Альманах «Снежный ком»

www.snezhny.com



"Царствие небесное"! | Елена Шантова | Рассказы |

"Царствие небесное"! - Елена Шантова

У Натальи Ивановны с утра болела голова, и тошнота — волнами. «Так, сладкий чай, аспирин», — подумала она.
На работе в больнице с утра суматоха: оформляла, выписывала больных, — тяжёлая голова соображала плохо. Она несколько раз напутала в документах и злилась, что с утра всё — наперекосяк.
Через несколько часов выдалась свободная минута, Наталья Ивановна откинулась на спинку кресла, закрыла глаза и «поплыли» вчерашние события. Умерла дальняя родственница, с работы пришлось отпроситься. Народу на похоронах было много, и она целый день провела на ногах. Потом поехали к старой приятельнице — Лидке Сычёвой. И вот, — разбитость и головная боль.
— Наталь Иванн, — дверь приоткрыла Светка из процедурного, — главный завтра в Италию летит, сейчас всех собирает в кабинете.
— Иду, — она медленно встала, при выходе успела рассмотреть своё кислое отражение в зеркале.
Через полчаса почти весь коллектив небольшого отделения больницы собрался в кабинете Виктора Степановича. Пока накрывали на стол, он рассказывал об Италии. Коллектив был дружный и весёлый, пошли тосты. Кто-то даже пожелал отпускнику роман со знойной итальянкой.
Наталья Ивановна сразу захмелела после вчерашнего, и, как ни странно, головная боль утихла. «Не всё сегодня наперекосяк»- подумала она.
— Виктор Степанович, у меня есть тост. Ну-ка, налили все, — весело скомандовала она, вставая, язык уже слегка заплетался. Шум затих, она подняла бокал и повернулась к главному врачу:
 — Значит, завтра летите?
И, вдруг, неожиданно для себя, ляпнула:
— Ну, царствие Вам небесное!!!
Ещё не сообразив до конца, что произошло, Наталья Ивановна увидела, как вытянулось лицо Виктора Степановича, и глаза стали похожи на сливы. Наступила тишина. Сотрудники c бокалами в руках ошарашенно смотрели то на Наталью Ивановну, то на главного.
Первой пришла в себя старшая медсестра:
— Ты-ты что, Наталья, с ума сошла? — она дёрнула её на место и шепнула. — Ну ты даёшь!
Тут со всех сторон сначала послышались сдержанные смешки, а через несколько секунд в кабинете разразился такой хохот, что с поста прибежала дежурная медсестра. Хохотали долго. Когда успокоились, вспомнили про отпускника. Он сидел с жалкой улыбкой, подперев голову рукой.
— Извините, Виктор Степанович, я даже не знаю, как это у меня вырвалось, — пыталась оправдаться Наталья Ивановна. — Я хотела сказать, хорошего полёта и мягкой посадки.
— Вы бы, Наташенька, мне ещё «земли — пухом» пожелали, — невесело пошутил Виктор Степанович. — И что мне теперь делать? Билет сдавать?
— Ничего не надо сдавать! — старшая медсестра подала ему рюмку коньяка. — Вот, выпейте, и всё будет отлично. Наташка по запарке ляпнула, а вы и расстроились!
— Ничего себе, отметил поездку! — продолжал сетовать главный врач.
Время обеда закончилось, сотрудники стали расходиться. Наталья Ивановна ушла к себе кабинет.
— Ну что, Виктор Степанович, успокоились? Я и не знала, что вы такой суеверный, — раздался в коридоре голос старшей.
— Знаете, мне как-то не по себе. Я подумал и всё-таки решил поменять билет. Ничего страшного, полечу на несколько дней позже.
К Наталье Ивановне забежала Светка.
— Как ты тут?
— Так неудобно вышло! Главный поехал билет менять.
— Да не ругай ты себя! Со всяким может случиться. Мы все ляпаем, не думая.
Настроение у Натальи Ивановны, которое так, было, поднялось, сошло на нет, и вернулась головная боль. «Всё-таки, день сегодня не задался», — подумала она, и, вздохнув, снова занялась больничными документами.
А через две недели живой и невредимый вернулся из Италии Виктор Степанович и привёз ей сувенир.