Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 218 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2013-01-03
редактор: Олег Неустроев


Тимоха | Владимир Резанов | Рассказы | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Тимоха
Владимир Резанов

Владимир Резанов
    Тимоха
   
    Нелегка жизнь в горах. Пока открыты перевалы, и свободен доступ в долины к богатым базарам, горцы не бедствуют. Но в начале осени свинцовые тучи укутывают горы кудлатыми папахами. Перевалы исчезают в туманах.
    Туманы здесь особые. В них можно входить или въезжать, а потом — выходить или выезжать, соответственно. Они до краев заполняют пропасти и, словно молочное море, плещутся у ваших ног. Новичок, впервые увидевший такое, уверяю вас, будет очарован. А когда по ущелью, выдувая туман, внезапно пробежит ветерок, и перед взором разверзнется бездна, — это настоящий шок!
    Через месяц-другой туманы рассеиваются, открывая взору выбеленные снегом вершины и склоны — в горы пришла зима. Ослепительный глубокий снег укрывает хребты, сглаживая острые выступы, засыпает пробитые инженерными подразделениями погранвойск дороги. Пограничники торят на их месте узкие тропы и, незаметные в белоснежных маскхалатах, продолжают нести службу. Занесенную снегом контрольно-следовую полосу заменяет огромное снежное покрывало. Только ленивый не обнаружит на нем следов.
    Снега и метели такие, что за одну ночь заставу заметает до второго этажа, и чтобы выбраться утром из здания, солдаты выпрыгивают из окон в сугроб и сначала освобождают от снега входную дверь, а затем уже пробивают дорожки дальше.
    Живущее в горах население начинает жить автономно. Собранным за лето хворостом горцы топят печки, обогревая жилища, женщины растапливают сложенные из кирпича и глины тендиры, на внутренних стенках которых выпекают плоские душистые чуреки. Во дворах гортанно переговариваются индейки, жуют сено овцы и трудолюбивые ослики.
    Днем в яркую солнечную погоду без солнцезащитных очков на участок не суйся — получишь ожог сетчатки. Отражаясь в снежных кристаллах, яркий свет серьезно ранит глаза.
    Пограничники и горцы живут дружно. Солдаты восстанавливают оборванные жесткими порывистыми ветрами электролинии, и разбросанные в горах селения по вечерам мерцают веселыми уютными огоньками, отгоняющими хищников. И только шакальи стаи нахально кружат вокруг сел, взрывая ночь душераздирающим воем-плачем.
    Местные кузнецы помогают военным ковать заставских лошадей. Не подкованная зимой в горах лошадь, как авто с летней резиной на городском гололеде.
    Долгая и суровая зима мало-помалу отступает. Щедрое весеннее солнышко, несмотря на мороз, припекает так, что в безветренных местах вполне можно загорать на фоне снега. Недаром все воины в это время имеют великолепный бронзовый загар, которому позавидуют даже столичные модники и модницы.
   
    Дружная весна приходит в горы. Ворочая огромные валуны, несутся вниз стремительные горные потоки, унося в долины мутные воды из тающих снежных папах.
    Открываются перевалы, и трудяги-грузовички, натужно пыхтя, везут на заставы и в селения все необходимое после долгой зимовки.
    Еду и я. Везу медикаменты, подковы, запчасти. В отдельной стопке долгожданные письма, газеты, журналы.
    В полукилометре от заставы — кочевка. Чабаны уже привели из долин огромные отары изголодавшихся по свежей сочной траве овец.
    От кочевки отделяется темная точка и стремительно приближается к нашему «уазику», постепенно превращаясь в могучего лохматого пса, с коротко обрезанными ушами.
    — Тимоха, — уныло произносит водитель. Он тщетно пытается выжать из автомобиля ускорение. Разреженный горный воздух, не позволяет двигателю доказать своего преимущества перед бегущей собакой.
    — А в чем, собственно, дело? — спрашивает недавно прибывший в отряд офицер, наш попутчик.
    — Сейчас брызговики оторвет, — отвечаю без энтузиазма, в тон водителю, хотя в душе чрезвычайно рад встрече.
    — Да ладно, — хмыкает недоверчиво офицер.
    Зная, что будет через мгновение, не вступаю в полемику. Раздается хлопок, потом второй. Водила, раздраженно ворча, останавливается, сдает назад и подбирает разбросанные куски резины, к которым пес тут же потерял всякий интерес, и через минуту мы, сопровождаемые красавцем Тимохой, въезжаем в ворота заставы.
    Чужих Тимофей не жалует, поэтому терпеливо ждем, когда его уведут в вольер, откуда он смоется минут через пять максимум.
    Из служебных собак Тимоха признает только инструкторского Султана, мощного сурового «восточника». Единственная схватка между ними не выявила победителя, и с тех пор при встрече они соблюдают своеобразный «дипломатический» этикет. Но если Султан интеллигентный и воспитанный пес, то Тимоха — вольный «казак», и ни в какие рамки не вписывается.
    Года три назад его, маленького лохматого щенка с толстенными лапами, начальнику заставы подарил местный чабан. Неуклюжего веселого увальня солдаты тут же прозвали Тимохой. Отец Тимохи был знаменитым во всей округе хранителем стад и, к всеобщему огорчению, погиб в неравной схватке с огромными талышскими волками.
    Тимофей унаследовал отцовскую мощь и бесстрашие, но вырос непокорным и свободолюбивым псом. Непоседа, он в течение суток успевал сделать кучу дел: несколько раз обойти заставу, сходить на службу, проверить порядок на кочевке и проходящей мимо дороге, заодно доставив себе удовольствие отрыванием парочки-другой брызговиков с проезжающих мимо автомобилей.
    Собаки с кочевки боялись бесшабашного Тимоху, и никогда в его присутствии не появлялись на территории заставы. Когда через заставские ворота чабаны прогоняли на пастбище овец, пастушьи собаки пролезали под заградзабором метрах в двухстах от ворот и только потом догоняли отару.
    Авторитетов, кроме пограничников, у Тимохи не было. Гражданских он не признавал в принципе. По старой традиции, в связи с днем пограничника, заставы посещали представители местной администрации, однако Тимохино подразделение после одной из его выходок местное начальство не жаловало, и, проезжая мимо, только махало из окна рукой.
    Особой любовью Тимохи пользовалась служба по охране государственной границы. Стоило в вечерней тишине раздаться лязгу затворов, как через мгновение пес уже нетерпеливо вертелся у ворот, поджидая наряд. Службу, правда, он нес весьма своеобразно: носился, где вздумается, гонял длинноногих зайцев и тушканчиков, поднимал на крыло перепуганных кекликов — горных куропаток. Пес не позволял взять себя на поводок, и поэтому начальник заставы запрещал ходить с ним на службу, но солдаты любили Тимоху и, на свой страх и риск, брали его с собой.
    Справедливости ради отмечу, что с наступлением темноты Тимоха преображался: становился серьезным и сдержанным, чутко реагировал на каждый шорох. Несладко пришлось бы нарушителю, рискнувшему нарушить границу на охраняемом Тимофеем участке. Некоторые лукавые воины использовали бдительность пса в корыстных целях: позволяли себе расслабиться на службе, хорошо зная, что незамеченной у Тимохи не проскочит даже мышь, а уж тем более проверяющий.
    Иногда с молодым кобельком немецкой овчарки, принадлежащим старшине заставы, Тимоха совершал «партизанские» рейды в горы. Через денек-другой довольная парочка возвращалась домой и несколько дней отказывалась от корма, невозмутимо загорая на весеннем солнышке. Поговаривали, что друзья заваливали в горах барана и наедались баранинки до отвала. Но, как говорится, не пойман — не вор.
    Ничто не вечно в этом мире. Даже островерхие горные вершины со временем теряют резкие очертания, становясь ниже ростом.
    Однажды, проезжая мимо кочевки, мы не были, как обычно, атакованы бесстрашным Тимохой. Даже водитель, всегда раздраженно реагирующий на выходки пса, замкнулся и молчал до самой заставы, где расстроенный офицер поведал нам, что Тимофей с месяц тому назад ушел в горы, и с тех пор его не видели.
    Попался ли он на краже барана, либо угодил под колеса автомобиля, отрывая брызговики, мы так и не узнали.
    Впоследствии местные чабаны поговаривали, что видели в горах огромную кавказскую овчарку в компании с молодой симпатичной волчицей, и с тех пор стали появляться в их краях странные, необычного вида волки. Тимоха? Кто знает…

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS