Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 5106 Комментариев: 21 Рекомендации : 9   
Оценка: 6.00

опубликовано: 2004-11-07
редактор: Эрик Брегис


Медовые яблоки | Джара | Рассказы | Проза |
версия для печати


Медовые яблоки
Джара

"Я писал такие книги, какие мне самому хотелось бы прочесть.
    Именно это всегда побуждало меня взяться за перо.
    Никто не желает писать книги, которые мне нужны, так что приходится это делать самому… "
    (Клайв Стейплз Льюис)

— Танька, ну что ты там копаешься, лезь уже скорее!


   

 — Я не могу, у меня не получается! Помоги…- Танька, отчаянно пыхтя и отдуваясь, карабкалась на забор, где нетерпеливо ерзал и ругался чумазый Васька.


   

 — Давай руку…- общими усилиями Танька таки оказалась сидящей верхом на кирпичной стене.


   

 Солнце уже приступило к вечерней плавке стёкол, без особого разбора окрашивая всё ярко-оранжевой кистью. Деревья стали похожи на громадные апельсины на одной ножке, а длинная стена, на которой сидели дети, медной змеей уползала куда-то далеко-далеко, теряясь за тонкой ниткой горизонта.


   

 — Ура, у нас получилось! — раскрасневшаяся от затраченных усилий Танька вся сияла.


   

 — Ты погоди, это же только стена, вот сейчас спустимся и…-договорить он не успел, потому что стремительно полетел вниз, поскользнувшись.


   

 Мешком шлепнувшись о землю, Васька мгновенно вскочил на ноги, с ужасом вращая головой во все стороны.


   

 — Вася, Вася! Ты в порядке? Вася! — раздавался сверху испуганный голос девочки. — Ваа-а-а-ася! — завыла в слезах Танька.


   

 — Не ори! Тут я…Жив. Прыгай вниз, здесь куча листьев, не ушибешься. — постепенно приходя в себя вещал снизу «летун».


   

 — Ну раз ты говоришь…Сейчас…- осторожно свесившись на руках, девочка мягко приземлилась на шелестящее покрывало. — Есть!


   

 — Теперь тссс, тихо! Идём! — зашипел Васька, и, сделав зовущий жест рукой, крадучись стал удаляться от стены в сторону растущих неподалеку деревьев.


   

 Наконец-то достигнув ближайшей яблони, Васька проворной обезьянкой за секунду взмыл вверх и обосновался в развилке двух больших прочных веток. Танька тоже не заставила себя долго ждать, и уже в следующее мгновение сидела рядом.


   

 — Рви скорее, вон их сколько выросло, и какие все красные! — затараторила девчонка, параллельно начав быстро обдирать яблоки и кидать их на землю.


   

 — Да не спеши ты! Давай сначала осмотримся! Чего ты сразу хватаешь первое попавшееся…Гляди, одних червивых понабрала! — Васька вскарабкался на несколько веток выше. — О-о-о! Ну-ка, поднимайся ко мне!


   

 Дети как загипнотизированные смотрели на алеющее впереди дерево, которое скромно притаилось в зеленых зарослях.


   

 — Вот это дааа…- восторженно протянула Танька. — Красотища! А нас не поймают, пока мы будем идти к той яблоне? — в голосе послышались опасливые нотки.


   

 — Мы будем осторожны…Ты только подумай, сколько ещё в этом саду всего растет! Небось, в тех дебрях и крыжовник есть, и смородина, и даже груши могут быть!


   

 — Ммм, груууши…Ладно, если только осторожно…- девочка начала бесшумно спускаться следом.


   

 Оказавшись вновь на земле, дети стали тихо пробираться в сторону волшебно-красного дерева, на котором соблазнительно искрились и отражали заходящее солнце громадные наливные яблоки. Они уже почти приблизились к яблоне, окаймленной зарослями спелого крыжовника, как вдруг Танька приглушенно вскрикнула и больно вцепилась Ваське в плечо.


   

 — Смотри, смотри, там кто-то есть! — быстро зашипела она.


   

 И вправду, неподалеку от дерева возвышалась какая-то бесформенная куча, очертаниями смутно напоминавшая человека…Внезапно куча ожила, зашевелилась, и из неё вылез бородатый дядька в лохмотьях, вперив удивленный взгляд в детей.


   

 — Мы…Мы…- залепетал заикаясь Васька и испуганно смолк. За его спиной мелко дрожала Танька, бросая затравленные взгляды на незнакомого человека.


   

 Мужчина пристально посмотрел на ребят и ни с того ни с сего вдруг громко захохотал, растянув рот в добродушной улыбке.


   

 — Яблоки, небось, воровать пришли? Ну-ну. Да не бойтесь, что вы как два истукана прям, это заброшенный сад, здесь уже лет десять никто не живет. Ешьте на здоровье, а не то гниют, пропадают…- и он удрученно махнул рукой.


   

 Пришедший в себя Васька недоверчиво спросил:


   

 — А почему тогда стена стоит высоченная, если не живет никто?


   

 — Да Бог его знает, забросили, и всё. Хозяева уехали, а сад весь сорняками порос, гляди, дебри кругом какие! — охотно сообщил бородач и, подумав, добавил — Меня дядей Сашей звать, я, похоже, единственный обитатель этого забытого миром места. Что ж, вы, получается, теперь мои гости! Проходите, садитесь, устраивайтесь…- дядя Саша словно из под земли выудил на свет Божий три деревянных ящика и полез на яблоню.


   

 Ребята, совсем осмелев, стали шустро подбирать с земли посыпавшиеся градом яблоки, складывая их на дощечку между тремя импровизированными стульями, которая вполне годилась на роль стола.


   

 — Ну что, много там нападало уже? — донесся сверху из листвы голос бородача.


   

 — Ага, целая гора! Слезайте к нам! — хором откликнулись дети.


   

 Кряхтя, дядя Саша спустился вниз, держа в руках что-то продолговатое и непонятное.


   

 — Ой, что это у вас? — сразу потянулась к штуковине любопытная Танька.


   

 — Это улей. Не бойтесь! — замахал бородач руками, видя, что дети испугались. — Он без пчёл, все пчелы перелетели на новое место жительства, а здесь оставили немного мёда…Вы пробовали когда-нибудь яблоки с мёдом? Нет? Вкуснятина, скажу я вам! Пальчики оближешь.


   

 Буквально через 5 минут вся компания сидела на ящиках и энергично уминала истекающие соком яблоки, такие спелые, что они чуть ли не лопались, когда в них впивались зубами…А вязкий и тягучий мёд золотыми каплями сверкал на красных боках, отражая солнце и образуя крошечные радуги. Руки быстро стали липкими, но никто не обращал на это внимания, потому что все очень сильно проголодались и никак не могли оторваться от божественного сочетания яблок с медом, засовывая в рот всё новые и новые порции этого лакомства. Наконец Васька почувствовал, что он больше не в силах проглотить ни кусочка, умиротворенно сполз с ящика на землю, и, держась за живот, громко вздохнул:


   

 — Фуууух, как здооорово! Танька, а мы, глупые, испугались…Дядя Саша! Вы самый чудесный дядя на свете! Ой, мы же представиться забыли…Я — Вася, а это моя подруга — Таня. — вдруг сконфузившись от допущенной оплошности пролепетал мальчик.


   

 — Да, вы не сердитесь на нас, мы растерялись, и из головы совсем вылетело…- виновато стала оправдываться Танька.


   

 — Пустяки, теперь вот мы знакомы. А вам домой не нужно? Темнеет уже… — внезапно забеспокоился бородач.


   

 — Да нет, мы у Васькиной бабушки гостим сейчас, она нас в кровати уложила и спать ушла, а мы взяли, да тихонько гулять убежали…- весело ответила Танька.


   

 — Ох, непоседы…Отшлепать бы вас хорошенько! Ну раз так — тогда давайте костер разведем, а не то замерзнем ночью, и в ледышки превратимся. Шагом марш хворост собирать! — скомандовал дядя Саша и сам начал быстро подбирать валяющиеся кругом сучья.


   

 Смеясь и оживленно болтая, ребята энергично принялись за работу. Не прошло и десяти минут, как неподалеку возвышалась солидная охапка дров, которой с лихвой хватило бы на всю ночь. Ещё через пять минут вся троица уже нежилась в ласковом тепле мерно потрескивающего костра, и, лениво прищурившись, смотрела на полыхающий огонь. Солнце уже успело закатиться колесом в одному ему известные края, уступив своё место густым чернилам ночи.


   

 — Хорошо-то кааак…Вась, ты только подумай, мы бы могли сейчас сидеть дома и играть в скучную и давно надоевшую «Монополию». А вместо этого у нас с тобой настоящее Приключение! — Танька счастливо улыбалась.


   

 — Угуу…- промычал в ответ совсем разомлевший от тепла Васька.


   

 — А вы, ребят, в чудеса-то верите, а? — хитро глянув на детей, спросил дядя Саша.


   

 — Ой, это всё только в сказках бывает. Волшебники там, колдуньи…Разве кто-то сейчас верит в сказки? Мы уже выросли! Нам семь лет! — засмеялась Танька, на последних словах гордо раздувшись.


   

 — Хмм…Взрослые, значит…Танюш, украшения любишь? — внезапно сменил тему разговора бородач.


   

 — Люблю, конечно! — охотно призналась девочка.


   

 Вдруг деревья тревожно зашумели, зароптали, и плавно склонились к земле, застыв в молчаливом ожидании. Бородач тихо встал, чуть наклонился вперед и…Осторожно взял обеими руками горизонт, заискрившийся мириадами цветов в свете слегка присмиревшего костра. Плавными и мягкими движениями рУки выгнули из горизонта изящную корону, и аккуратно одели её остолбеневшей девочке на голову. Немного подумав, дядя Саша привстал на цыпочки и снял с неба самую яркую звезду, легко приладив её к короне.


   

 — Нравится? — ласково спросил он.


   

 — Но как…Как вы это сделали?! — Танька почти лишилась дара речи, а Васька — тот и попросту застыл с открытым ртом, широко распахнутыми глазами глядя на сверкающую корону на голове подруги.


   

 — Тшш, тише, не шумите! — предостерегающе приложил палец к губам бородач. Постояв неподвижно около минуты, он трижды громко хлопнул в ладоши и опять замер.


   

 Ни единого звука, ни единого шороха не нарушало царившего безмолвия, окутавшего собою всё вокруг. Но вот среди деревьев раздался едва уловимый шелест, становившийся все более и более явственным и четким. Звук приближался, и дети невольно повернули головы в сторону темнеющих впереди деревьев. На поляну из тени выскочили три грациозных оленя, доверчиво и гордо подошедших к бородачу. Ребята оглянулись на своего нового друга, и ахнули. От лохмотьев не осталось и следа. Перед ними стоял высокий, статный мужчина, одежда которого была расшита серебром и сверкающими камнями, а руки покоились на спинах только что подошедших и вставших рядом оленей.


   

 — Знакомьтесь, друзья мои! Это Тэтти, Бэдди и Джэнни. — королевским жестом указал преобразившийся бородач на оленей. — На их языке я уже представил вас, ребята, так что теперь подойдите, и приласкайте каждого из них в знак дружбы и почтения, таков обычай.


   

 Дети молча подошли и осторожно провели руками по бархатной шерсти чудесных животных, умными влажными глазами глядящих на мир.


   

 — Такие хорошие…- протянул Васька. — Но…Но как вы всё это… Ведь так не бывает! — в словах мальчика звучало искреннее недоумение.


   

 — Не бывает? — голос бородача громом разнесся над окрестностями — Не бывает?! — эхо вторило множеством отголосков, проникая в каждую щель, отражаясь от неё и усиливаясь. Васька съежился, втянув голову в плечи. — Чему ты больше веришь, своим глазам, или тому, что разносят по свету уста глупцов? — продолжал рокотать и греметь голос. — Но не бойся, друг, я ещё многое должен показать вам прежде, чем вы окончательно поверите в реальность происходящего. Тэтти, Бэдди, Джэнни! — прокричал он оленям, которые смирно стояли в стороне и щипали травку, но, услышав свои имена, мгновенно оказались рядом. — Садитесь им на спины и скачите за мной! — скомандовал бородач детям.


   

 Таньке с Васькой даже в голову не пришло спорить, и они легко запрыгнули на спины животных. В ту же секунду всё вокруг замелькало причудливым калейдоскопом, не успевая угнаться за сумасшедшей скачкой. От восторга у детей перехватило дыхание, мимо проносились деревья, поля, реки, луга, а их олени всё неслись и неслись вперед, не чувствуя ни малейшей усталости. Вдруг темп скачки стал замедляться, бегущий впереди Джэнни, несущий бородача, перешел сперва на рысь, потом на шаг, а потом и вовсе остановился. Следом замерли и Бэдди с Тэтти, везущие детей. В свете Луны казалось, что на поляне стоят три величественных кентавра, превратившихся в недвижные статуи. Бородач слез на землю, сделал несколько шагов вперед и низко поклонился мерцающей высоко Луне, почтительно привстав на одно колено. Выпрямившись, он подбежал к своему оленю и резво запрыгнул к нему обратно на спину, в ту же секунду громко гикнув. Олень вздрогнул, фыркнул, встал на дыбы, и, оттолкнувшись сильными ногами от земли поскакал ввысь, по воздуху, удаляясь всё дальше и дальше в чёрное небо.


   

 — Эгей! Вперед! Вверх! Скачите, что есть сил! — раздался сверху голос бородача, и олени детей понесли своих всадников вслед исчезающему в вышине силуэту.


   

 Сколько времени ребята так летели — никто не знает, но вот они догнали бородача и Джэнни, которые уже перешли на шаг и спокойно гуляли по небесным просторам, о чем-то неспешно беседуя на мелодичном оленьем языке.


   

 — А, ну наконец-то, мы уже заждались вас! — приветливо улыбнулся дядя Саша. — Подойдите ко мне и встаньте рядом.


   

 Ребята молча подошли и встали по обе руки от волшебника.


   

 — Вы говорили, что чудес не бывает, ведь так? — спокойно спросил бородач, и, не дожидаясь ответа, торжественно произнес, — Смотрите же! Смотрите на танец природы!


   

 Звезды расплавленным серебром потекли с неба, ковром стелясь на искрящуюся далеко внизу землю. В чёрной траве заструились крошечные светящиеся реки, запетляли, зажурчали райской мелодией, тонкими нитками потянувшись к горизонту, за которым, каруселью разбрасывая брызги света, гордо возвышалась Луна. Над деревьями взвились тысячи светлячков, они затанцевали меж ветвей замысловатый танец, сплетая горящими лампочками изысканные узоры…На луга выбежали изящным шагом десятки оленей и стали кружиться в причудливом хороводе, равным по красоте которому не нашлось бы в целом мире. И вдруг случилось самое невероятное: деревья высвободили корни из земли и стали танцевать вместе с оленями, белками, зайцами, лисами, и прочими обитателями леса. Березы, окруженные уже миллионами ярких светлячков, гибко прогибались ветвями, сходились с приглашающими их молодыми дубами, менялись местами, кланялись, шелестели листвой…Всё вокруг мерцало призрачным светом, сияло, переливалось, играло серебром звезд и Лунными брызгами…


   

 Ребята не могли поверить своим глазам, настолько всё казалось нереальным и фантастическим. От восторга не находилось слов, и поэтому они лишь заворожено стояли, широко распахнув глаза.


   

 — А теперь…Танюша, Василий, нам пора возвращаться. — тихо взял детей под руки волшебник. — То, что вы увидели — это танец природы, когда всё живое каждой своей частичкой отдается радости существования, сливаясь в едином ритме с окружающим миром. Раньше люди часто участвовали в этом празднике, кружась вместе с деревьями, вплетая в косы украшения из светлячков и одеваясь светом звезд…Теперь же в мире появилось слишком много жестокости, которая просочилась и в людские сердца, породив в них нежелание, страх верить в чудеса. Вы — дети, вы ещё маленькие, чистые душой, и поэтому ваши сердца открыты добру, готовы его принять. Взрослые попросту не увидели бы ничего, кроме обычных деревьев, мелькнувшего в зарослях оленя, простой звезды…Что ж, это их выбор, и здесь даже я ничем не могу помочь, как бы сильно я этого ни хотел…- вздохнул волшебник и устало прикрыл глаза.


   

 Всё это время ребята внимательно слушали, жадно впитывая в себя каждое произнесенное слово и отпечатывая его навеки в памяти. Когда волшебник замолчал, они огляделись, и увидели, что вновь сидят у всё так же горящего костра под раскидистой яблоней, с которой и началось их приключение. Серебряные одежды волшебника прямо на глазах растаяли, превратившись в старые грязные лохмотья дяди Саши, который утратил величественный и королевский вид. Внезапно Таня заплакала.


   

 — Ну-ну, тише-тише, что случилось, милая моя? — ласково спросил добрый бородач.


   

 — Вы…Вы показали нам чудеса!..Вы показали нам то, о чем все вокруг забыли, и во что никто уже не верит — всхлипывала девочка.


   

 — Сохрани это в своём сердце. — став очень серьезным тихо сказал волшебник. — Сохраните оба. — обратился он к детям. — А теперь, я должен отправить вас домой, уже слишком темно и поздно для прогулок — с притворной суровостью сказал бородач.


   

 — Но мы же ещё вернемся к вам? — спохватился Васька. — Мы можем придти завтра, поедим вместе яблок! — с энтузиазмом и надеждой продолжал тараторить мальчик.


   

 — Увы, нет. Завтра утром, когда вы проснетесь — меня уже здесь не будет, я должен уйти вслед за Луной в другие края, где меня ждет совсем иная работа…Прощайте, друзья мои! Прощайте…- сказал бородач и легонько дунул на детей.


   

 В то же мгновение дети очутились в своём доме, в своих мягких и теплых кроватях. Они так устали, что когда Васина бабушка заглянула в тихонько приоткрытую дверь — она увидела ребят мирно посапывающими в глубоком сне. Улыбнувшись, бабушка прикрыла дверь и на цыпочках ушла.


   

 


   

 Проснувшись утром, Танька тут же принялась тормошить крепко спящего Ваську, который начал вяло отмахиваться, никак не желая открывать глаза.


   

 — Васька! Васька! Да вставай же ты! — не унималась Танька.


   

 — Ну…ну хорошо, сейчас…- промямлил сонно мальчик.


   

 — Слушай, то, что мы вчера видели — это же нам не приснилось, правда, это же не могло присниться? И дядя Саша, и Тэтти с Бэдди и Джэнни, и танцующие деревья, и серебряные реки…Скажи, что и ты помнишь, Васька, скажи!


   

 — Танька! — Васька смотрел на девочку круглыми, как бусины, глазами. — У тебя на голове… — не договорив, он протянул руку и снял с головы девочки ослепительно сияющую даже при свете дня корону.


   

 


   

 Минута прошла в молчании.


   

 


   

 — Таня, Вася! Спускайтесь завтракать! — нарушив тишину, донесся снизу бодрый голос бабушки.


   

 Таня, не говоря ни слова, взяла из рук мальчика серебряную корону, аккуратно положила её в шкатулку, и лишь тогда обернулась.


   

 — Ну что, идём? — просто спросила девочка, улыбнувшись.


   

 — Идём. — так же просто ответил Вася и внезапно подмигнул.


   

 И бок о бок дети весело побежали по лестнице вниз на кухню, где их ждали бабушкины ароматнейшие на свете блинчики с клубникой…


   

 


   

  Конец.

 




комментарии | средняя оценка: 6.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

теплый пол под или ламинат,

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru