорвали в клочки и сгрызли хакки. Твоя симпатия к мятежникам — всего лишь повод думать, что кто-то там спасся. Ах, мы не видели их тел, ах, мы не знаем что случилось на деле.
    — Но...
    — Не перебивай! — в кабине Паро-Кнайта что-то громко лязгнуло, словно по панели ударили кулаком в латной перчатке. — Если они вернутся, им не выстоять против пятнадцати полностью оснащённых Паро-Кнайтов. Да на них хватит всего двух, меня и Канелли. До других бастионов им не добраться, так что помощи им получить неоткуда. Даже по оптимистичным подсчётам, мекаводы у них было на несколько дней пути, а минуло уже несколько недель.
    — Как скажете, господин Де Призм...
    — Вот это уже лучше. Я бы радовался на твоём месте, Агхэл, что ты среди приближённых ко мне. Впрочем, я уже рад тому, что никогда не буду на твоём месте... ха-ха-хах!
    Казалось, Марк Де Призм от души радовался своему остроумию, отчего до самого конца их пути он то и дело внезапно начинал смеяться, заставляя управляемую им машину содрогаться в такт звонкому смеху. И можете поверить — через репродукторы громадного стального монстра этот смех казался ужасающим.
   
        * * *
    Одна из многочисленных, разбросанных на трактах между бастионами, водонапорных башен принимала жданных гостей.
    Замаскированное самим временем строение, не представляющее интереса для хакков, не первое десятилетие исправно служило станцией дозаправки пароботов, черпая воду из подземных рек. Башни, подобные ей, определяли дороги, расположение бастионов и если, не дай Предкам Машин волю, одна из них потеряет воду — на тракте можно ставить крест и искать обходные пути. Во время затяжного конфликта с хакками редко кто, даже из приближённых к дворцу бастионов, решался приехать и исправить пришедший в негодность механизм. Против народа Арлага играло всё. Хакки, время, запустение, истощение земель и запасов мекаводы. И чем ближе располагался бастион к землям хакков, тем сильнее ощущалась всеобщая разруха и обнищание. Эта башня не была исключением.
    Из пяти насосов работали с перебоями всего два, остальные уже были разобраны на запчасти для первых двух. Протяжный скрип поднимающегося и опускающегося колена звучал как стон смертельно раненого зверя, упорно не желающего умирать. Потрёпанные машины, неподвижно стоящие у заправочных шлюзов, казались неотъемлемой частью всей этой древней механики, пережившей расцвет правления Арлага и теперь уходящей в небытие.
   
    Неподалёку, в небольшом озерце, утоляли жажду уставшие за день грандгоры. Мокрые лоснящиеся морды по самые ноздри тонули в илистой воде, фыркая и пуская фонтанчики брызг.
    — Ещё три башни к югу и мы будем у Акмара, — тихо звучал голос Сайнвара. — Там вы отведёте караван к месту встречи, а я отлучусь на пару часов в соседнее селение, неподалёку от Акмарского бастиона.
    — Джейвер послал тебя к мудрецу Лун?
    — Хех, Гэц весь в отца. Именно так. Он и Хагад обеспокоены одной вещицей, надеюсь что это лишь догадки и предположения, но всё же не мешает проверить. Да и я давно хотел проведать старых боевых товарищей. За последние полгода ни одной весточки от них не было.
    Послышался лязг закрываемого затвора и к разведённому костру вышел Дайрил, вытирающий мокрые руки о тряпицу.
    — Мастер Сайнвар, ваш паробот заправлен. Гэц, отсоединяй свою машину тоже. Впереди ещё одна башня, так что можно не заливать полные баки.
    — На Предков надейся, а сам доливай. Я предпочту полный бак, Дайрил, а ты следуй правилам как хочешь.
    — Мое дело предложить, — Дайрил пожал плечами и уселся рядом.
    — И всё же, что это вы везёте в Акмар? — Гэц поворошил костёр веткой.
    Сайнвар отхлебнул горячего отвара из стальной чашки.
    — Кое-что, что вытащил из твоего паробота Хагад. Джейвер был бы против, но думаю, что лучше всем знать, что в ящике. Случись неприятность, вместо меня ящик доставит один из вас.
    Сбоку кто-то громко хмыкнул.
    — Вот от уж кого, так от вас не ожидал такого пессимизма, мастер Сайнвар.
    Дайрил, закрепив своего паробота у заправочного шлюза, присоединился к напарникам. В руке он держал коробку с мясными палочками, которыми щедро поделились караванщики.
    — Джейвер зачистил этот тракт, нас трое, что уже больше обычного отряда сопровождения каравана. Да и в караване парни не слабого десятка. Всё продумано. И если не бегать за каждой тенью с парострелом, — Дайрил многозначительно посмотрел в сторону Гэца, — то можно спокойно добраться до Акмара и вернуться назад.
    Вяленая палочка захрустела на зубах, и Дайрил замолчал, наслаждаясь вкусом.
    — И всё же, Сайнвар, что в ящике? — стал допытываться устроившийся поудобнее на брошенной цистерне Гэц.
    — Там...
    Сайнвару не дали ответить. Со стороны озерца послышался протяжный вой и крики встревоженных караванщиков.
   
    В свете двух лун, отражающемся от поверхности озера, два грандгора бились в толстых, блестящих от влаги плетях. Мощные животные, передвигающие тяжёлые повозки с провиантом и товарами, едва не отрывались от земли мощными щупальцами, возникшими словно из ниоткуда.
    — Дайрил — к караванщикам! Гэц, ты пойдёшь со мной! — Сайнвар наспех набросил куртку пилота и застегнул ремни шлема. Спустя мгновение неподвижные машины ожили и скрипя двинулись к месту схватки.
    — Гэц, как увидишь яркое жёлтое пятно — стреляй!
    — Какого чёрта здесь вообще происходит? — шум работающих двигателей и бульканье недостаточно разогретой воды, которая ещё не была пригодной для пароботов, заглушили ответ. В тот же миг паробот Сайнвара отлетел в сторону, лязгая металлическими частями по камню и разбрасывая в стороны куски плечевой обшивки. Вслед за ним истошно воя пролетел запущенный плетью грандгор. Его тяжёлая туша рухнула на паробот Сайнвара и осталась лежать неподвижно. Послышались глухие выстрелы, в сторону плетей ударило несколько снарядов. Хладнокровный во всём, что касалось стрельбы, Дайрил вёл прицельный огонь по диковинному существу, вылезшему из воды и настойчиво пытавшемуся утащить вьючных животных под воду.

 

Дюна

665 руб.
Купить



комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

04.06.2021
Стала известна программа Каннского кинофестиваля 2021
Жюри огласило конкурсную программу Каннского кинофестиваля, который был перенесен на июль из-за пандемии.
03.06.2021
В Чехии женщинам разрешили брать негендерные фамилии
В чешском языке ко всем женским фамилиям добавляется окончание «-ова». Теперь женщины смогут отказаться от этого окончания.
31.05.2021
Сайт NEWSru.com прекращает работу
В редакции российского сайта новостей заявили о прекращении работы по экономическим причинам.
31.05.2021
Художник из Словакии создал "карту интернета"
В процессе рисования карты художник использовал 3000 сайтов.
29.05.2021
Умер известный израильский скульптор Даниэль Караван
В возрасте 90 лет ушел из жизни израильский скульптор и художник Даниэль («Дани») Караван.
28.05.2021
Решет Лаван сохранят как национальный парк
Мэр Иерусалима принял решение из-за опасений, что застройщики не смогут сохранить природные ресурсы на этом участке.