Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 23 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2017-10-23
редактор: Anastasia Sorce


Активист | voldemar | Рассказы | Проза |
версия для печати


Активист
voldemar

День обещал быть жарким и насыщенным с самого утра. Вот невежды и всякие там аматоры думают, что любовь к Родине — это наиболее легкий способ заработать деньги. Дураки! Эта любовь такая же многогранная как интимные отношения с бисексуалом. Нужно четко представлять себе, когда проявить мускулинность, а когда наоборот — просто расслабиться и позволить партнеру сделать все самому. Хотя какой партнер! Родина — это всегда что-то аморфное, абстрактное и одновременно мистическое. Сколько раз он пытался смоделировать для самого себя некий образ этой самой Родины, но всегда натыкался на внутреннее противоречие, ловил себя на мысли, что он, наверное, еще для этого недостаточно профессионален. Впрочем, какая разница! Да не оскудеет рука дающего, а сиськи пусть исправно и регулярно наполняются этим самым молоком и медом.
    Пора вставать! На 11.30 назначен как его этот, бизнес-ланч. Хрен знает, что это такое! И вообще для чего он. Главное, что там надо чего-то жрать и пить. А зачем, спрашивается? Одни расходы. Он и так ужимается, как только может. К концу года обязательно нужно купить машину. Иномарку, разумеется, только так. Отечественный автопром — это в чем-то даже хуже, чем дырявые и нестиранные носки. Это даже не моветон, это почти преступление против общественной морали, это как привселюдно плюнуть на икону в церкви, когда божественную литургию служит сам Патриарх. Так что пускай с подгнившим кузовом, двадцатилетней давности, но только «европейца»! Наверное, в ближайшее время придется походить в тех самых пресловутых дырявых носках, хотя бы в магазин за хлебушком. Он улыбнулся: главное, чтобы презервативы не пришлось штопать, это куда более небезопасно. Впрочем, зачем все о плохом да о плохом. День то какой сегодня солнечный, Родина улыбается, прям с утра, как удовлетворенная любовница. Все хорошо будет!
    …Сидит, крыса. Глаза какие-то… Моль, нет, не моль, — рыба вареная. Но не дура, совсем не дура. Посмотрел в меню — если так пойдет дальше, то, чтобы купить машину, придется ходить совсем без носков. Тут еще одна проблема. Чего заказать-то? Чего они жрут в этих ресторанах, в это время суток? Пивка бы, горло промочить. Шутка, конечно. Салат…Рановато. Стейк… Слишком дорого. Кофе? Банально. Капучино? Так и не научился пить эту ириску в кипятке. Зеленый чай? Выспренно. Во! Черный чай с сухими фруктами и кусочек яблочного рулета. Просто, стильно, без затей и вполне по-мужски. Так, губки не растянулись, глазки не расширились. Угадал! Интуиция — великая сила!
    — Вот вы говорите, — дефицит кадров…
    Тянет, тянет, как по сто долларов выдает. Какао с молоком и круассан заказала. К булочке этой даже не притронулась. Отпивает из чашки маленькими глоточками, типа смакует. Наслаждается каждым своим отточенным или вернее сказать выдрессированным жестом. Девочка! Чуть больше 25, ну может от силы 27. Он поглядел на нее немного искоса. Можно рассказать всю ее недолгую историю. Типичная провинциалка. Еще лет 5 назад на первом слете юношеского крыла просто упивалась шаровой «Кока-колой» и объедалась «Сникерсами». Это как первое причастие, только важнее. А потом… Добрый старый дядя начал учить девочку всем премудростям, начиная от правильного минета и заканчивая умением держать вилку и нож. Он же пристроил в ВУЗ, что-то вроде «Международные отношения» или «PR-менеджмент», он же нанимал репетитора по английскому, он же выводил девочку в свет, знакомил с нужными людьми. Черт возьми, может даже учил одеваться. В сущности, ей повезло, но почему-то именно таким чаще всего и везет.
    Красавицей назвать трудно, но она может нравиться. Полноватые крестьянские ноги, немного вздернутый нос. Как говаривал один знакомый — явное отсутствие породы — это тоже порода. Взамен — домашние борщи, вручную слепленные пельмени. Все то, что не может дать ни жена, ни профессиональная проститутка. У них обеих на это банально нет времени. Ведь правду сказать, этот дядя такой же бывший крестьянин, как и она. В определенный период времени их отношения действительно можно было считать полным единением родственных душ, даже чем-то похожим на любовь. Потом дядя уже стал не нужен. Интересно, а где он сейчас? Живой или умер от какого-нибудь сердечного приступа, когда увидел ее кульбиты на столе с руководителем молодежного крыла партии. Так было и во времена его молодости. Комсомольчик… Которого тоже обучала всем премудростям какая-нибудь инструктор ЦК с бородавкой на носу и с нерастраченной женской энергией. Преемственность поколений. Вранье помноженное на еще большее вранье. Ау! Мы — ваши дети. Мы в чем-то слабее вас, но в чем-то и сильнее.
    — … Да, кадров действительно не хватает, но вы же понимаете, сейчас много провокаций, и мы попросту не можем себе позволить набирать людей не только с улицы, но даже со студентами ВУЗов нужно быть очень осторожным.
    — Э… Осторожность — это конечно, но чтобы создать массовость на улицах одного «Фотошопа» недостаточно.
    Пошутил… Удачно. Она немного улыбнулась. Хотя какая-там улыбка. Такие могут только ухмыляться.
    — Да, конечно. Мы можем привлечь наших молодых активистов из других городов, но вы же понимаете — это логистика: транспорт, размещение, питание. Они еще захотят какую-то культурную программу. Это все тоже деньги и немалые. Делайте ставку на флеш-мобы, которые не требуют большого количества участников. Только прошу — никакой обнаженки, порезанных вен, цепей и тому подобного. Сейчас народ и без того в шоке. Больше позитива.
    Вышел из этого кафе. Как расстался с нею, так и позитива прибавилось. Но вот где его взять на эти все флеш-мобы. Господи, кто это все придумал! Когда он в детстве с друзьями в песочнице рычал, изображая тигров или собак, разве думал, что в зрелом возрасте на этом можно зарабатывать реальные деньги. Если его деду с бабой строить и жить помогала песня, то ему жить помогает аксиома, что это общество, да и он сам ничего лучшего уж точно не заслужили. Да, так действительно легче.
    Офис… Железные двери, очень массивные, как и генеральная линия его партии. Флаги, плакаты внутри оплёванного подъезда. Здание действительно не очень, зато в хорошем месте. Это важнее.
    — Ну что, встретился?
    Стасик… Мужику под сорок, а он все равно — Стасик. Он и в 50 будет Стасиком. Моложавенький с водяными глазками, с маленькими аккуратными ладошками. Это даже не имидж, это некая биологическая позиция по жизни. Но бабам нравится. Всегда наготове свежий анекдот, очень аккуратный, даже чересчур. Следит за собой, но с другой стороны, на такой должности по-другому нельзя. Они даже когда-то ходили в приятелях. Стасик довольно много сделал для него, реально много, о чем время от времени вскользь напоминает. Но Стасик ему не враг, а он не враг Стасику. Это тоже очень важно.
    — Встретился. Упор на флеш-мобы. Денег нет.
    — Ну что я говорил!
    Стасик всплеснул своими аккуратными ладошками. Стасик считает себя непревзойденным стратегом. Еще один маленький бонус в его копилочку. Вздохнул:
    — Ну, ты понимаешь, финансирование и так урежут. Так, что…
    Знает, зараза, что машина позарез нужна. Проговорился как-то по пьяни. А Стасик все мечтает старую «семерку» тестя кому-то спихнуть. Готов даже в рассрочку. Но это уже ни под каким видом.
    Стасик ждет расширенной информации. Думает, есть что-то исключительно для него. Расслабься.
    — Понятно, девочку как самую молодую прислали сообщить пренеприятное известие. Она, думаешь, ревизовать сюда что-то приезжала?
    — У этой молодой девочки связей и денег столько, что ни тебе, ни мне не снилось. Не туда думаешь. Не за этим она приезжала, а зачем — хрен его знает! — парировал Стасик. Последнее слово — всегда за ним. Это как «добрый день» сказать. Стасик помолчал, потом тоскливо процедил:
    — Ну почему я не родился бабой!
    Бабы для него — источник вдохновения и одновременно источник всех расстройств. Помимо того, что Стасик — стратег, он еще и поэт. Ему нужна постоянная подпитка, а жена и двое детей этому только мешают. Ну, одного ребенка еще понятно, можно было склепать, чтобы «как у всех», но второй и уже в таком возрасте — это искренне непонятно.
    — Ладно, пошли зал посмотрим, сейчас уже собираться начнут… Наше светлое будущее.
    Несмотря на то, что Стасик, в сущности, еще не старый человек, но он намеренно отделяет себя от тех, кому до 30. Выстраивает некую пресловутую стену. Наверное, ему просто так удобней. Но на патриарха и поводыря он точно не тянет.
    …Меняется мебель, интерьер, но только не «Кола» и шоколадные батончики в пластмассовых корзинках. Они вечны. Впрочем, как и молодежь. Сколько ее перебывало! Он ловил себя на мысли, что не может вспомнить ни одного лица, хотя лица очень часто были довольно смазливые. Все сливалось в какую-то липкую и клейкую массу, как наполнители этих самых батончиков. И еще глаза — такие же липкие, жадно-горящие. С девочками чуть проще. Он уже давно научился не обращать внимания ни на размер груди, ни на длину ног, ни на цвет волос. Он обращал внимание только на руки. Его интересовали руки с короткими толстыми сарделькообразными пальцами. Именно обладательница таких рук могла рассчитывать на его искренний интерес, и даже помощь. А мог он немало: мог помочь с квартирой или общежитием, мог помочь с больничным, мог помочь даже с некоторыми экзаменами или зачетами.
    Взамен требовалось сравнительно немного — помимо постельных утех, хорошенько прибраться в его холостяцкой «однушке», приготовить пожрать желательно на несколько дней, погладить. Именно юные девы с такими вот пальцами справлялись с этими заданиями на все сто. В некоторых случаях, даже секс отодвигался на второй план. Думать о жене не хотелось в принципе. Такое внутрипартийное сотрудничество устраивало его уже на протяжении нескольких лет, в особенности до тех пор, пока он окончательно не станет на ноги. Но это окончательно все отодвигалось и отодвигалось, несмотря на то, что он уже изрядно подсократил свои мечты.
    — Угощайтесь, угощайтесь!
    Стасик всегда играет роль запевалы и радушного хозяина. Впрочем, ведь ему и так начинать говорить. О чем бы Стасик ни говорил, он всегда говорил о социальной активности. Эта самая активность в его устах — почти универсальное лекарство от всех болезней, которыми страдает общество. Она — альфа и омега, она имманентна и трансцендентальна одновременно. Как это? А хрен его, то есть Стасик его знает!
    — Мы рады, что вы, такие молодые, стремитесь управлять своей жизнью самостоятельно и посредством этого напрямую влиять на жизнь нашего государства…Социальная активность — это не только красивый термин, это то, без чего невозможно нормальное развитие любого здравомыслящего существа….
    Душа стремительно неслась в рай!
    Теперь его выход. Тут все проще — раздавать конкретные задания, согласно утвержденным планам. Столько-то на митинг, столько-то на этот самый флеш-моб, а столько-то — на подхвате. Да, и не забудьте заполнить анкеты. За более горячие мероприятия отвечает совсем другой человек. Руслан, он редко здесь появляется, и у него своя отдельная крепко сбитая команда. В сущности, это очень разумное распределение обязанностей. Может быть самое разумное, что есть в их структуре.
    Разошлись. Стасик как всегда после подобных сборищ мрачно изрек:
    — Если просрём местные выборы — нам хана. А с таким контингентом, это скорее всего.
    Еще одна любимая тема. Каких бы выборов это не касалось. Это вместо «до свидания». Сколько раз возникали мысли о том, что пора что-то менять. Партия эта — ни рыба, ни мясо, если так разобраться. Надо бы начинать Родину любить с другой стороны, по крайней мере, попробовать. Да и возраст начинает поджимать, не критично, конечно, но все же. Как гири тянули мысли о том, что здесь какая-то стабильность, определенный авторитет и вес. Ага, случись, что по-серьезному на его могилу бывшие однопартийцы даже не плюнут, впрочем, как и он на их. Вот опять, за этим всем забыл выбрать себе новую пассию. В квартире пока еще относительный порядок, но время идет, а в ближайшие две недели подобных сборищ не предвидится. Выискивать потенциальных домработниц где-то в дешевых кабаках или на дискотеках, — об этом не хотелось даже думать, да и денег на это нет.
    День, который начинался так хорошо, вдруг начал наваливаться на плечи как тяжелый рюкзак, болезненно отдавать в виски, во рту появился неприятный свинцовый привкус. Курить надо бросать, да и глава партии не курит. После относительного затишья опять вернулась мода на здоровый образ жизни.
    Какой-то неестественный фиолетовый закат заставил зажмуриться, в глазах запершило. Что за день? Ведь на самом-то деле ничего особенного не произошло. Недостаточное финансирование? Глупость, не в первой. Тем более что повлиять на это он никак не мог. Разговор с той крысой? Опять мимо. Ничего другого он и не ожидал.
    Усталость. А что это такое? Выходные? Когда-то он искренне любил рыбачить и собирать грибы, как может любить такие занятия только городской житель. При этом у него напрочь отсутствовал чисто крестьянский азарт насобирать или наловить побольше и впрок. Но когда это было? В какой-то иной, параллельной жизни. Сначала воспоминания все больше напоминали кинохронику о чьей-то жизни, потом их не осталось вовсе. Хотелось пожалеть себя, но и это выходило как-то вяло. Жалеть, в сущности, было не за что, тем более что другой жизни для себя он уже не представлял. Ясно одно: сегодня придется отойти от режима жесткой экономии, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это, конечно, несколько отдалит покупку машины, но зато завтра подобных мыслей уже точно не будет.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru