Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 337 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2015-10-06
редактор: Лазер Джей Айл


Пёс | demakas | Мистика | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Пёс
demakas

Раскаленный, ярко красный шар солнца был уже на излете.
    Я не видел его, но чувствовал, как плотным жаром он упирается мне в спину, растекаясь по ней влажным пятном, подталкивая меня вперед.
    И я послушно шагал по растрескавшемуся шоссе вслед за своей тенью. Вперед, к самому горизонту.
    Воздух пах асфальтом и сухой полынью. В полумиле слева, перед темной полосой далекого леса, блестела голубой свежестью река. Я провел рукой по мокрой от пота шее и посмотрел на часы. Нет. Через час стемнеет. А еще через два с небольшим наступит полночь. И станет холодно. В этих местах всегда так.
    До города добрая сотня миль, а до ближайшего жилья часов пять ходу.
    Я вздохнул и поглядел вправо, туда, где, насколько хватало глаз, все было серым, пустым, выжженным и только местами подкрашенным чудом сохранившимися пятнами бледно-зеленой травы.
    По небу бродили тяжелые вечерние облака. Прямо надо мной висело одно из них — кроваво-красное.
   
   
    Я шагал и шагал, как вдруг сзади раздался знакомый шелест. Впервые за последний час.
    Обрадовавшись, я начал было поворачиваться и поднимать руку, но потом сообразил, что звук слишком мягкий и приближается слишком быстро. Такие никогда не останавливаются. Такие хотят жить быстрее всех и дольше всех.
    Он пронесся мимо меня на чем-то современном, дорогом и потрясающе быстром, обдав тугой волной разорванного воздуха. По обочине прошелестели мелкие камни.
    А солнце уже касалось  края ближайшей возвышенности.
    Неужели придется встретить полночь здесь, на трассе, в одиночестве?
    И тут я снова услышал звук. Не шелест — настоящий низкий звук тяжелого грузовика.
    — Спокойно, с чего ты взял, что он остановится? — сказал я себе вслух.
    Когда он появился из-за холма, покрытый пятнами алого заходящего солнца, я уже стоял к нему лицом, вытянув правую руку и придерживая на плече дорожную сумку, сдерживая часто бьющееся сердце.
    Сначала мне показалось, что он проедет мимо, но потом, видимо, вдруг передумав, он начал тормозить.
    Он остановился в нескольких десятках метров впереди, и мне пришлось бежать.
    — Не подбросите до города? — выпалил я, старательно улыбаясь самой веселой и простецкой из своих улыбок.
    Светлые прищуренные глаза водилы пробежали от носков моих запыленных туфель до ворота черной футболки.
    — Залезай, — он махнул головой в сторону второй двери.
    Я забрался в кабину и устроил на коленях свою сумку. Хищно рыкнул двигатель, грузовик дернулся и двинулся вперед. Это была удача. Большая удача.
    — Как тебя, парень, угораздило здесь оказаться?
    — Да вот… день не задался.
    — Бывает.
    Я поглядел на часы: было далеко за девять. Резко, как будто кто-то повернул выключатель, захотелось спать. До полуночи как раз было время, но я понимал, что дважды за вечер повести не может.
    — Вообще-то, я попутчиков не беру, — сказал водила.
    — Выходит, мне повезло, — нейтральным голосом ответил я, в глубине души все же надеясь на то, что, может быть, на этом разговор и закончится и мне все-таки удастся вздремнуть пару часов.
    — Повезло, — протянул водила и снова поглядел на меня из-под прищуренных век. У него были широкие плечи и хитрые рыжие усы.
    Вздохнув про себя, я выжидающе посмотрел на него, подчиняясь правилам игры. В конце концов, я ему кое-чем обязан.
    — Впервые в этих местах, парень?
    — Да, в общем... Не то чтобы…
    — Да? — усмехнулся он. — А про здешние дела ничего не слыхал?
    — А что, должен был?
    Солнце уже почти село, но буруны ковыля, показывающиеся иногда на серо-зеленых волнах степи, все еще посверкивали в его последних лучах. Я вдруг подумал, что в степи есть определенная прелесть.
    — Да как сказать... Я за рулем уже два десятка лет, — наконец заговорил водитель. — Всякое было... А уж наслушался! Но тут история и в самом деле интересная выходит.
    Он замолчал и опять блеснул глазами. Спать хотелось просто невыносимо.
    — Что за история? — я изо всех старался говорить заинтересованным голосом.
    — Понимаешь... Весной все началось. Стали у нас тут водителей на трассе находить. Мертвых.
    — Бандиты? Из-за груза?
    — Бандиты... В порядке груз был, даже пломбу не сорвали.
    — Хм… А кто тогда? Неужели, маньяк завелся? — я добавил в голос немного веселья.
    Водила не поддался.
    — Одного я сам видел. Ну, дальнобойщика то есть. Возвращался я недавно из рейса, утром дело было. И почти уже перед городом, смотрю: фура на трассе. А вокруг нее скорая, полиция... Ну, думаю, разбился кто-то — у нас тут частенько случается, сам видишь, дорога какая. Подъехал поближе, притормозил. На трассе ни стекла, ни легковушек битых. И тягач вроде в порядке... И тут увидел. Мать моя! Водила. Возле кабины, рядом с обочиной. Там врачи, конечно, суетились, погоны. Но я его все равно хорошо рассмотрел…
    — Что, и вправду маньяк?
    Водила явно получал удовольствие.
    — Приезжаю я в город и через несколько дней узнаю — приятель на скорой работает, — узнаю, в общем, загрызли мужика.
    — Волки?! Здесь?!
    — То-то и оно, парень. Последнего еще при отце видели. И то издалека... Ну, да ничего не попишешь — случилось. На том и порешили, что волки. А через месяц еще одного нашли. На 73-м. Такого же. И опять дальнобойщик.
    — Выходит, все-таки волки? А местные что-нибудь видели?
    — Ничего они не видели… Ну, тут уж все всполошились. Уже пятый по счету… Облаву устроили. Народу понаехало, из столицы вроде кого-то притащили…
    — Ну и как?
    — Да никак. Не нашли ничего…
    Стемнело. Блуждавшие весь вечер облака наконец-то собрались с силами и затянули небо. Водила включил фары, и весь мир стал помещаться в несколько десятков освещаемых метров.
    — А почему только дальнобойщики? Или местные тоже попадались?
    — Да нет, только наш брат, дальнобойщики…
    — Вот уж действительно странные дела тут у вас… Хорош бы я был сейчас на трассе! — добавил со смешком я.
    Водитель повернул голову. Я опять почувствовал на себе его цепкий взгляд. По спине у меня ни с того ни с сего пробежал холодок.
    — Парень, а у тебя знакомых дальнобойщиков нету?
    — Да вроде нет. А что?
    — Я говорил уже: за баранкой давно сижу… Есть у дальнобойщиков байка такая, да нет, легенда, скорее … Про Черного Пса.
    — Что еще за легенда? — я старался, чтобы мой голос сохранял беззаботность.
    — Когда ты слишком долго в пути и когда становишься слишком жадным, приходит он — и забирает у тебя все.
    Он был абсолютно серьезен. Даже говоря явно киношными словами.
    Уверенно гудел двигатель, и желтоватый в свете фар асфальт быстро исчезал под кабиной грузовика.
    — Выходит, это все его дела? — спросил я, чтобы не молчать.
    Мы проехали не меньше мили, прежде чем он ответил.
    — Я думаю, все может быть. На базе много кто уверен, что именно Пес это и есть.
    Он опять замолчал. Я посмотрел в окно. Кромка горизонта была едва различима, а на небе не было звезд. И луны.
    — Только ведь это еще не конец истории.
    Я едва не вздрогнул от звука его голоса. Водила как будто это заметил и, мне показалось, улыбнулся, довольный произведенным эффектом.
    Все это начало меня раздражать. Я посмотрел на свои часы, включив подсветку. До полуночи оставался еще час. Спать мне уже расхотелось.
    — У нас на базе еще кое о чем поговаривают, — начал он, так и не дождавшись моего вопроса. — Рассказывали мне, что есть при церкви специальная… команда, что ли, священников. Короче, как раз для таких дел. Бывшие десантники и все такое… И что недавно отрядили они одного проверить наши дела. Тоже из столицы, кстати. И вот теперь болтается он по трассе туда-сюда, ждет.
    Он повернулся ко мне. Что он надеется увидеть в темноте?
    — Я когда тебя, парень, на трассе увидел, одного, в черном, — сразу про эту историю подумал.
    И снова мне показалось, что он улыбается.
    Так, приехали. Этого мне еще не хватало.
    Я провел рукой по узкому вороту своей черной футболки и задумался.  Неужели из-за нее? Как глупо. Вот уже повезло… Да, этого мне еще не хватало.
    — И чего же он ждет? — выбрав наконец линию поведения, спросил я.
    — Чего ждет? Да разве непонятно?
    Теперь я отчетливо слышал, что он улыбается.
    — Полнолуния, по-вашему? Тех дальнобойщиков ведь раз в месяц находили. Примерно раз в месяц… А последнего как раз около месяца назад.
    — Ну да. В прошлое полнолуние.
    В его голосе был почти детский восторг.
    Выходит, и сами сообразили. Но теперь уже неважно. Я снова поглядел на часы. Мы на всей скорости приближались к полуночи. Только сейчас я заметил, что под зеркалом вместо обычных побрякушек покачивается небольшой крест.
    А потом я посмотрел на небо, на котором где-то под непроницаемым слоем облаков уже набирала силу полная луна. Мне показалось, что я вижу звезды. Значит, прояснивается. Значит, мы скоро встретимся.
    По спине пробежали знакомые мурашки. Я вновь потянул ворот футболки.
    — Скоро появится луна, — водила словно читал мои мысли. Я посмотрел на крестик под стеклом и непроизвольно поморщился. Для него все это было игрой.
    Мы замолчали.
    Все так же шумел двигатель. Водила спокойными движениями чуть поворачивал баранку.
    Как всегда в такие моменты, чувства начали обостряться. Я стал слышать ровное дыхание водителя, звук иногда вылетающих из-под колес камней, дребезжание облицовки у себя за спиной. Мне казалось даже, что я слышу шелест травы за обочинами дороги. Поднимался ветер.
    Я поглядел на часы. Все. Полночь.
    Теперь все зависит от ветра. Надо ждать.
    Небо было уже полно звезд, и лишь часть его все еще была непроницаемо черной.
    Я знал, в каком месте должна быть луна и все равно, когда облака наконец полностью порвались, она обрушилась на меня неожиданно. Она ворвалась в этот мир ярко-белым слепящим пятном, завладела им сразу и непреклонно, забрала все, подавила.
    Вот оно. Деваться было некуда.
    — Луна! Останови, — мой голос, несмотря на все усилия, дрожал, — останови, останови.
    Он как будто сразу все понял. Он начал тормозить.
    Но он ничего не понимал. Ему не дано было понять ЭТОГО. 
    Луна.
    Я почти вывалился из кабины.
    Белое пятно, висящий в воздухе шар.
    А еще я чувствовал Его. Он был где-то рядом, где-то уже совсем рядом.
    Я бежал к хвосту фуры, в темноту.
    Он стал еще ближе. Ближе. Вот он!
    Я повалился на четвереньки, чувствуя как все кости охватила дикая, звериная боль. Звериная. Я услышал вой, разорвавший это небо до самой луны. Луны.
    До самого дна. Ничего нельзя было поделать. И я валился, валился на это дно…
    А потом вдруг стало легко. Сумасшедше, ослепительно легко.
    Не было больше ни боли, ни идиотского человеческого тела. Были четыре надежные, крепкие лапы, ошеломляющий мир запахов, оскаленные, готовые к битве зубы.
    А еще где-то впереди был он. Он думал, что все это игра. И он был прав. Это действительно была игра.
    Я вновь испустил вой и сделал несколько прыжков по земле, с восторгом привыкая к своей легкости, к своему великолепию.
    А теперь вперед!
    Я долетел до кабины в три прыжка — не по асфальту, где когти скользили по могильной плите человеческой алчности, тщеславия и самодовольства, — по земле, пахнущей травой, лисами, мышами и ветром.
    Я вылетел на него, как вылетела сегодня из облаков луна. Легко, бесшумно и смертельно.
    Вылетел — и рухнул, натолкнувшись на непреодолимую, невозможную преграду. Я понял все, но было уже поздно.
    Он стоял передо мной, сжимая правой рукой крест, и его слова пригибали меня к земле.
    — Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое…
    Я чувствовал бессильную злобу, рычал, но против этого не мог ничего поделать. Ни я, ни луна, никто. Я вновь проваливался куда-то.
    — Ничего, парень, поедем со мной, все будет в порядке…
   
    2007

 




комментарии | средняя оценка: -

Mamba рейтинг оценки и отзывы lovechart.ru/mamba/.


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

05.08.2020
Гитару Элвиса Пресли продали на аукционе за $1,32 млн
Гитару Элвиса Пресли Martin D-18 продали на аукционе за 1,32 млн долларов.
03.08.2020
В Греции открылся первый музей под водой
В Греции открыли подводный музей, в котором будут проходить реальные и виртуальные экскурсии к затонувшему античному кораблю
03.08.2020
Зеленский поддержал строительство мемориала "Бабий Яр"
Зеленский поддержал строительство мемориала Холокоста «Бабий Яр»
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
01.08.2020
Украина впустит более 5000 евреев на Рош ха-Шана
Квота может возрасти до 8000, но паломникам придется носить лицевые маски в общественных местах и воздерживаться от собраний более 30 человек.