Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 15 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2018-02-24
Внимание, свободная публикация!


История в Захалынке | Низа Ильд Евар | Рассказы | Проза |
версия для печати


История в Захалынке
Низа Ильд Евар

Дневник бомбилы
    История в Захалынке
   
   
    Как сейчас помню, стоял тёплый майский день. Пока шёл до своей ласточки, обдувало ветерком, приятным таким, освежающим. Уже неделю, как отцвела черемуха, а тепло и не собиралось уходить, по установленным поверьям, что к заморозкам. Все деревья покрылись листвою, нежно шепча меж собой, при лёгких порывах ветра. Небо было ясным. И солнце заботливо грело своими лучами, а не жарило. Пахло черемухой, листвой. В этот день не хотелось сидеть дома, а хотелось испытать в очередной раз удачу, заработать денег, частным извозом. Я просто предвкушал необычно, удачливый день, всю дорогу, пока шёл от дома до стоянки.
    — Здравствуй моя красавица-ласточка! — обратившись к своей шестёрке, ваз 2106, кормилице на колёсах, я открыл двери, на водительском месте и соседнем, чтобы проветрить от накопившейся в машине температуры. Заведя двигатель, я вскоре выехал из стоянки, поприветствовав охранника, находившегося на вышке, кивком головы, наконец-то заметившего меня, только после того, как я стал выезжать. Он лениво кивнул, зевнул, и веки его вновь сомкнулись.
    Уже через пару перекрёстков меня поджидал пассажир, с вытянутой рукой. Начало бомбёжки действительно было удачным, за час езды я подвёз ещё нескольких клиентов, заработав на полноценный обед своей ласточки. Заехав на заправку, заполнил бак полностью, решив, что кататься придётся много.
    — Привет шеф, до Захалынки, штукарь даю! — произнёс потенциальный клиент, остановив меня взмахом руки, как только я выехал из стоянки. Это был высокий, худощавый мужик, с доброжелательным взглядом, но отчего-то пустыми, словно стекло, светлыми глазами. Одет он был в чёрные штаны и серую рубашку без рукавов. На одном из запястий блестел золотой или позолоченный браслет, на другой не дешёвые на вид часы, в кожаном ремешке, а выше татуировка — роза ветров, на шее, увесистая золотая цепь.
    Сумма, что была предложена за поездку, в маленький городок, расположенный всего в тридцати километрах от областного центра, по тем временам была не плохой, я бы и за полцены обещанного согласился:
    — Прошу. Присаживайтесь!
    Клиент расположился на переднем сиденье. Мы двинулись в путь. В моих мыслях успел пробежать вопрос о деньгах, которые бы следовало попросить наперёд. Так как присущая мнительность, печальный опыт, людей не один месяц и год занимавшихся частным извозом, требовало это. Как сверху на лобовой стекло обрушился снаряд от птички, размазавшись бело-жёлтым пятном, благо не со стороны водителя.
    — На удачу! Вот это чудо брат, сегодня мой день! — воскликнул пассажир.
    Так и не поняв, чему так обрадовался пассажир, я попытался облить это чудо, нажав на ручку полива. Но оттуда лишь брызнули капли, бочок смывателя был пуст:
    — Чудо, что воды у меня нет, чтоб эту радость смыть!
    — Да ничего брат. Я не обижусь и так не плохо видно! Лишь бы с ветерком до Захалынки добраться, там меня ждут, брат! — ответил пассажир, потянувшись за папироской, закурив, прежде приоткрыв боковой стекло.
    Каждый раз, когда мне посторонние люди говорил брат, мне, почему то всегда хотелось ответить носорог тебе брат, как правило, я сдерживался. Вновь вспомнив о деньгах, я попытался заговорить, но меня оборвал пассажир, своим увлекательным рассказом. Впрочем, вскоре вольность его поведения, ладность речи, уверенность тона, вовремя рассказа, а главное щедрость обещанной суммы доставки, убило мою не доверчивость, закрепив спокойствие. Спокойствие кучера, везущего своего барина, после удачной сделки или после весёлого и сытого места провождения на балу или в гостях, когда довольный хозяин, за не имением другого, мог разговаривать с кучером, делясь с ним, будь-то с другом, историями из жизни или просто, как мило у него прошёл день.
    — О чуде. Раз уж заговорили. Хотя, наверное, дело и не в чуде, просто всегда их вспоминаю, когда на дело…, тьфу ты неважно. Расскажу тебе об одних людях, достойных людях! — начал свою историю пассажир, затянувшись и пустив дым в сторону окна. Вскоре продолжив, местами жестикулируя, обозначая, то или иное действие:
    — Знал я одну пару молодожён, как знал, я их и до сих пор, как бы знаю. Не то, что бы близко. Как говаривал мой некогда приятель — « Кто с чёртом породнился, тому чистота божьих замыслов, что свинье шампунь». Так вот, такого грязнулю, как я вряд ли они в друзьях бы держали. Вечного кутилу и игрока, ищущего удачу, а не истину ценностей, опять же, как говаривал, ещё один мой знакомый…
    Людьми они были не обычными, ну эта пара. Она знахарка, людей в нашем городке исцелила кучу, толпами к ней ходили. Экстрасенс, как это сейчас называют. До этого у нас люди-то к одной ведьме похаживали.
    Были они не местными, приехали откуда-то. Жили на съёмных квартирах. Муж у неё был, спокойный такой, всё делал, что жена ему говорила, тоже обладал способностями. Любил её. Кириллом его звали. Подкаблучник, говорили сплетники, редко увидишь такого исправного мужа, вот люди и завидовали. А как не бегать, у такого ангела воплоти. Она статная, красавица, скольким людям добро сделала, денег брала не много, а то и вообще без них окаянных обходилась, при этом конкретно так лечила. А где это видано, чтоб люди-то у нас добром на добро отвечали. Ребёнка они ждали, беременной она была. Как уж так случилось, но вскоре они стали соседями по квартире с местной ведьмой. Вот тогда и случилось, но почему-то в магазине….
    Уже покинув город, мы выехали на трассу, идущую к Захалынке. Дорога была полупустынна, за обочиной зеленел лес, на полях подросла трава. Уже в большинстве своём одуванчики пустили жёлтые листочки. Пассажир, продолжал свой рассказ, комментируя, то или иное обстоятельство в своей истории, также добавляя умудрённые поговорки своих знакомых. Очевидно, было, что эту историю он рассказывает не впервые, обстоятельно так, местами отточено. В целом, если бы не излишние рассуждения, самого рассказчика, история, услышанная мной, оказалось довольно интересной.
    Тем временем мы уже проехали, тот промежуток трассы, что был между областным центром и Захалынкой. Уже подъезжая к городку, пассажир заканчивал свой рассказ:
    — Ведьма эта заранее приготовила кусок мяса, наговорив на нём, уж кто знает их там колдовские штучки. Выследив момент в магазине, когда знахарка осталась одна, она подошла к ней. Вот мол, вы обронили продукт, возьмите. Та говорит, что не моё не надо. Тогда ведьма силком ей эту штучку сунула в руку, принявшись за своё грязное дело, да так, что знахарка на глазах увядала. Тут и Кирилл подоспел. Так он её голову сжал, испуская свою мощь, потенциал, энергетику, пока наконец-то связь жены с чарами ведьмы не оборвалась. Народ сам видел, как у Кирилла на голове волосы поседели. Как только знахарка выпустила мясцо из рук, Кирилл, тут же отпустил ведьму. Та обессиленная рухнула на пол, падая сильно ударившись о полку с продуктами головой. Полон магазин был свидетелей. Ведьму увезли в реанимацию. А потом был суд. Кирилла посадили. Знахарка ходила к ведьме, хотела ей помочь, но та предпочла смерть, чем помощь от своего врага, конкурента. А знахарка вскоре родила двойню, мальчика и девочку. Вот такая брат история. Ждёт теперь его знахарка. Всё по главной, я скажу, когда свернуть!
    Тем временем мы уже заехали в городок, проехав по нему пару кварталов, по главной дороге. Вскоре пассажир произнёс:
    — Вот к этому переулку сворачивая. Вон к тому дому, к подъезду подъезжай. Вот молодец. Только ты брат подожди меня, сейчас за деньгами сбегаю!
    — Как так…?
    — Вон видишь окно на втором этаже, сейчас деньги дома возьму…
    На душе стало не спокойно. Недоверие и ощущение обмана охватило меня, я бы даже сказал душевного дискомфорта. Но пассажир смазал его, обещаниями большей суммы:
    — Да не переживай шеф. Сейчас быстренько, деньги возьму, потом обратно в город, если не возражаешь. Ещё пятьсот накину. Договорились братишка. Пять минуточек!
    — Только не долго! — естественно, ответил я, не переставая испытывать недоверие к этому пассажиру-носорогу.
    Пассажир удалился. Я стал осматривать, этот старинный, двухэтажный, одно подъездный дом, в котором скрылся пассажир. Не дождавшись и пяти минут, так как на душе не было никакого покоя, я последовал в дом. Не успев сделать и первый шаг в него, как всё моё смятение увеличилось до размеров отчаяния и злобы. Подъезд был сквозным. Выбежав с другого выхода, я, конечно же, не обнаружил там своего носорога. Рядом с этим входом находилась детская площадка, на которой играло двое детишек, ковыряясь в песочнице. Повсюду деревья, а дальше дорога, за которой такие же дома. И не следа от носорога. Досада и злоба, а что ещё могло быть во мне.
    Наивно поднялся на второй этаж, дабы проверить версию об окнах. Позвонил в предполагаемую квартиру, там жила чета пенсионеров естественно ничего не знавшая, ни о каких носорогах.
    Спустившись до машины, я сильно ударил по крыше своей ласточки, от собственного бессилия и злости, что была на душе. В голове прокручивалась эта история, что по дороге рассказал носорог. Остановившись на фрагменте, что был в магазине. Уже сев за руль, я представил голову пассажира-носорога, вместо рулевой баранки, сжав её так сильно, даже сильнее, как это делал седой Кирилл, когда боролся с чарами ведьмы. После нанеся, чтоб уж было наверняка, несколько резких ударов кулаком. Сколько грязных слов и ругательств, приходило на ум. Кажись в эти секунды, я был способен на самые тяжкие поступки, лишь бы наказать злодеев, что бродят по нашему свету.
    Пора возвращаться. Заведя двигатель, я рванул с места. Всё та же досада, отчаяние и злоба, что была во мне, сказались и на скорости моей ласточки, скорость, которую, я явно превысил, проскочив несколько перекрёстков, как бешенная, оскалившаяся псина. Вскоре я ударил по тормозам. Впереди дорогу, переходила старушка с посохом, божий одуванчик. Автомобиль остановился, в сантиметрах от старушки. Сердце ушло в пятки, ноги поледенели, на лбу выскочила испарина.
    — Куда же ты прёшь окаянный! — всхлипнула старушка.
    Подкосившимися ногами и обмякшим телом, я выбрался из машины. Извиняясь перед старушкой, спрашивая, о её целостности, желая помочь завершить переход дороги, я побрёл за уходящим от меня божьим одуванчиком. Старушка отмахнулась от меня, ругая меня и всё нынешнее поколение в безрассудстве бытия. С этим невозможно было не согласиться.
    — Как вы Агафья Дмитриевна! — послышался голос ангела, в лучезарном свете. Перед нами появилась нимфа, как раз туда, где она находилась, падал луч солнца, проникший сквозь верхушки высоких и пышных тополей, что были повсюду. Это обстоятельство и создавало вид спустившегося ангела с небес, приспущенного божественным лучом.
    — А, это вы, а я, как раз к вам шла родненькая! Что-то ноги побаливают, в последнее время. Посмотрите голубушка! — ответила старушка.
    — Конечно Агафья Дмитриевна. Пошлите, мы уж с детишками нагулялись. Вот вас увидела! — ответила ангел. Прекрасная женщина, в длинном светлом платье, с распущенными и длинными, прямыми волосами. Подойдя к старушке, она взяла её за руки, мельком взглянув на меня своими большими, чистыми, изумрудными, до великолепия глазами. Вскоре она окрикнула двух чудных близнецов, мальчика и девочку, лет пяти, играющих неподалёку. Неторопливо они удалились из поля моего зрения, завернув в один из дворов.
    Я был убеждён, что это знахарка, о которой мне рассказал пассажир. Выехав на трассу, ведущую в мой большой город, я стал рыдать. Осознавая всю свою ничтожность. До чего же мы злы, алчны, завистливы, трусливы, равнодушны, притворны, лицемерны, противоречивы и всё такое прочее и так далее. Из покон веков мудрые люди попрекали этими качествами, сами же осознавая, что они являются неотъемлемой частью человека. Уж больно он слаб, чтобы с ними бороться.
    Вот и рыдал над своей слабостью. С той алчностью, что сыграла во мне, когда пассажир предложил мне больше денег. С тем бессилием бесноватой злобы, что накатывала на меня, когда что-то не получалось. За треклятую судьбу, которая несмотря ни на что, дала мне очередной шанс, не дав стать убийцей. И ещё с кучей опций от чёрта, что присутствовали во мне.
    Я вспомнил всю историю знахарки с седым уже Кириллом. Во всех мельчайших подробностях, в своём воображении дорисовывал её сам. Какая это была великолепная пара, излучавшая добро, помощь людям. Которые им же и завидовали, подшёптывая меж собой, изобретая грязные сплетни. Как они сняли квартиру, на одной площадке, с квартирой злой ведьмы, не зная об этом или всё же зная, но всё же сняли. Что скорее и сподобили, всё те же самые завистливые людишки. Дабы поглумиться, посмотреть, что из этого выйдет. Как, провожая вечерком, очередную, заряженную на исцеление пациентку знахаркой, проводит Кирилл. Почувствовав враждебную энергетику, где-то извне, он нагнётся, чтобы посмотреть в замочную скважину, ясно увидев в соседней замочной скважине дьявольские глаза ведьмы. Сердце ударит холодом, в душе навсегда поселиться тревога. Как он не будет спускать глаз со своего алтаря, богини, самой жизни, матери родных кровушек — знахарки. И в магазине, он сделает всё, чтоб это самое спасти, а знахарка, не смотря ни на что, будет продолжать творить добро.
    С такими вот мыслями и закончился этот прекрасный весенний день. И именно с этого события в своей жизни я решил начать свой дневник, дневник бомбилы. Впереди ещё много историй, о которых я бы хотел поведать в своём дневнике, а может ещё будут и те, которые со мной пока не произошли. Но к этой, первой из моего дневника истории, я верю, что мы к ней ещё вернёмся, воля провидения даст мне знать о дальнейшей судьбе Знахарки и Кирилла…

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru