Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 357 Комментариев: 1 Рекомендации : 1   
Оценка: 5.00

опубликовано: 2011-02-23
редактор: Анатолий Стафеев


Два брата - два кота | Александр Зиатдинов | Рассказы | Проза |
версия для печати


Два брата - два кота
Александр Зиатдинов

Мы живём в квартире номер девять, а «коты» живут напротив, в восьмой квартире. Старшему «коту» уже за шестьдесят, несколько лет назад он вышел на пенсию, и с того момента стал ежегодно увеличиваться в размерах: растёт животик, пухнут щёки, утяжеляется походка. Несмотря на это, его характер с каждым годом становится всё лучше и дружелюбнее: теперь он стал частенько беседовать с людьми, а раньше — по большей части отмалчивался; настроение у него стало постоянно хорошее, а раньше — по большей части было плохое. Зовут его Александром. Младший же брат, напротив, пенсионером ещё не числится — до заветных шестидесяти не хватает ещё полтора года, — выглядит худым, или скорее — тощим, и характер у него, с каждым годом, как его попросили из-за выпивки с завода, всё портился и портился. Этого брата зовут Виктором.
    Они похожи на котов, однако об этой схожести знаю только я один и более никого. К семейству котов я их причислил не случайно: уж, очень рознится их социальное положение и довольствие, словно двух котят, разобранных по разным хозяевам. Один из них — старший Александр — живёт в квартире, спит на диване, ест из тарелки, читает газету, греется у печки и смотрит телевизор. Другой же брат-«кот» живёт между двух сараев под навесом, среди дров и сохнущего белья. Ест он, в основном, «БОМЖ — пакеты» — «Доширак», пьёт крепкий портвейн и пиво, а согревается исключительно дымом сигарет, сырым одеялом и каким-то тряпьём. Перед тем как лечь спать, на ночь, он натягивает резиновые сапоги и прячется в них под своим большим одеялом. На улице по ночам уже холодно, однако ком тряпья и подошвы резиновых сапог виднеются каждый вечер из-под навеса между сараями. Запоздалые прохожие, идущие по дорожке с ночной электрички, не раз пугались невесть откуда возникающего храпа или покашливания, внезапно возникающего среди сараев. И невдомёк им было, наверное, что рядом с ними, за забором в сараях находился один из братьев — «котов», младший Виктор.
    У старшего же в это время в окне горел уютный огонёк-ночничок за тюлевыми занавесками, над крышей дома курился дымок от печки, а за дверью мурлыкал телевизор. Почему-то мне ещё казалось, что на журнальном столике перед ним стояло блюдце со свежим молоком.
    Воспитательный процесс длится уже третий месяц: было поставлено условие — либо Виктор прекращает выпивать, либо спит в сарае. Несмотря на то, что сентябрьские ночи становились всё холоднее и сырее, а по утрам туман и роса покрывали всё кругом, Виктор, тем не менее, до сих пор оставался под навесом между сараями.
    Однажды я решил помочь несчастному человеку. У меня в сарае хранился походный поролоновый розовый коврик, свёрнутый в рулон и перетянутый резинками. Этот коврик побывал однажды в походе, и больше не было случая в жизни, чтобы его хоть кто-нибудь расстилал. Взяв в руку коврик и пожалев о предстоящей утрате, я вплотную подошёл к забору, за которым стояли сараи. Со всей, какая есть у меня, силой, я зашвырнул рулон за забор в сторону сараев. Розовое пятно точно приземлилось напротив лежбища младшего «кота».
    Сам же «кот» в это время был на грибном промысле.
    Грибы — это то, что всегда объединяло и сплачивало, мирило и радовало обоих братьев.
    Грибы для них — это нечто большее чем «наше всё» для нас. Разговоры идут исключительно про грибы. Мысли, мечты — тоже исключительно про грибы. Каждый день они раздельно друг от друга уходили по только им известной тропе вдоль военного полигона собирать грибы. Каждый день они возвращались с хорошим урожаем — белые и красные, подберёзовики и лисички красовались в их объёмистых корзинках. Весь этот роскошный «улов» направляется на продажу. Если однажды, особенно по выходным, Вы не увидите на площади у станции наших грибников — «котов» — старшего или младшего, а то и обоих одновременно, сидящих за кучками боровиков или лисичек, значит, на самом деле, близится конец Света!
    Старший вырученные деньги, по видимому, расходует с пользой, или, может быть, подкапливает, что не сказать о младшем: там денежки до последней копеечки сразу же тратятся по пути домой. Обычно, ближе к вечеру, к сараю с трудом пробивался — через заросли травы и кустов — Виктор, с неизменной корзинкой, из которой вместо грибов выглядывала зелёная бутылка. Помимо бутылки там лежала большая тарелка — «Доширак». После того, как грибник добирался, всё-таки, до скамейки у своего сарая, он усаживался — «уваливался» на неё и затем долго сидел и смотрел в одну точку — куда-то, как мне казалось, в сторону нашего окна. Через полчаса от сарая улетала за забор пустая зелёная бутылка и со звоном разбивалась о груду битого стекла в кустах. Далее наступали наиболее философские минуты бытия. Красный огонёк сигареты до самой ночи светился в сумраке осеннего вечера. К ночи грибник одевал резиновые сапоги, в которых он ходил утром в лес, и завернувшись в одеяло, засыпал.
    На следующий день картина повторялась: утром грибника не было, днём он сидел на рынке, к вечеру еле добирался до калитки, швырял бутылку за забор, философствовал, светя в сумраке сигаретой, а к ночи — укладывался в сапогах под одеяло спать. Иногда днём к нему приходил старший брат, садился рядом на скамейку и начинал его чему-то усиленно учить, жестикулируя руками. Младший Виктор слушал его внимательно, смотря, как правило, в небо и не произнося ни слова.
    —  Слушай, не знаешь, кто мне поролон подбросил вчера? Прихожу к себе, а тут, прямо напротив скамейки — кто-то подбросил…, — случайно подслушиваю я разговор сквозь открытое окошко, когда два брата сидят на скамейке.
    —  Да хрен его знает. Наверное, Сашка с Танькой подбросили тебе, — отвечает Александр.
    —  А хороший…, тёплый …, — слышится голос Виктора.
    —  Ну спи, если тебе нравится…, — опять доносится голос старшего брата.
    —  Ну и буду спать…
    —  Ну и спи…
   
    ---------------------------------------
   
    В сентябре, октябре в Васкелово хорошо. Нет жары, нет успевших надоесть за знойное лето приезжих, нет «шашлычников», нет комаров, нет змей, нет суеты и шума. На болотах спеет клюква. На опушках среди жёлтой листвы нет-нет, да и проглянется коричневая шляпка боровика, а среди осыпавшегося черничника и хвойной подстилки, перемешанной с опавшими берёзовыми листьями, бывает, напарываешься на красные шляпки подосиновиков. Нагибаешься к ним и не видишь ничего кроме этих благородных грибов, а потом уже, сорвав это чудо, распрямляешься и поднимаешь голову на послышавшиеся сверху крики журавлей, улетающих на юг. Чувствуется тревога в этих звуках, ощущается приближение чего-то большого и холодного, вспоминаются те же звуки тогда — уже далёкой, прошедшей весной, когда ещё только всё начиналось, когда лето было только в пути, а предвкушение чего-то большого и тёплого так же обволакивало и тревожило. Зимой всем холодно и одиноко. Хочется огня и света. Хочется всем домашнего тепла. Хочется искрящейся в волнах карельских озёр солнечных зайчиков, переливающихся в оранжевом закате на стройных стволах сосен.
   
    Выхожу на маленькую полянку среди леса. Достаю из рюкзака забытую дочкой игрушку — детского резинового кота. Ломаю из упавшей березовой ветви короткие толстые палочки — дерево гнилое и легко ломается на игрушечные «брёвнышки» — и складываю из них «спичечный» домик, помещаю в него игрушечного кота и добавляю «крышу» из ровно уложенных сверху ряда палочек. Ложусь на подстилку из листьев рядом с постройкой и заглядываю через «окошечки» — просветы между полешками — внутрь «домика». Оттуда, из пахучей берестяной глубины на меня смотрит довольный резиновый кот.

 




комментарии | средняя оценка: 5.00


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

05.08.2020
Гитару Элвиса Пресли продали на аукционе за $1,32 млн
Гитару Элвиса Пресли Martin D-18 продали на аукционе за 1,32 млн долларов.
03.08.2020
В Греции открылся первый музей под водой
В Греции открыли подводный музей, в котором будут проходить реальные и виртуальные экскурсии к затонувшему античному кораблю
03.08.2020
Зеленский поддержал строительство мемориала "Бабий Яр"
Зеленский поддержал строительство мемориала Холокоста «Бабий Яр»
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
01.08.2020
Украина впустит более 5000 евреев на Рош ха-Шана
Квота может возрасти до 8000, но паломникам придется носить лицевые маски в общественных местах и воздерживаться от собраний более 30 человек.