Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 264 Комментариев: 2 Рекомендации : 0   
Оценка: 6.00

опубликовано: 2013-07-30
редактор: Владислав Резников


ПОРА СОБИРАТЬ КАМНИ | ниво | Юмор | Проза |
версия для печати


ПОРА СОБИРАТЬ КАМНИ
ниво

Когда заседание кафедры подошло к концу, заведующий сказал:
     — Поступило распоряжение ректората...
    Все притихли, забыв про журналы мод, кроссворды, свежие оппозиционные газеты. И уставились на шефа. Потому, что знали: любое упоминание о ректорате, как о нечистой силе, — ничего хорошего не сулит. А шеф медленно, с расстановкой продолжал:
     — От нашей кафедры один сотрудник должен неделю отработать в колхозе.
    Профессор Поддубенский встал с места и удивленно спросил:
     — Прошу прощения, вы не оговорились?
     — Нет, — ответил заведующий. — А что вас, уважаемый профессор, смущает?
     — Вы сказали — «отработать в колхозе». Но разве они еще существуют, эти колхозы?
    На что доцент Петренко ответил:
     — Вот именно — существуют. А председатели колхозов живут. И хорошо живут. Вот только колхозников нет. Разбежались кто куда или спились. И некому работать.
    Профессор Поддубенский спросил опять:
     — Извините, а какая работа предстоит в колхозе? Картошку копать?
    Я не выдержал и сказал:
     — Какую картошку? Посмотрите в окно — апрель на дворе.
    А заведующий кафедрой пояснил:
     — Мы должны помочь колхозу собирать камни.
     — Камни собирать? — удивился профессор Поддубенский. — А зачем они нужны колхозу-то?
     — Зачем-зачем? — это опять доцент Петренко. — Раньше колхозам доводился план по зерновым, а теперь — по камням. Если НАТО к нам сунется — забросаем его камнями.
     — Доцент Петренко, вы все шутите. Но в самом деле интересно, зачем колхозу камни? Солить, что ли? — спросила ассистентка Курбацкая. А Доцент Петренко продолжал:
     — Очень нужны. Председатель надумал строить каменную «китайскую стену».
     — Чтобы защитить колхозные поля? — не переставала удивляться ассистентка.
     — Какие поля? Он решил воздвигнуть «китайскую стену» вокруг своего трехэтажного особняка, — пояснил доцент Петренко.
     — Для защиты от рэкетиров, — высказала догадку профессор Поддубенский.
     — Каких рэкетиров? Для него голодные колхозники, которым он с прошлого года не выдаёт зарплату, страшнее любых рэкетиров.
     — Странно, — не унимался все тот же профессор. — В советские времена камней не собирали. А теперь откуда они взялись? Кто их посеял?
     — Это такие всходы дала аграрная политика, которую несколько десятилетий осуществляла на селе партия — ум, честь и совесть нашей эпохи, — сказал доцент Петренко.
     — И что, на камни ныне урожайный год? — недоуменно спросила ассистентка Курбацкая.
     — Очень, — сказал доцент Петренко. — И еще как минимум пятьдесят лет мы будем пожинать богатый урожай этой политики.
     — Темные люди, — вступил в разговор я. — Не знаете, что камни собирают для того, чтобы подготовить некоторые участки поля к посевной.
    Тут заведующий кафедрой обратился ко мне:
     — Доцент Волынец, вы так хорошо разбираетесь в сельском хозяйстве. Вот вы и поедете в колхоз. А практические занятия вместо вас проведет ассистентка Курбацкая.
    «Ну вот, напросился», — подумал я и возмущенно заявил:
     — Почему я? Опять я. В прошлом году я ездил на сено, в позапрошлом — на картошку.
     — Вот видите, у вас уже большой опыт работы в колхозе. Лучше вас с поручением ректората никто не справится.
     — А почему бы не поехать ассистентке Курбацкой? А я за нее проведу занятия, — предложил я.
     — Мне? Собирать камни? — кокетливо фыркнула ассистентка Курбацкая. — Я их не подыму.
    И опять вмешался доцент Петренко:
     — Её ручками не камни подымать, а совсем другое...
     — Тогда езжайте вы, — прервал я доцента Петренко. — Вы ведь также член нашей кафедры. А никогда не ездите в колхоз.
    Тот вскочил с места и взволнованно заявил:
     — Да, я — член... я член кафедры. Но я, однозначно, не могу. И вот почему — из-за политических убеждений.
    Все члены кафедры уставились на него.
     — Из-за каких таких политических убеждений?
     — А вот из-за каких. Я считаю, что время собирать камни еще не наступило.
     — Как, они еще не созрели? — недоуменно спросила ассистентка Курбацкая.
     — Причем тут «созрели», «не созрели». Всему есть свое время: время разбрасывать камни и время их собирать. Так вот я считаю, что в нашей стране время собирать камни еще не наступило. Пусть в колхоз едет профессор Поддубенский. Он тоже член... нашей кафедры. И у него нет никаких политических убеждений.
     — Извините, я не могу, — возразил профессор. — У меня проблемы со зрением.
     — У него проблемы со зрением, — съязвил доцент Петренко. — Дальше своих желтых конспектов ничего не видит.
     — Успокойтесь, доцент Петренко, — сказал шеф. — Решено: в колхоз едет доцент Волынец.
    Тут все сочувственно посмотрели на меня, повскакали с мест и в мгновение ока кафедра опустела.
    Дома с порога я заявил жене:
     — Собери мои вещи.
    Жена испуганно всплеснула руками. Я поспешил её успокоить:
     — Это не то, что ты подумала. Я еду работать в колхоз.
     — Опять в колхоз? Ты уже стал почетным колхозником.
     — По четным и по нечетным. Я еду на неделю.
    Жена спросила:
     — Но что там делать в апреле-то? Ведь картошка еще не выросла.
     — Её еще не посадили. Я еду собирать камни.
     — Камни? — удивилась жена. — Дожили. Уже в колхозах, кроме камней, нечего убирать.
    За обедом жена сказала:
     — Наденешь синий костюм — папин подарок. Помнишь, в советское время папе, как ветерану войны, выдали талоны на дефицит. Один талон — на костюм, второй — на джинсы, а третий — на роликовые коньки. Тогда этих вещей было не достать. Это сегодня на роликах катается весь двор, сбивая с ног этих уважаемых ветеранов войны и труда.
    Я вспомнил:
     — Тот синий костюм? Фабрики «Коминтерн»?
     — Да, — ответила жена. — Он уже три десятилетия висит в шкафу, ни разу не надеванный.
     — Но как его надевать, если один рукав впору, а второй — на два размера длиннее. Левая пола короче правой. И штанины разные по ширине. — Возмутился я и добавил:
     — Такой костюм, как никакой другой, подходит для работы в поле. Все птицы будут облетать посевы стороной.
    Председатель колхоза встретил нас с распростертыми руками. А в руках — кошёлки и ведра для сбора камней. Разобрав инвентарь, мы принялись за работу. Построились в шеренгу и пошли по голому полю вдоль железнодорожного полотна.
    Весна нынче наступила рано, и горожане поспешили на дачи. Из окон электрички они недоуменно смотрели на нас. Пытались угадать, чем мы занимаемся: или еще сеем или уже убираем.
    А на камни действительно оказался урожайный год. Видимо, председатель колхоза постарался. Пришлось нагибаться за ними через каждый шаг.
    Я в своем новом, не разношенном, костюме испытывал некоторое неудобство. Когда я наклонялся, то короткая пола поднималась еще выше. Отчего весь пиджак норовил сползти через голову. Тогда я нашел выход: в левый карман положил увесистый камень. И полы пиджака тут же сравнялись. Правда, выпрямлять спину стало труднее. Зато наклонялся я теперь быстро и легко.
    К концу работы и оба рукава пиджака стали впору. Словно левая рука вытянулась, таская тяжелую кошёлку с камнями. Пожалуй, в таком виде костюм можно надеть на заседание кафедры. Правда, не вынимая камня из кармана. Хотя некоторые сотрудники нашей кафедры постоянно живут и работают с камнем за пазухой.
    В конце недели председатель вручил нам почетные грамоты и сказал:
     — Большое спасибо за работу. Вы отлично потрудились. Приезжайте еще. Мы будем ждать, особенно Вас, уважаемый доцент Волынец. Вы приезжайте к нам и во время посевной, и в уборочную страду, когда много птиц над полями. Но обязательно в этом костюме. Тогда виды на урожай у нас будут значительно выше.
    И он любовно поправил полы моего пиджака. Обнаружив камень в кармане, председатель смутился и добавил:
     — Ну что ж, на любой работе человек имеет право хоть на какую-то долю продукта.
    Домой возвращался электричкой. Правда, перед этим выбросил камень из кармана. Отчего полы пиджака поднялись и перекосились значительно больше, открыв огромные пузыри на коленях.
    Девочка, которая зашла в вагон электрички, увидев меня, воскликнула:
     — Мама, смотри, дядя похож на волка!
     — Такой страшный? — спросила мама.
     — Нет, такой смешной. Помнишь мультик, когда волк, надев костюм огородного пугала, гнался за зайцем по электричке.
    Дома жена, взглянув на мой костюм, всплеснула руками:
     — Во что ты превратил дорогой папин подарок?
    А на грамоту посмотрела, как на пупырчатую жабу.
     — Отнеси её на кафедру и повесь на самом видном месте, — сказала она. — Пусть красуется рядом с твоими дипломами, полученными на отечественных и зарубежных научных конференциях.
    А я подумал: «Пожалуй, она права. Пусть грамота висит на кафедре как напоминание всем, что время разбрасывать камни уже прошло. Наступила пора собирать камни».

 




комментарии | средняя оценка: 6.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

05.08.2020
Гитару Элвиса Пресли продали на аукционе за $1,32 млн
Гитару Элвиса Пресли Martin D-18 продали на аукционе за 1,32 млн долларов.
03.08.2020
В Греции открылся первый музей под водой
В Греции открыли подводный музей, в котором будут проходить реальные и виртуальные экскурсии к затонувшему античному кораблю
03.08.2020
Зеленский поддержал строительство мемориала "Бабий Яр"
Зеленский поддержал строительство мемориала Холокоста «Бабий Яр»
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
01.08.2020
Украина впустит более 5000 евреев на Рош ха-Шана
Квота может возрасти до 8000, но паломникам придется носить лицевые маски в общественных местах и воздерживаться от собраний более 30 человек.