Альманах «Снежный ком»

www.snezhny.com



Случай в метро | Misty | Рассказы |

Случай в метро - Misty

Ромеро не везет с женщинами. Ромеро не умеет первым знакомиться. Он скромный парень, не обремененный богатством, любит ездить на метро и в глубине души мечтает, что счастье само свалится ему в руки. Но счастье не думает торопиться уже двадцать пять лет и Ромеро, не слишком надеясь на внимание женского пола, коротает сейчас дорогу разглядыванием рекламы в вагоне подземки.

Почему-то его привлекает плакат с брюнеткой, висящий на противоположной стене. Наверное, это новая реклама, раньше здесь её не было. Толпа снующих людей не позволяет разглядеть лицо брюнетки целиком и Ромеро приходиться мысленно составлять её фоторобот по частям. Вот мелькает изящный подбородок. Вот подбородок загораживает чья-то спина, зато становится виден нос. Спина поворачивается, закрывает собою нос, открывая карие миндалевидные глаза.

На подъезде к следующей станции Ромеро обнадеживается: спина засобиралась к выходу, наконец-то он увидит портрет целиком. Но внезапно его околдовывает головокружительный аромат экстравагантных духов, исходящий от девушки, втиснувшейся между ним и рекламой. Девушка, бесподобно хороша, стоит к Ромеро спиной. Ромеро уже забылпро рекламу и увлекся девушкой. Он представляет как её голубая курточка висит у него в прихожей на вешалке, а он целует её темные волосы, вдыхая аромат…

А как же выглядят её губы? Он же не имеет ни малейшего представления о том, как выглядят её губы! И Ромеро, забывшись, подходит до неприличия близко к незнакомке. В это же время поезд подъезжает к Шато-Централь и начинает тормозить.

Вагон вздрагивает и тут случается невероятное. Губы, слегка улыбаясь, поворачиваются и игриво целуют оторопевшего от неожиданности Ромеро. Карими миндалевидными глазами девушка подмигивает, быстро выбегает сквозь открывшиеся двери на перрон и смешивается с толпой.

Ромеро стоит как вкопаный. Он автоматически переводит взгляд на открывшийся плакат и видит фотографию той самой незнакомки, которая только что была с ним рядом. Под фотографией имя девушки, Элизабет Беркли, и странная подпись: «погибла 21 мая 2001 года на станции Шато-Централь, Париж». Мурашки пробегают по спине Ромеро, он бросается к выходу, но поздно. Двери уже захлопнулись, и поезд, набирая скорость, скрывается в темной глазнице тоннеля.

Ромеро выскакивает на следующей станции и тут же пересаживается в обратный поезд, в первый вагон. Он пробирается сказать машинисту, чтобы тот предупредил служащих станции.
Машинист вызывает временную потерю дара речи у Ромеро тем, что оказывается женщиной. Поезд опять подъезжает к Шато-Централь. Женщина-машинист оборачивается к Ромеро, а тот, побледнев, наблюдает как Элизабет Беркли медленно пятится задом наперед по перрону и падает на рельсы.

Через минуту Ромеро наклоняется над голубой, испачканой в крови курткой Элизабет и пытается руками собрать её лицо. Вот валяется изящный подбородок. Подбородок загораживает её спина, зато виден нос. Ромеро поворачивает спину, закрывает нос, и открывает карие миндалевидные глаза, глядящие в одну точку.

Ромеро бредет по станции, глубоко погруженный в себя и не замечая, как от него шарахается народ. Руки Ромеро заляпаны чем-то красным. Вдруг рядом в толпе мелькает знакомая голубая куртка. Скорее за ней!

Элизабет торопится, поезд уже близко. Путь ей преграждает маньяк с окровавленными руками. Он движется прямо на нее и что-то кричит. Элизабет испугано пятится назад и теряет равновесие. Слышен шум надвигающегося поезда.

Темнота. Ромеро лежит у себя дома на кровати лицом вниз. Мысли его бессвязны, похоже, он спит. Возле кровати валяется пустая бутылка из-под  бренди. Внезапно зажигается торшер. Прошу прощения за внезапность моего появления, но дверь была открыта настежь. Я звонила, стучала, но вы, похоже, ничего не слышали.

Ромеро силится разглядеть посетительницу. В его состоянии сделать это не так-то просто, тем более против света. Он видит голубую куртку, темные волосы и отдельные фрагменты её лица, выхватываемые лучом света из темноты. Вот мелькает изящный подбородок. Вот на подбородок падает тень, зато становится виден нос. Нос тоже уходит во тьму, открывая карие миндалевидные глаза. Надеюсь, вы меня узнали, продолжает брюнетка. Мои плакаты развешаны по всему метро. Я Элизабет Беркли, певица.

Ромеро мало знаком с современной музыкой, он ничего не понимет, но на всякий случай утвердительно кивает головой. В его голове из разрозненных кусков никак не складывается ясная картина происходящего.

Просьба, которая привела меня к вам слишком необычна и я хочу, чтобы мой визит остался в тайне. Я смотрю, вы не слишком-то роскошно живете в этой холостяцкой квартире? Вы получите прекрасное вознаграждение, если выполните мою маленькую просьбу.
Ромеро кивает.

Дело вот в чем. Сегодня, 21 мая, на станции Шато-Централь должен состоятся мой концерт. Во всяком случае, так гласит реклама. Но концерта не будет.
Элизабет молча смотрит на Ромеро, затем продолжает. Последнее время дела мои шли в гору и сейчас я, вроде бы, нахожусь на пике популярности. К сожалению, ничто не вечно, и за пиком неизбежно следует спад. Неделю назад из-за  болезни я потеряла голос и с каждым днем пою все хуже. Мой импрессарио говорил с врачами: положение безнадежное. Единственный выход ѕ красиво уйти. Так уходят многие. Не я первая, не я последняя. Это ѕ закон шоу-бизнеса. Плюс ко всему, трагическая смерть ѕ великолепный шанс создать ажиотаж вокруг моего имени. Мы надеемся таким образом увеличить продажи моего последнего диска.

Сегодня днем на Шато-Централь погибло две женщины. Вас видели на рельсах, когда вы разглядывали одну из них, и машинистка поезда утверждает, что вы были свидетелем происшествия. Сейчас погибшая находится в таком состоянии, что сам черт не разберет, как она выглядела раньше. Так вот, я хочу, чтобы вы опознали в ней меня.

Проходит несколько дней. Ромеро дает два интервью для первых полос газет. С центральных газет его личность переходит на страницы мелких изданий и начинает жить своей жизнью, сообщая о погибшей Элизабет Беркли такие подробности, которые сам Ромеро в жизни бы не выдумал.
Подземка пестрит плакатами с погибшей певицей. Но Ромеро их не видит. Он добирается до работы на новом мерседесе и ненавидит метро.

Misty.