Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 706 Комментариев: 3 Рекомендации : 0   
Оценка: 6.00

опубликовано: 2014-11-06
редактор: К. Санрин


Санкции по-русски | Гера Фотич | Юмор | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Санкции по-русски
Гера Фотич

Поликарп Петрович Семёнов бывший начальник штаба ГУВД, а ныне отставной полковник, наконец, снова выбрался за границу после запретов руководства.
     — Вот вам мой рапорт на пенсию и адью! — усмехнулся он с высоты своего двухметрового роста, протягивая листок шефу.
    Взяв супругу Марию Ивановну невысокую кубышечку с круглым личиком и толстой золотой цепью на короткой шее, рванул в Штутгарт. В принципе, мог поехать и в любое другое место, но было в названии города что-то военное, звучное как «Устав гарнизонной и караульной службы».
    Пошатавшись по переулкам и не найдя для себя ничего интересного кроме старой пивнушки, решили там задержаться. Опорожнив по кружке пива, вышли на тенистую аллею с деревянными лавочками. Напротив которых вертикально стояли два металлических саркофага с надписью латиницей «туалет».
    Мария Ивановна улыбнулась. Её уж давно поджимало, но заявить об этом не решалась. Она ласково посмотрела на мужа, задрав голову:
     — Сёмушка, дай мне пожалуйста два евро.
     — Это тебе зачем? — пробасил муж и недовольно уставился вниз на супругу.
    Жена прижалась к большому животу мужа, застенчиво улыбнулась. Кивнула на саркофаг.
    Поликарп Петрович повел взглядом в сторону. Увидев биотуалет, заинтересованно подошел ближе. Инструкции не было. Да и что толку — иностранного языка он не знал. В центре корпуса имелось отверстие для монеты, а над ним коричневый пластиковый квадратик, где нарисованы два евро. Понимающе кивнул. Достал из кармана кошелёк и потыкав пальцем, нашёл нужную монету. Подержал на ладони, раздумывая. Посмотрел по сторонам. Затем, зажав её в кулаке, снова стал тыкать. Вытаскивал другие — сравнивал по размеру. Наконец удовлетворенно улыбнулся:
     — Нечего эту Мэркель подкармливать. Кто против нас санкции вводил? — протянул щепоть жене. — И за два рубля сходишь!
     — Сёмушка..., — извиняющимся тоном произнесла жена. Скуксилась, — здесь же электроника...
     — Знаю я эту электронику, — пробасил Поликарп. — Всю китайцы клепают! Иди!
    Ещё раз посмотрев по сторонам и никого не увидев, засунул два рубля в щель. Кабина не реагировала. Тогда он слегка пристукнул по ней кулаком. Удар получился солидный. Внутри что-то зазвенело. Туалет вздрогнул и дверь отъехала.
     — Вот видишь, — сказал отставной полковник, — а ты говоришь электроника. Дура она! У нас в ГУВД какая-то фирма умудрилась аппараты поставить с чипсами и шоколадками. Что ты думаешь — хоть один милиционер в них монету бросил? За месяц всё съели.
     — И что? — недоуменно спросила жена заходя в кабинку.
     — Да ничего! Пустые аппараты убрали. Сотрудники на улицу стали бегать в ларьки.
    С негромким жужжанием дверь закрылась и Поликарп сел на лавочку рядом.
    «Хорошее дело — цивилизация, — думал он умиленно, — все для удобства человека...»
    Прошло продолжительное время прежде чем Поликарп услышал голос своей жены:
     — Сёмушка..., что-то туалет не открывается.
     — Как это не открывается? — вскочил Поликарп. — Дёрни за ручку и открой.
     — Нет здесь ручки, Сёмушка! Всё гладкое, как в скорлупе...
     — Ну, кнопка какая-то есть! Смотри внимательней!
     — Нет, Сёмушка, и кнопки нет. Унитаз есть и раковина, чтобы умыться. А кнопка только на сливном бочке.
     — Ну жми на неё — дверь должна открыться. Раз всё закончилось — зачем держать человека?
     — Я уже нажимала.
     — И что?
     — Вот. Не открывается.
     — Дура, а руки-то помыла? — осенило Поликарпа.
     — А чего их мыть-то Сёмушка? Я ж по маленькому!
     — Вот то-то и оно! Все интеллигентные люди руки моют в туалете! А ты — деревня! Давай быстрее. Пусти воду — сделай вид, что ты руки моешь! Когда кран выключишь — кабина откроется!
    Через несколько секунд снова раздался жалобный голос жены:
     — Сёмушка..., не открывается!
    Поликарп задумался. В своем управлении он считался лучшим аналитиком по организации учебных операций. И теперь решил применить свой опыт на практике.
     — Так..., — громко заявил он тоном постановки задач районному подразделению, — делаем всё как положено! Закрой унитаз и встань к двери, словно ты только что вошла. Сделала?
     — Да.., — жалобно пропел голос жены внутри.
     — Когда вошла крышка унитаза была открыта?
     — Нет, закрыта.
     — А сейчас?
     — Открыта.
     — Там верно датчик какой стоит. Закрой и снова встань к двери. Надо привести всё в порядок как было до тебя. Поняла?
     — Да.
     — Ну что — готова?
     — Готова, — подтвердил голосок.
     — Входи!
     — Куда входить? — Мария Ивановна недоумевала.
     — Ну, как бы входи. Словно в самом начале. Поняла?
     — Да.
     — Подходи к унитазу.
     — Подошла.
     — Поднимай крышку, садись и сиди.
     — Долго сидеть?
     — Ну сиди как обычно. А то он подумает, что его обманывают.
     — Кто подумает?
     — Ну кто, кто? Электроника эта проклятая.
     — Села... Слушай, Сёмушка, может она обиделась, что ты её так назвал? А сейчас ещё раз... Сунь ты этой Меркель два евро. Пусть подавится. Ой зря я ругаюсь! Может выпустит.
     — Дура ты! Она же электрическая! Откуда у неё мозги? — сказал Поликарп. Но тут же засомневался. Достал кошелёк. Нашёл монетку в два евро. Попытался сунуть в щель, но та была закрыта. Приблизил лицо к пластиковому квадратику с рисунком. На всякий случай тихо произнес: — Да ладно тебе обижаться! С кем не бывает. Мы все-таки в первый раз...
     — Да я не обиделась, Сёмушка, — отозвалась изнутри жена, — только оставаться здесь не хочется. Тошно больно!
     — Ты там выполняй что я говорю! — скомандовал Поликарп раздраженно, — рассиделась! Вставай! Смывай. Крышку захлопывай! Пускай воду в умывальнике. Кран закрывай и по стойке смирно лицом к двери — словно готова!
     — Стою, Сёмушка, — через минуту плаксиво раздалось за дверью.
     — Стой ровно, чтобы было понятно! — после паузы добавил: — Встань на цыпочки. Может ему тебя не видать — росточком-то бог обидел!
     — Не получается, Сёмушка, я уж стараюсь. Не шелохнусь. Смотрю прямо перед собой. Может кого позвать на помощь? Или в полицию?
     — Ты что, хочешь чтобы меня в тюрьму отправили. А если у них магнитофон пишет? За Мэркель — точно под суд пойдём. Там туалетная бумага есть?
     — Да Сёмушка! Рулончик один.
     — А что же ты его не крутила совсем?
     — Крутила, но только один листочек оторвала. Мне больше и не надо.
     — Ну так покрути как следует. Знаешь же как бывает! И... вот, что еще.... Туда же разные типы ходят. Попробуй стульчак протереть, — Поликарп сосредоточился как на учениях. — Повтори все сначала. Как входишь, поднимаешь крышку, садишься, встаешь, крутишь бумагу, протираешь ею стульчак, закрываешь крышку, воду в умывальнике открываешь, закрываешь и встаёшь к двери — мол готова! Все! Открывай!!!
    Через некоторое время из кабины раздался жалобный голос жены:
     — Сёмушка, давай полицию вызовем, я скажу, что сама два рубля засунула сослепу. Зрение -то у меня плохое, а очки дома...
    Поликарпа осенило:
     — Знаю! — радостно прервал он басом. — Туалетную бумагу намотай и протри там пол. А заодно и стены внизу. Мужики знаешь какой народ! Везде одинаковые! Не снайперы же!
    Сам прижался ухом к саркофагу — правильно ли жена выполняет указание? Не филонит ли? Все варианты были исчерпаны. В кабине слышались причитания Марии Ивановны, кряхтение, шорох пластика и позвякивание золотой цепи. Затем звук струи умывальника...
    Кто-то положил руку на плечо Поликарпу. Он испуганно вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял стройный высокий полицейский и покачивал головой. Грозил указательным пальцем, словно нашкодившему школьнику.
    « Ну вот и посланники от Мэркель пожаловали» — подумал Поликарп:
     — Жена, понимаете, слепая! Два рубля засунула и выйти не может дуреха...
    Полицейский что-то сказал на непонятном языке. Затем задал несколько вопросов и замолчал в ожидании. Достал блокнот.
    В этот момент прозвучал зуммер и дверь туалета плавно отъехала в сторону. Из саркофага выпала Мария Ивановна и бросилась на шею мужу. Прижалась к толстому родному животу.
    Увидев такую трогательную сцену, полицейский отдал честь и пошел восвояси.
     — Ну и чистюли у этой Мэркель! Меня чуть полиция не забрала пока ты порядок наводила! — Поликарп радовался и негодовал.
     — Сёмушка, милый! — слезы радости брызнули из глаз Марии Ивановны. — Умница моя! Я всё сделала как ты просил! Все протёрла. А потом руки помыла с мылом. Стала сушить под феном. А когда тот выключился, двери-то и открылись...!
    С высоты своего роста отставной полковник поедал взглядом жену, словно провинившегося на учениях офицера, неправильно доложившего обстановку.

 




комментарии | средняя оценка: 6.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS