Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 403 Комментариев: 2 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2014-04-22


ЁЖИКИ | Александр Зиатдинов | Рассказы | Проза |
версия для печати


комментарии автора

ЁЖИКИ
Александр Зиатдинов

ЁЖИКИ
   
   
   
    Я называл её Лана, Ланочка, Ланусенька, Ланчик. Она мне снилась — то с синими глазами, то с кариими. Мы целовались… Мы обнимались… Но как-то не по-настоящему, а «по-сонному», — с вкраплениями разных глупостей, как это бывает в снах.
    Познакомились мы в интернете, в одну из июльских ночей. В открытую форточку залетали звуки ночного леса — таинственные птицы пугали друг друга своим зовом, а ветер им подпевал. Я сидел на даче, почти в лесу, а она была в море — плыла на своём пароме в Балтийском море. Вокруг неё вертелись дети и дёргали её за рукава, не давая толком мне отвечать. Маленький плавучий детский сад на борту большого парома. У меня ухали ночные птицы и стрекотали цикады, вокруг неё шумело море, и кричали чайки.
    Она была красивая, у неё были не то синие, не то карие глаза и надменный взгляд.
    Из форточки доносилось кукование кукушки, и я помню, как, не досчитав до пяти или шести, вдруг понял, что я влюбился в эту женщину с далёкого корабля, окружённую полусонной детворой.
    Позвонила она мне первой, как впрочем, и поцеловала, когда я ей вручил, ужасно волнуясь, красную розу у метро Василеостровской.
    « А знаешь, мы как с одного двора, с тобой легко говорить», — сказала она в первый раз по телефону.
    « А я тебя вижу…», — произнесла, подходя ко мне у метро и вставая на цыпочки, чтобы первой поцеловать меня за подаренную розу.
    Я боялся смотреть ей прямо в глаза. Боялся, что так и не смогу никогда объяснить, что я уже люблю её.
    В прошлом она была актрисой, затем режиссёром в театре. Играла проститутку в «Яме» Куприна. Спала в свёрнутых на полу кулисах, — чтобы не уходить домой на ночь после репетиций, когда училась в театральном институте. Морская фуражка и тельняшка на фотографии, казалось, специально были придуманы только для неё и только лишь для того, чтобы сводить мужиков с ума. Ей очень нравился Андриано Челентано.
    Ещё мы вместе увидели двойную радугу над Невою, когда вышли на набережную. Две разноцветных подковы сулили нам счастье. Голубая шаль на плечах, белая кофточка, обтягивающие джинсы, всё тот же надменный взгляд и куча загадочных вопросов в соблазнительных глазах.
    Мне захотелось горячего чаю. Погода портилась, моросил мелкий-мелкий дождик. Мы стали думать, куда зайти и выпить заветную кружечку. Так приятно выпить не что-нибудь, а именно горячего-горячего чая, с человеком, которого знаешь, казалось, уже полжизни. Настоящий семейный напиток — это горячий чай.
    «А пойдём ко мне тогда, чай пить», — сказала она.
   
    Белая, опускающаяся на город, ночь; метро Василеостровская; светящиеся фонари над мостовой и плеск фонтана в гранитной вазе. Светящиеся окна баров и кафе, играющие на гитарах барды. Туман моросящего дождика, огоньки не то синих, не то карих глаз, смотрящих на меня, голубая шаль на белой кофточке и обтягивающие джинсы. Сзади над Невой осталась двойная радуга, а впереди — нас ждёт горячий чай у Ланы дома.
   
    Двор-колодец. Она достаёт из сумочки ключи. Из окон доносятся звуки: кто-то разговаривает, где-то слышен телевизор. Хлопает металлическая дверь, и мы поднимаемся по винтовой лестнице с чугунными перилами. Она поднимается впереди, а я разглядываю её, пользуясь тем, что она не видит, чем я занимаюсь.
    Снова звук ключей, скрежет замка и громкое дыхание. На мгновение мне становится страшно, но вскоре это проходит. Я прохожу в квартиру.
    В коридоре очень интересное окно. Оно выходит на боковую стену дома и создаёт необычный вид в коридоре.
    «Это я настояла, чтобы это окно оставили здесь», — говорит Лана.
    Я смотрю ей в глаза, и мне снова становится страшно. Я боюсь, что всё это сейчас закончится, и я проснусь. Наверняка это сон. Так не бывает в реальности.
    В квартире у неё приятно: как и я сам, Лана — Дева по гороскопу, а это значит, что всё, окружающее Деву, находится в полном порядке, чистоте и продуманности. Вот она зажигает в комнате ароматную палочку и начинает мне показывать свою коллекцию фарфоровых кукол. Она делает детский голос, кривляется, играет за кукол и жеманничает. Я с трудом сдерживаюсь, чтобы не схватить её за плечи, чтобы с силой не сжать её в своих руках и не приклеиться к её губам…
    Кукол много, все разные: есть маленькие, есть большие, у каждой своё имя, и свой наряд. Закончив мини спектакль, Лана начинает хвастаться коллекцией вин и коньяков, привезённых из-за границы. Бутылки занимают весь ящик бара. Она называет ничего не говорящие мне марки, названия. Я — дикий лесной ёжик, — это мы понимаем все вместе: я, Лана, и даже куклы.
    Закончив осмотр коллекций, мы проходим на кухню. На кухне для меня ставится чайник, открывается холодильник, что-то в нём ищется, что-то находится, и вот передо мною на столе уже стоит некий заморский кекс.
    « Я его в Таллине купила, будешь, ёжик, кекс с чаем?». «Конечно, буду», — отвечаю я, улыбаясь.
    Ставятся кружки, разливается чай, приносятся, опять же, хитрые конфеты из заначки из большой комнаты.
    «Посиди тут один, я сейчас», — говорит Лана и уходит. Я сижу один на кухне и глотаю горький чай, а за стенкой сквозь плеск воды и шум кранов, слышу её кричащий голос: «Видишь, ёжик, как мы ванную отгородили от кухни? Здесь раньше коммуналка была, а ванной вообще не было. Хорошо получилось?»
    Шум воды прекратился, хлопнула дверь, пошаркали мягкие тапочки. Всё стихло. Я, по-прежнему, сижу один и разглядываю развешанные на стене тарелки.
    « А сейчас, ёжик, я буду тебя совращать!», — шутит Лана, входя в кухню с бутылкой спиртного. На ней короткое красное платье и уже другая, ещё мокрая, причёска.
    «Кто же ей, заразе, сказал, какое оружие против меня самое сильное? — думаю я. — Откуда она знает, что от вида этих ног, этого платья мне будет не по себе».
    « Вот сегодня так уходилась, что ноги, видишь, обмотала внизу мазями всякими. Тебе, ёжик, одну рюмочку налью для твоего совращения, а мне, жаль, ничего нельзя — знаешь ведь, что завтра к врачу утром мне надо. Хочешь, тебе спички шведские покажу? Ни фига не зажигаются, хоть и чиркаешь со всей силой».
    «Покажи», — говорю я и наблюдаю, как она начинает чиркать спичкой по коробке. Спички, действительно, не загораются, а лишь шипят. «Быстрые Прибалтийские спички», — говорю я, смеясь.
    «А я про ёжиков, знаешь, чего вспомнила смешного? Рассказать?»
    «Расскажи, очень интересно. А чего сама чай то не пьёшь? Налить?
    «Ну, налей что ли, ёжик! Не жалко тебе для меня чаю?»
    «Ланка, а ты красивая, знаешь это?»
    «Знаю. Слушай про ёжиков. Как-то летом мы дачу снимали. И вот, однажды, представляешь, смотрю на крыльцо и ничего не понимаю, что происходит. Представь: катится впереди большой серый клубок, а за ним ещё четыре маленьких, тоже сереньких таких… Потом вдруг первый останавливается, распрямляется и лезет на ступеньку крыльца. Офигеть, какая хохма. Это, оказывается, ежиха большая была, а за ней ещё четыре маленьких дурачка — маленьких ёжиков. Так эти придурки карабкаются, пищат, толкаются, а залезть на ступеньку не могут, представляешь?! Хохма такая была прикольная… А тебе смешно, ёжик ты мой?
    «Да, прикольно!» — смеюсь я вместе с Ланой, представляя эту картину. Мы одновременно поднимаем со стола кружки и пьём чай. Я смотрю на неё, она смотрит на меня. За приоткрытом окном разливается полумрак, а из подворотни доносятся звуки проезжающих ночных машин. В Петербурге гостит тёплый дождливый июль, лёгкий ветерок гуляет по дворам, играя с занавесками окон. Половина двенадцатого, в ванной капает кран, где-то за ухом у меня гудит комар.
    «Я вот всё думаю, а как же ёжики любовью занимаются?», — говорит задумчиво Лана, поглядывая на меня…
   
   
    _______________
   
   
   
    Александр Зиатдинов

2 июня 2012г. С. Петербург

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

05.08.2020
Гитару Элвиса Пресли продали на аукционе за $1,32 млн
Гитару Элвиса Пресли Martin D-18 продали на аукционе за 1,32 млн долларов.
03.08.2020
В Греции открылся первый музей под водой
В Греции открыли подводный музей, в котором будут проходить реальные и виртуальные экскурсии к затонувшему античному кораблю
03.08.2020
Зеленский поддержал строительство мемориала "Бабий Яр"
Зеленский поддержал строительство мемориала Холокоста «Бабий Яр»
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
01.08.2020
Украина впустит более 5000 евреев на Рош ха-Шана
Квота может возрасти до 8000, но паломникам придется носить лицевые маски в общественных местах и воздерживаться от собраний более 30 человек.