Книжный магазин «Knima»

Альманах Снежный Ком
Новости культуры, новости сайта Редакторы сайта Список авторов на Снежном Литературный форум Правила, законы, условности Опубликовать произведение


Просмотров: 631 Комментариев: 0 Рекомендации : 0   
Оценка: -

опубликовано: 2010-04-23
редактор: (maf)


Tabula rasa | Юлиана Троицкая | Мистика | Проза |
версия для печати


комментарии автора

Tabula rasa
Юлиана Троицкая

— Завтра я начинаю жизнь с чистого листа, — очередной раз заявила Дарья.
    Подруги сидели в маленьком кафе, пили кофе из крошечных чашечек. За окном только-только закончился дождь, так же неожиданно, как и начался. Раньше ни Дарья, ни Руслана не были здесь. Кафе вот-вот открылось. Оно было хоть и в центре города, но вдали от уличного движения и прохожих. Кроме них здесь было еще три человека: у барной стойки скучали бармен с официанткой, а за крайним столиком сидел мужчина и не спеша пил кофе.
    — Может быть, хватит, — вздохнула Руслана. — Не слишком ли часто ты перелистываешь?
    Дарья отрицательно закивала головой и залпом выпила горький кофе, жестом позвала сонную официантку, которая без особой охоты подошла. Даша попросила еще кофе.
    — Не слишком ли? — спросила Руслана.
    — Что? — сделала вид, что не понимает, Дарья.
    — Если пить столько кофе, то своего нового завтра можно и вовсе не дождаться.
    — Почему это. Сплю я всегда хорошо, а кофе мне не вредит, — отмахнулась девушка. А даже если и не усну, рассвет все равно наступит, а с ним и новый день.
    — Это не считается, — возразила подруга. — Но впрочем, ничего не изменится, если ты решишь начать эту свою новую жизнь сегодня.
    — Это неправильно, с чистого листа можно начать только утром, когда в голове нет мыслей, когда все начинается заново.
    За окном в лужу плюхнулось солнце. Подруги засобирались. Они как мотыльки выпорхнули из кафе на встречу яркому свету, а мужчина за крайним столиком проводил их любопытным взглядом.
    Дарья и Руслана вовсе не были подругами, как говориться не разлей вода. Они были знакомы чуть больше двух лет, работали в одной клинике, иногда ходили вместе по магазинам, обедали в одном кафе. У них были совершенно разные взгляды на жизнь, и у них были совершенно разные жизни. Они часто сорились, но работали вместе и привыкали друг к другу, что заставляло их мириться. Именно в фазе мира мы и застали их тогда в маленьком, безлюдном кафе.
    Дарья и Руслана были практически полными противоположностями. Они по-разному смотрели на мир, по-разному боролись с ним. Руслана старалась быть абсолютно положительной, старалась учиться на чужих ошибках, не делать своих. Каждый свой шаг Руслана продумывала до мельчайших подробностей, даже на самый легкий вопрос она искала самый правильный вопрос. Не удивительно, что допустить ошибку она боялась больше всего на свете. Она верила, что жизнь дана человеку одна единственная, и нет у нее права на ошибку. А страх перед этой самой ошибкой рос в ней с каждым годом. Но была у нее одна большая ошибка, ошибка, которая преследовала ее из детства, когда она на свой страх и риск накормила маленькую сестру просроченным детским питанием. Потом сестра серьезно заболела, долго лежала в больнице, а потом умерла. Руслана тогда не созналась, что это именно она накормила сестру смертельным ядом, так как всю вину на себя взяла няня. Так Руслана и несла с собой эту страшную тайну, которая давила ее, заставляла, как затравленного зверя, постоянно оглядываться по сторонам, сначала долго думать, и лишь потом делать. Все это было внутри, ну а внешне она делала все для того чтобы никто ничего «такого» о ней не подумал. И потому делала все так, как надо делать. Внешне жизнь ее была примером для других, каким-то несуществующим идеальным образцом. Руслана жила аккуратно, не спеша. Она думала, что пишет свою судьбу правильным, ровным, чистым почерком с постоянным наклоном в одну сторону. Когда пришло время, она поступила в медицинский институт и закончила его конечно с красным дипломом. Потом вышла замуж, работала в стоматологической клинике, а в будущем хотела скопить денег и открыть свой зубной кабинет. Со стороны все выглядело как мечта. Мечта обычного человека из реальной жизни. А на самом деле всего лишь план, выстроенный как единственный верный. Руслана придумала этот план однажды и сама же утвердила его. По этому плану она и жила и не отступала от него не на шаг не потому что не возникало других вариантов, а потому что так было стабильнее и безопаснее.
    Дарья же была полной противоположностью Русланы. Она никогда ни секунды не задумывалась над своей жизнью, над поступками в этой жизни, над ошибками, которые она совершала одну за другой. Она просто жила, жила и не думала о прошлом, о будущем. Она легко бросала одно, хваталось за другое, начинала третье. А потом вдруг решала начать все сначала, с чистого листа, и легко переворачивала страницу за страницей своей судьбы, уверяя и себя и окружающих в том, что можно снова взять и начать жить сначала, перечеркнуть все, забыть прошлое и идти, идти вперед, навстречу новым глупостям, новым ошибкам.
    Обе девушки понимали насколько они разные. Идеальная Руслана всячески пыталась переделать Дарью, которая изо всех сил сопротивлялась, потому и сорились они часто.
   
    С того летнего, дождливого разговора подруг в кафе много времени утекло. Закончилось томное, душное лето, с неба полетели листья, начались резиновые дожди, а когда градусник за окном опустился ниже нуля, посыпались с неба причудливые снежинки. Пахло зимой и новым годом. На старый, многое повидавший, город опускалась Ночь. Она с каждым днем она все больше и больше теряла терпение и все раньше и раньше спускалась на город с крыш домов. Целыми днями Ночь сидела там, высоко над улицами и переулками, и смотрела вниз, на город, на людей, на жизнь. И так Ей надоела вся эта суета, все эти ошибки и глупости, так Она была зла на День, который все это видел, но сделать ничего не мог, что скорее прыгала с крыш и накрывала город своим черным плащом.
    По ночному городу прихрамывая шел среднего роста человек в черном плаще. Было холодно, но плащ его был настежь распахнут. Было скользко, а потому он шел медленно и аккуратно. Мимо, семеня и кутаясь в шарфы и воротники, пробегали люди. Человек резко свернул и исчез в дверях кафе. Это было то самое кафе, где прятались от дождя Дарья с Русланой когда в городе царило лето. А это был тот самый человек, который в тот день был внимательным слушателем беседы девушек. В кафе тем холодным вечером было занято пять столиков из шести, а шестой в углу у окна был свободен. Туда-то и захромал человек. Увидев его, официантка шмыгнула на кухню и через пару минут вынесла оттуда три маленькие чашечки кофе на подносе и пронесла его к столику у окна. Человек поздоровался с девушкой и о чем-то ее попросил. Девушка кивнула и тут же упорхнула. В следующее мгновение на столе у окна появился чистый листок и карандаш.
   
    Дарья проснулась довольно рано для себя самой. А все потому, что сегодня она шла на свидание с одним припреятнейшим человеком, который по совместительству был ее клиентом и уже пол года каждый месяц с радостью посещал ее кабинет, вовсе не из-за больных зубов и десен, а чтобы увидеть ее. И вот, наконец, решился пригласить ее куда-нибудь. Даша открыла глаза и улыбнулась новому дню и очередной новой жизни. Вчера она вновь решила для себя начать жизнь с чистого листа.
    Спустившись по лестнице Даша по привычке заглянула в почтовый ящик. На дне его она нашла листок сложенный вдвое. Девушка развернула листок и прочитала записку, написанную карандашом. Из неразборчивого почерка девушка поняла, что ее приглашают на какое-то торжество, по непонятному случаю. Был указан незнакомый адрес и подпись, принадлежащая незнакомцу:
    Приглашаю Вас, дорогая моя Дарья, на празднество.
    Андропова, 15 кв. 13
    С нетерпением ждем Вас там 29 ноября в 20:15
    Драган.
   
    В этот же день Руслана нашла у себя под дверью записку аналогичного содержания.
    Подруги по-разному отнеслись к столь странному приглашению. Дарья не долго раздумывала над запиской и над тем, от кого она могла быть. До 29 ноября было еще целых две недели. Она засунула листок куда-то в сумочку и тут же забыла о его существовании. Ее подруга отнеслась к записке совершенно иначе, подозрительно. Записка оставила на душе неприятный осадок. Руслана не была девушкой любопытной и ее совершенно не притягивала неизвестность и загадочность приглашения. Какое еще такое празднество должно было быть 29 ноября Руслана не имела понятия. Не находя ответов на эту странную записку, она разорвала ее, решив для себя тем самым, что ввязываться в нечто очень подозрительное и может даже опасное она не собирается.
    Через пару дней девушки столкнулись на работе, и Дарья не утерпела, рассказала Руслане про странную записку, которую она получила пару дней назад. Услышав это, Руслана побледнела и сильно напугалась. Дарья достала из сумочки листок и Руслана обнаружила на нем знакомый почерк и содержание.
    — Ты не поверишь, — сказала она, возвращая листок подруге, — но я получила точно такое же письмо.
    — Правда? — удивилась Дарья. — А ты не знаешь, кто этот Драган. Я что-то не припомню и адрес какой-то совершенно мне незнакомый.
    — Не знаю я никакого Драгана, — начиная волноваться, возразила Руслана.
    — А может, подумаешь?
    — Да нет же, слишком имя необычное. Я бы его непременно запомнила…
    — А адрес?
    — И адрес тоже.
    — Тогда может это знакомый твоего мужа?
    — А почему бы ему не отправить приглашение мужу, да и тогда, причем здесь ты? И листок далеко не пригласительный, да и написано коряво и карандашом.
    — Да, верно, — вздохнула Даша. — А может у него день рождения, а у него нет друзей. Он взял и написал приглашения всему городу в надежде, что хоть кто-нибудь придет.
    — Всему городу? Что за глупости ты говоришь?
    — А почему бы нет?
    — А откуда, по-твоему, он узнал наши имена и раз у него день рожденья, то почему он об этом так и не написал?
    — Наши имена? Ну, он просто открыл телефонную книгу. А про повод не написал, потому что очень скромный и ему не нужны подарки. Ведь когда на день рожденья приглашают, это подразумевает, что просто так прийти нельзя. А ему не нужны подарки. Для него лучший подарок, чтобы люди пришли.
    — Ну, ты и нафантазировала, — засмеялась Руслана. — А что если он маньяк?
    — Ты бесчувственная, как ты только могла об этом подумать?!
    — А ты фантазерка. И ты собираешься туда идти?
     — Да, а ты разве нет? — удивилась Даша.
    — Конечно, нет, не хватало мне еще неприятностей и ты тоже не ходи. Не нравится мне все это.
    На том разговор и закончился, и, как это обычно бывало, каждая осталась при своем мнении.
    Но прошло две недели и наступило то самое 29 ноября, указанное в приглашении. С самого утра в небе кто-то рвал подушки, и хлопья летели и опускались на землю, на крыши, на машины, на прохожих. У Даши с утра все валилось из рук, работа не клеилась, клиенты замечали ее рассеянность. Девушка переживала разрыв с мужчиной, с которого две недели назад началась ее новая жизнь. Сегодня эта жизнь уже не казалась такой новой, она поседела, покрылась морщинами, стала какой-то сухой и черствой. И Даша поняла, что самое время начать еще одну новую жизнь. Подумав об этом, она запустила руку в сумочку, пытаясь найти там помаду. Помада упрямо не хотела находиться, зато пальцы нащупали мятый лист бумаги. Решив что пора навести генеральную уборку в сумке, Даша, не долго думая, высыпала на стол все содержимое своей маленькой сокровищницы. Посыпались и зазвенели, ударяясь о стол маленькие баночки, заколки, расчески и тюбики. Ухнул блокнот, бесшумно опустился мятый, в чем-то выпачканный листок. Взгляд остановился на этом неприглядном листе. Даша взяла его в руки и тут же вспомнила.
    — Какое сегодня число? — спросила она, проходящую мимо ее кабинета медсестру.
    — 29, — ответила девушка.
    «Значит я не зря нашла этот листок именно сейчас», — подумала про себя Даша.
    Весь вечер она ломала голову, размышляя о том, что же и кто же будет ждать ее в той квартире №13 в доме 15 на улице Андропова. Но в тот момент, когда Даша нашла мятый листок, она уже твердо решила, что в указанный час будет в указанном месте.
   
    Дому номер 15 по улице Андропова было на вид лет 80, а может и больше. Когда-то много лет тому назад он был облачен в штукатурку, но теперь стоял голый, с выступающими, как кости, поколотыми и потрескавшимися кирпичами из красной глины. Если бы не подпирающие его с двух сторон такие же ветхие дома, он, наверное, давно бы уже завалился на бок. Дом был двухэтажным, но хоть от старости он и осел в землю, сохранял еще свою солидность и былую гордость, которая с годами лишь крепла. Наверное, когда-то дом принадлежал купцу, важному человеку в городе. В нем жила, наверное, большая семья, всегда звенел детский смех, пахло домашними пирогами, а в окнах горел свет.
    Даша собиралась и все думала, что же ждет ее там. Сама улица находилась в центре города, когда-то она носила другое имя и звалась Купеческой. Но какое бы имя она не носила, улица эта всегда была полна суеты и движения. Многое повидала она на своем веку. Начиналась улица с самой набережной и первые дома на ней построили купцы, выходила она на большую площадь, где устраивались праздничные ярмарки и гулянья. Теперь на этой улице было много магазинов, кафе и даже гостиница. Старые дома все больше сносили, те, что еще были еще в достойном состоянии, реставрировались. Даша понятия не имела что же это за дом, чем ближе приближался назначенный час, тем сильнее ее мучило любопытство. Может это какой-то отреставрированный дом, музей, а может новый клуб. Фантазия рисовала самые яркие и привлекательные картины. Но как бы высоко Даша не поднималась в своих фантазиях, она была почему-то абсолютно уверена, что совсем не это ждет ее в доме номер 15. Даша оделась потеплее и направилась по указанному адресу. Зима уже пропитала все в город. Все дышало зимой. От унылой осени не осталось и следа. В городе царствовала новогодняя зима, самая желанная из зим. Даша шла по городу и думала о том, что в природе могут существовать две зимы, которые разделяют новогодние праздники. Первую зиму все ждут, ведь она несет с собой большой волшебный праздник, который любят все. А потом начинается вторая зима, грустная, беспощадная зима, которая тянется и тянется, и нет ей конца. Эту зиму никто не любит.
    Даша проходила мимо магазинов с яркими, манящими витринами, которые так уютно поселились на улице Андропова. И вот дом 25, 23, 21, 17… Таблички на домах настолько старые, что почти не читаются. Даша стала считать дома. Вот он 15 дом. Грустный, печальный, но гордый вид. Согнулся под старость и тяжестью своей истории. Дом небольшой, вот-вот его снесут и построят здесь очередной магазин или ресторан. Крыльцо почти разрушено, а крыша того и гляди сползет вниз и кого-нибудь заденет. А если и не сползет, то вот сосульки грозили своими клыками прохожим. «И такой опасный дом в центре города. И куда только смотрят местные власти», — подумала Даша. И кто только мог пригласить ее суда. Наверное, это чья-то не очень добрая шутка, розыгрыш. Дом без особого изучения выглядит как уже давно не жилой, а скорее опасный для жизни. Здесь даже бомж жить откажется. И конечно в окнах нет, и не может быть света.
    Даша достала из сумочки записку, решив проверить, точно ли именно этот дом указан в записке. Все сходилось. Тогда Даша решила, что скорее всего она просто неправильно посчитала дома. Пройдя дальше по улице и обратно, девушка удостоверилась, что и тут ошибки быть просто не могло. Значит, кто-то просто над ней посмеялся. А сейчас этот кто-то, наверное, наблюдает за ней из-за угла и посмеивается. Даша быстро посмотрела по сторонам, никого не было. Да и откуда в этом дому квартира номер 13, если здесь и есть квартиры, то их не больше четырех. Даша взглянула на часы. 20:14. Глупо все это было и смешно. Девушка еще раз подняла взгляд на дом. Никаких признаков жизни, пустота и тишина в окнах. Как вдруг окно на втором этаже озарил тусклый свет, будто кто-то зажег керосиновую лампу. Даша вздрогнула. По телу пробежали мурашки. Значит, никто не пошутил. Может быть, это на самом деле маньяк, о котором предостерегала ее Руслана. Даше стало страшно, но в то же время и безумно любопытно. «Руслана бы сейчас, сею же минуту, взяла бы и ушла отсюда» — подумала про себя Даша. Но ведь Руслана тоже получила такое же странное приглашение и даже не думала приходить сюда. Наконец любопытство взяло вверх, и Даша сделала шаг к дому, потом еще и еще. Наконец она оказалась у деревянной, местами прогнившей и отсыревшей, такой же ветхой, как и весь этот дом, двери. Ручка болталась на одном болте. Даша потянула за нее и дверь зловеще скрипнула. Девушка вздрогнула, но даже не подумала отступать. В доме было темно и холодно, даже холоднее, чем на улице. Наверху послышались приглушенные шаги, заскрипели доски под ногами неизвестного. На душе стало тревожнее, но еще любопытнее. Когда глаза и руки привыкли к темноте, Даша нащупала холодные перила, нога почувствовала скрипучую, жалостливую ступеньку. Даша поднялась на второй этаж. Из щели внизу одной из дверей вылезал тусклый свет. Даша направилась к этой двери. Подойдя, она смогла разглядеть на двери железную цифру 13. Она медлили, стояла перед дверью. Не решалась ни войти, ни постучать. Но отступать было поздно. Даша попытались нащупать ручку там, где она должна была быть, но так и не нашла. За дверью послышалась возня и чей-то надрывистый кашель. Девушка поняла — ее ждут. Дрожащей рукой она толкнула дверь и та легко поддалась. Дверь открылась, и Даша оказалась в маленькой, унылой от лампы и старости, комнате. Из мебели был большой дубовый стол, кресло-качалка, большой неуклюжий ящик. Все ужасно старое, веющее печалью перед неизбежным концом. Еще в комнате был тот, кто зажег лампу на столе, кто надрывисто кашлял и, наверное, тот, кто и написал записку Даше. Перед ней стоял темноволосый мужчина средних лет с ровно подстриженными усами, черными как ночь. Сильно бросалось в глаза то как он без конца щурил правый глаз. У него были довольно строгие черты лица, очень тонкие губы, могло даже показаться и их и вовсе не было. Он был в длинном черном пальто, которое наверняка носил уже не первый десяток лет.
    — Я не сомневался, что ты придешь, — хриплым, пропадающим, но очень властным голосом, сказал незнакомец.
    — Вы, Драган? — борясь со страхом, волнением, спросила Даша.
    — Да, Дарья, это я. 
    Даша молчала, не зная, что сказать, хотя вопросов было много. Было как-то не по себе.
    — Признаться, — наконец выдавила из себя девушка, — я не была уверена, что приду. Точнее, я не собиралась приходить. Я решила, что все это шутка и…
    — Ну, ну, не стоит здесь оправдываться, не к чему это, не к чему, — перебил ее странный человек, — Вы проходите, располагайтесь так сказать, поудобнее, если конечно в данной обстановке это возможно. Нам здесь вовсе не стоит претворяться, ведь и Вы и я прекрасно знаем твою невероятную слабость — любопытство.
    Даша прошла в комнату и решилась сесть на единственное для того предназначенное место — на кресло-качалку, но Драган остановил ее:
    — Нет-нет, оно сломано. Мне бы очень не хотелось, чтобы моя гостья упала и покалечилась. Присядьте лучше на стол.
    Стол был слишком высоким, но Даша была слишком напугана и подчинилась хозяину. Кое-как она забралась на стол.
     — И зачем же вы пригласили меня сюда? — спросила Даша. — Что же за праздник? И откуда вы знаете меня?
    — Не все сразу, немного терпения и вы все узнаете. Позвольте мне сначала задать вам один единственный вопрос и когда вы на него ответите, я готов ответить на все ваши.
    — Ну что ж, задавайте ваш вопрос.
    — Как вы думаете, сколько так называемых чистых листов вы уже исписали?
    Неожиданный, странный и какой-то тревожный вопрос привел девушку в тупик. Она уставились в этого странного, мигающего человека. Рот сам по себе открылся, но не выпустил ни звука.
    — Ну, что ж вы замолчали? — улыбнулся Драган, огаляя на редкость белые, ровные зубы.
    — Я не поняла вопроса.
    — Ну, как же, помните там, в кафе, вы говорили своей подруге, что начинаете жизнь с чистого листа.
    Даша ровным счетом ничего такого не помнила и вообще ничего не помнила. Этот странный, подозрительный человек все больше и больше пугал ее и ей хотелось лишь одного, поскорее уйти отсюда и все забыть. Драган будто бы прочитал ее мысли:
    — Вам вовсе не стоит меня бояться.
    — Я не понимаю, о чем вы говорите, и… я хочу уйти.
    — Я не имею права держать вас, но если вы уйдете, то все равно вернетесь. Вас приведет сюда ваше природное любопытство.
    Даша спрыгнула со стола. В голове крутилась единственная мысль. Скорее от сюда, скорее завтра. Завтра я начну новую жизнь и все забуду.
    — Только не надейтесь завтра начать жизнь с чистого листа, — услышала Даша вслед.
   
    Утром Даша не помнила, как вчера добралась до дома, как вошла в квартиру, как разделась и упала на кровать. Утром она даже и не хотела этого вспоминать. Она не знала, почему это странное знакомство произвело на нее такое впечатление, и она никак не могла выбить эту встречу из головы. Она даже на работу не пошла. Позвонила, сказала, что заболела, попросила Руслану подменить ее, ведь у той был выходной. Весь день Даша не могла избавиться от страха и любопытства. Очень хотелось все забыть, но желание узнать ответы на тысячу вопросов не давали покоя, и забыть никак не получалось. После работы зашла навестить Руслана.
    — Ну что с тобой случилось? — спросила она с порога.
    — Да что-то плохо себя чувствую, — пытаясь скрыть волнение, ответила Даша.
    — А что вчера была большая попойка? — игриво спросила Руслана.
    — Да нет, вовсе нет, — неуверенно ответила Даша.
    Девушки сели пить чай с пряниками. Даша как могла силилась себя успокоить, дышала глубже.
    — Кстати, сегодня же 30 ноября, — вдруг заметила Руслана.
    Даша вздрогнула и ничего не смогла ответить.
    — Кажется, вчера нас приглашали на какое-то празднество, — не замечая бледности подруги, продолжала Руслана. — Так вот где ты так хорошо отдохнула, что даже на работу утром не могла встать!
    — Нет-нет, — затараторила Даша. — Я не пошла, я еще вчера себя плохо почувствовала. Да я и не собиралась туда идти. Решила, что ты права.
    — А что ты так разнервничалась? — наконец заметила Руслана. — Ты там была, не отвертишься, рассказывай, рассказывай, кто же этот, как его, Драган что ли, и что был за праздник?
    Даша бесполезно пыталась протестовать и отрицать, Руслана и не думала отставать от несчастной подруги.
    — Ну, ладно-ладно, — решив от отчаяния соврать, начала девушка, — да, я там действительно была. Было открытие нового клуба, а этот Драган его владелец.
    — Ну а кто там еще был?
    — Ну, много разных людей, — замялась Даша.
    Ложь совсем не складывалась, экспромта не получилось. Руслана, конечно, это заметила, от нее ничего нельзя было скрыть. Но то ли она и сама устала за день, то ли ей просто было не интересно, но она как-то очень быстро охладела к этой истории. То ли к счастью, то ли к горю, но Руслане позвонил муж и она засобиралась. Даша пообещала, что завтра она обязательно выйдет на работу и ее больше не к чему заменять. Подруга ушла. Даша задумалась. Так прошел день, пришла пора спать. Но почему-то совершенно не хотелось начинать с завтрашнего дня все сначала. Теперь эти слова казались девушке зловещими, страшными, опасными. Вопрос, который задал ей Драган. Такой странный вопрос. Кто он вообще такой и о чем говорил. Страшно стало Даше, очень страшно.
    — Как вы думаете, сколько так называемых чистых листов вы уже исписали? — то и дело звенело у Даши в ушах.
    Она проснулась с криком. Да что же это такое! Даша уже ненавидела себя за то, что не послушалась свою мудрую подругу, которая всегда все делает правильно, никогда не ошибается и уж конечно не мучается лишними проблемами.
    Решение вновь отправиться в дом 15 по улице Андропова пришло само собой после нескольких дней безуспешных страданий и раздумий. Даша стояла перед домом номер 15 в самом начале зимы. Днем дом представлял собой еще более печальное зрелище, чем вечером. В темноте, в тусклом свете желтых уличных фонарей, дом казался печальным, но гордым, потому что хранил в себя какую-то древнюю тайну. Теперь же, при свете дня он просто был ветхим, старым домом, который лишь портил уличную картину. Даша совсем не была уверена, что встретит в доме хозяина. Да и вообще последние дни ей все больше казалось, что все что происходило с ней начиная с вечера 29 ноября было страшным сном. А значит, что и Драган был сном. Даша вошла в дом. Сквозь щели в неаккуратно, на скорую руку, забитых окнах, проникал свет. Теперь Даша имела возможность видеть весь интерьер первого этажа. Зрелище внутри было такое же печальное, как и снаружи. Пол был местами разобран. Кругом валялись куски старых обоев, в беспорядке была расставлена старая мебель. Казалось, что кто-то взялся, было ее переставлять, но бросил. Стулья были перевернуты вверх ломаными ножками и стояли на большом деревянном столе. Еще Даша заметила в углу комнаты кресло- качалку, то самое, которое она видела на втором этаже. По середине комнаты возвышался могучий шкаф, а на полу, прислонившись к стене стояло большое квадратное зеркало.
    Даша поднялась на второй этаж и остановилась перед открытой дверью, той самой в которой она встретилась с Драганом 29 ноября. Не было никаких сомнений, его там не было. Так может, все и правда было сном. Чтобы удостовериться окончательно Даша вошла в маленькую комнату. Здесь никого нет и может быть никогда и не было. На душе у девушки стало сразу как-то легче. Вдруг внизу послышались шаги, Даша вздрогнула, затаилась и стала слушать и ждать. Кто-то вошел в дом и по-хозяйски плотно захлопнул за собой дверь. Внизу послышалась возня, двигали мебель. Даша даже не сомневалась, что внизу хозяйничал Драган. Она все стояла и думала, что же сейчас делать: продолжать стоять здесь как трусиха или же спуститься вниз и показать ему, что она его вовсе не боится. Неизвестно, как еще долго девушка стояла бы в раздумьях, но снизу ее окликнул знакомый голос:
    — Почему ты меня боишься?
    Сомнений не было, Даша прекрасно запомнила этот хриплый, глухой голос. Но к ней ли обращен вопрос. Может быть, он там не один. Действительно, откуда ему знать, что она здесь. Конечно, он мог видеть, как она входила. Даша медлила.
    Заскрипели ступени лестницы, Драган поднимался наверх. Даша стояла не шевелясь.
    — Ну и долго ты будешь тут стоять? — спросил он, подходя к девушке.
    Даша смотрела на него и не понимала. Не понимала, как ее вновь угораздило сюда прийти и зачем она здесь. Если она хотела убедиться, что все это ей приснилось, то она очень ошиблась. Теперь она чувствовала себя глупо.
    — Ты пришла ответить мне?
    — Я, я, я уже ухожу, — вдруг сказала Даша и тут же поняла, какую глупость она только что сказала.
    — Но ведь ты только что пришла, — заметил Драган.
    Ситуация была абсурдная, смешная. Даша хотела провалиться сквозь землю.
    — Так бывает, когда не дружишь с собой и не прислушиваешься к себе, — тихо сказал Драган, входя в комнату. — Ну, так почему ты боишься?
    — С чего вы взяли, что я вас боюсь, — изображая невозмутимость, ответила девушка.
    — Ты себя боишься больше, чем меня, — заметил Драган. — Садись.
    Даша вновь подчинилась ему и уселась на стол.
    — Не получится у нас с тобой полноценного разговора, — вздохнул Драган. — Жаль, впрочем, я это предвидел.
    Драган запустил руку в карман пальто и извлек оттуда тонкую длинную сигарету и причудливой формы зажигалку.
    — Однажды ты имела неосторожность обмолвиться, что начинаешь жизнь с чистого листа. Это было в конце лета в маленьком кафе, где ты со своей подругой пряталась от дождя. Я там тоже был и случайно услышал ваш разговор.
    Даша смотрела на него, пытаясь вспомнить тот день, но ничего на ум не приходило.
    — Ты не помнишь, — продолжал Драган, — и это не удивительно. Ведь у тебя уже в привычку вошло постоянно начинать жизнь с чистого листа.
    — С чего вы это взяли?
    — Разве нет. Зачем ты пытаешься обмануть меня. Это не к чему. А вот подруга твоя совсем по другой схеме живет.
    — Ах, значит она правильная, а я нет, — вспылила Даша. — Но она-то к вам не пришла.
    — Во-первых, спешу тебя огорчить, твоя подруга вовсе не правильная, а во-вторых, Руслана еще придет сюда.
    — Многие люди иногда решают начать все заново. Это же не преступление.
    — Нет, не преступление, но ведь разве можно начать жизнь с начала. Жизнь, она ведь одна и начать ее можно лишь однажды.
    — Я не буквально…, — возразила Даша. — Просто я неправильно выразилась. Начать жизнь по-новому, забыв то, что раньше было, все по-другому делать, по-другому к жизни относиться.
    — И ты разве еще не убедилась, что это невозможно? — внимательно выслушав девушку, спросил Драган.
    — Почему же невозможно? — удивилась Даша.
    — Ну сколько раз ты уже начинала все сначала?
    Даша задумалась и сделала вид, что вспоминает, но как назло в голове не было ничего.
    — Ты даже не знаешь, — грустно улыбнулся Драган.
    — Ну и что? Дальше-то что? — ровным счетом ничего не понимала Даша.
    — А то, что ничего ведь не менялось, когда, как ты говоришь, начинала все с начала. Поначалу, все вроде бы шло по-новому, не так как раньше. Тебе казалось, что все под контролем. Но потом, неожиданно и очень легко контроль этот терялся, и ты вновь решала начать все сначала. Ведь так.
    — Я не знаю, — упрямо ответила Даша.
    Она и в правду не знала. Слова Драгана запутали ее, и она уже не знала, что и думать. — И вообще чего вы ко мне привязался? Откуда вы вообще взялись в моей жизни?
    — Меня зовут Драган.
    — Неужели. А что мне с того. Да хоть Машей. Мне совершенно все равно, — не выдержала девушка. — Что вы за человек такой? Может вы маньяк, ненормальный?
    — Это интересный вопрос и весьма спорный, — рассмеялся Драган.
    — Все, мне надоело, — сказала Даша, спрыгивая со стола, — мне пора.
    — Не горячись, — остановил ее Драган, — И вовсе ты никуда не торопишься. Вернись на место, и я попробую тебе все объяснить.
    Даша призадумалась, а на место вернулась со словами:
    — Но если вы опять начнете болтать ерунду, я уйду.
    — Хорошо, хорошо.
    Драган уселся на подоконник и зажег наконец сигарету.
    — Я продаю доски, — начал он. — Доски жизни. Открою тебе одну тайну, каждому человеку с его рождением дается чистая доска, на которой он и пишет историю своей жизни.
    Даша смотрела на него и все больше и больше убеждалась в том, что перед ней умалишенный. Но Драган совершенно спокойно, как ни в чем не бывало, продолжал:
    — Эта доска у него одна и на всю жизнь и от того, как он будет распоряжаться ей, такова и будет его жизнь. И чем больше на ней записей, тем ближе человек стоит к своей смерти. А стирать записи нельзя, можно конечно зачеркивать, как это многие любят делать, но места на доске от этого не прибавится.
    — И давно ты это выдумал? — иронично спросила Даша.
    — Конечно, простому человеку в это очень трудно поверить. И не всем обязательно в это верить. Я вижу доски людей и вижу, у кого они уже заканчиваются и кому необходима новая доска. Некоторые люди, которым надоела жизнь, сами находят меня и продают мне свои почти чистые доски в обмен на яд.
    — И вы считаете, что я должна поверить во весь этот бред? — не выдержала Даша.
    — Я докажу тебе это. Чтобы поверить, людям надо увидеть. Жаль, что не все они знают, что глаза могут им однажды изменить.
    — Это не возможно. Во что вы собираетесь впутать меня?
    — Позволь мне показать тебе доски, а там сама решишь верить или нет. Но только не убегай, чтобы завтра начать все с начала. Твоя доска вся перечеркнутая и на ней осталось совсем мало места. Ты все только мечтаешь о жизни, о прекрасном завтра, но завтра это все только откладывается и откладывается и никак ты не позволишь ему наконец наступить. Ты совсем забыла, что жизнь-то у тебя одна и однажды завтра для тебя просо может не наступить, потому что придет смерть. Сейчас ты не думаешь о смерти, ведь это для тебя еще так далеко. Ты забыла, что смерть всегда близко и твой возраст здесь не имеет значения. Смерть не считает твои года, она считает слова, фразы, предложения, записанные на твоей доске, а точнее перечеркнутые вдоль и поперек, сверху вниз. И чем больше записей, тем ближе твой последний день.
    Эти, казалось бы, угрожающие заявления не произвели на девушку никакого впечатления. Она печально, с жалостью, посмотрела на Драгана и устало вздохнула.
    — У тебя ведь все равно нет выбора. Твоя душа любопытна. Любопытство и привело тебя сюда. Разве нет? Если ты сейчас уйдешь, я не буду тебя держать. Но ты все равно вернешься.
    Драган замолчал и устремил взгляд на окно. За окном была зима, пушистая и сказочная, предновогодняя зима, торжественная и детская.
    — Скоро новый год, — сказал Драган. — Люди ждут его как какого-то огромного чуда. Думают, что с нового года начнется новая жизнь, которая без сомнений будет лучше, будет ярче, будет счастливее. Какое прекрасное общечеловеческое заблуждение.
    Даше показалось, что вовсе не к ней он сейчас обращается, а ко всем тем, кто проходил внизу. Потом он выкинул сигарету в форточку и направился к двери, не обращая никакого внимания на девушку. Уже в дверях он, не поворачиваясь, спросил:
    — Так что ты решила?
    — У вас все равно ничего не получится, — вздохнула Даша и пошла вслед за Драганом. Вместе они спустились вниз, вышли из дома. Драган посмотрел по сторонам, потом поднял глаза к небу. С неба на его почти черные волосы медленно опускались снежинки. Было тихо и морозно. Он опять запустил руку в карман и извлек еще одну сигарету.
    — И что? — ждала продолжения Даша.
    — Терпение, — задумчиво ответил Драган.
    Он вновь внимательно осмотрелся по сторонам. По улицам шли, смеялись, предчувствуя новый год горожане, спешили, проезжали мимо автомобили. Драган нахмурился, Даша смотрела на него и ждала, ждала сама не зная, чего.
    — Пошли, — наконец сказал он и захромал через улицу.
    Даша молча пошла за ним. Она шла и никак не могла понять, зачем она все это сейчас делает. Они шли по Андропова в сторону набережной. Справа и слева на них смотрели дома. Странная это была улица. Здесь соседствовали старые, обветшавшие, покосившиеся дома-старики и новые, блестящие и яркие постройки. И такое соседство, казалось, никого совершенно не смущало. На этой улице будто бы столкнулись два совершенно разных мира, два времени. Старые дома не обращали внимания на молодых, нахальных, высокомерных построек. У них была своя, тихая, окутанная воспоминаниями жизнь. Они доживали свой век и терпеливо ждали своей участи. Кому-то из них будет дарована новая жизнь, и кто-то превратиться в блестящее, облаченное в новый свой наряд здание, в новый ресторан, клуб, кинотеатр. Но мало кто знал, что молчаливые и очень гордые дома предпочли бы лучше смерть, чем это страшное превращение в очередное увеселительное заведение. Но никто не мог услышать глухой крик старых домов.
    Вместе Драган и Даша вышли на набережную. Летом здесь в любой день бывает очень много прогуливающихся горожан и гостей города. Сейчас же было холодно, и желания гулять по красивой набережной у людей не было. Драган сел на ледяную скамейку, Даша же подошла к перилам и пробежала взглядом через реку на другой берег.
    — И что же вы хотите мне показать? — опять спросила Даша. — Здесь холодно, я не хочу замерзнуть.
    Драган не отвечал, уже привычным для девушки движением он достал еще одну сигарету. С реки подул колючий ветер, Даша поежилась.
    — Видишь вон того мужчину, — вдруг сказал Драган, указывая взглядом на немного пошатывающуюся пару, которая только что вышла из беседки и направилась в сторону Драгана и Даши.
    Даша посмотрела на мужчину и сопровождавшую его юную леди:
    — И что?
    — У него на доске совсем не осталось места. У него это уже вторая доска. Он хотел купить у меня еще, но я не продаю одному человеку более одной доски. Он богат, очень богат. Он предлагал мне половину своего состояния, но зачем мне деньги, единственное ценное мне он уже продал, и больше ничего у него нет.
    Даша смотрела то на этого человека, то на Драгана.
    — Что за бред! — не выдержала Даша.
    — Сейчас на твоих глазах он сделал еще одну глупость и все. Конец.
    Стоило Драгану сказать это, как мужчина вдруг схватился за сердце, согнулся. Раздался женский испуганный крик и мужчина опустился на колени. Подбежал прохожий. Мужчина обмяк и повис на девушке. Прохожий видимо проверил пульс, что-то сказал девушке, и та истерически закричала. Прохожий вызвал скорую. Машина приехала почти сразу, подбежали люди в белых халатах, подхватили мужчину, положили на носилки, унесли в машину, за ними в машине скрылась и девушка. Машина уехала и вновь все стихло. Даша внимательно смотрела за происходящим, ровным счетом ничего не понимая.
    Она недоверчиво посмотрела на Драгана:
    — И что это значит?
    Драган ничего не ответил, а лишь загадочно улыбнулся. Потом встал со скамейки и жестом показал Даше следовать за ним. И Даша пошла. Она шла и думала, думала над тем, что только что увидела. Думала, как ей к этому относиться. Проще всего можно было бы подумать, что все это подстроено, все, что она видела, было спектаклем, режиссером которого выступал Драган. Труднее было поверить в тот бред, который только что выложил ей этот сумасшедший. Совсем трудно было связать его рассказ с тем, что произошло на набережной. Вместе они вышли к автобусной остановке, подъехал автобус и Даша, вслед за Драганом, вошла в него.
    — Куда мы едем? — спросила наконец Даша.
    — На окружную дорогу.
    — Зачем?
    — Тебе же мало одного доказательства.
    Над большой окружной дорогой был переход. Вместе с Драганом Даша поднялась наверх. Внизу проносились машины.
    — Смотри, — сказал Драган, указывая рукой вдаль. — Там, вдалеке едет зеленый рено, за рулем сидит женщина, а вон там, — и он указал вправо, где от дороги ответвлялась еще одна, небольшая, — видишь грузовик. Сейчас будет авария. Женщина в зеленой машине погибнет.
    Даша вздрогнула. Что за чудовищные вещи он говорит. Она с ужасом и вниманием наблюдала за зеленой машиной. Все произошло так, как и говорил Драган. Грузовик начал выезжать на дорогу, а водитель в зеленой машине, казалось не замечал этого. В ужасе Даша закричала и закрыла глаза руками. Раздался дьявольский скрежет железа, грохот и возня. Видя реакцию девушки, Драган положил ей на плечо руку, сказал:
    — Ну ладно, пойдем, я думаю, нет смысла тебе смотреть, что будет дальше. На сегодня хватит.
    Даша шла за Драганом. Все было как в тумане. Сегодня она видела две настоящие смерти, страшные смерти. Она раньше никогда не видела смерть, особенно такую. Смерть в реальности совсем другая, нежели в кино или книгах. Девушке стало страшно. Раньше она никогда не думала о смерти, а теперь она ее боялась. Она еще не думала, как относиться к словам Драган, верить им или нет, она еще не знала. Даша не любила сложности и если они возникали, то делала все возможное, чтобы отгородиться от этих трудностей, спрятаться под теплый плед, переключиться на что-то простое и легкое. Не любила она трудности, но не знала, что на самом деле она просто очень их боялась.
    Пришла в себя она только в родных стенах квартиры. Драган отвез ее туда. Она не думала о том, откуда он все-таки узнал ее адрес. Ей сейчас было не до этого. Ей было просто страшно.
    Драган по-хозяйски прошел на кухню и заварил Даша крепкого черного чая с сахаром, незаметно всыпал с чашку щепотку белого порошка, уложил ее на кровать и укутал теплым, пушистым пледом. Даша дрожала и плакала. Драган сел рядом и по-отцовски погладил ее по голове. Он ничего не говорил и просто спокойно ждал, когда Даша успокоится. Даша успокоилась и уснула.
    Утром ее разбудил знакомый запах сигарет и кофе. Она открыла глаза, в квартире было холодно, все форточки были настежь открыты. Ежась, девушка вошла в кухню. На подоконнике сидел Драган и курил, на столе в чашке стыл кофе.
    — Доброе утро, — сказал он, увидев Дашу.
    Вид у девушки был жалкий.
    — Что вы здесь делаете? — спросила Даша, наливая себе кофе и доставая из холодильника колбасу.
    — Вчера тебя нельзя было оставлять одну, — ответил Драган, выбрасывая сигарету в форточку. — Кстати, сколько можно обращаться ко мне на вы? Может, наконец, перейдешь на ты?
    — Я только к близким людям на ты обращаюсь.
    — А я тебе разве не близкий? — улыбнулся Драган.
    — Я сегодня работаю, так что вам больше не зачем здесь оставаться, — сухо сказала Даша.
    — Ничего, можешь идти, я подожду тебя здесь, — невозмутимо ответил Драган.
    Даша глубоко вздохнула, внимательно посмотрела Драгану в глаза и собрав всю уверенность в себе, сказала:
    — Я хочу забыть все, что видела и не хочу думать, верить вам или нет. Все, что произошло вчера, было очень странным. Наверное, будь я немного умнее, я бы, наверное, смогла объяснить все это с научной точки зрения. Я просто хочу забыть все это. Пожалуйста, уходите.
    — К черту науку, — ответил на это Драган, спрыгивая с подоконника. — Наука многого объяснить не в силах. А если она не может объяснить, то просто говорит, что это безумие. А забыть все равно не получится. Долго ты это в себе держать не сможешь, расскажешь кому-нибудь и будешь признана безумной. Только я могу тебе помочь.
    — И как же вы мне поможете? — спросила девушка, стараясь изобразить на лице своем улыбку.
    — Ты видела вчера смерть, сама понимаешь, вид у нее не привлекательный. А она ведь сзади ходит. Доска твоя вся перечеркнута, а я могу помочь тебе. Смерть меня не любит, ведь я ей все карты путаю, а тебе я помогу.
    Даша ничего не сказала, собралась и ушла на работу, но Драгана из своей квартиры не выгнала.
   
    Вечером, вернувшись домой она застала Драгана в том же положении, на том же подоконнике, с еще одной сигаретой.
    — Ты слишком много куришь, — заметила девушка. Вся ее квартира за один день пропиталась едким дымом.
    — А мне это не вредит, — рассмеялся Драган.
    — Рак что, тоже тебя боится?
    — Ну, что-то вроде того. Вижу ты наконец начала обращаться ко мне как к близкому человеку, — заметил Драган.
    Даша выключила свет и села на подоконник, вместе с Драганом:
    — Ты же теперь буквально поселился в моей квартире, вторгся в мою жизнь. Все это похоже на приезд нежданных родственников, о которых ты и знать не знал. Раз ты здесь, может, расскажешь о себя?
    — Я просто даю шанс тем, кто в нем нуждается, я, если хочешь, благодетель.
    — Благодетель? — переспросила Даша. — И многие тебе поверили?
    — Лишь те, которым я об этом рассказывал, — спокойно ответил Драган.
    — Ты, наверное, как во всех страшных фильмах, просишь в обмен на свою дощечку, душу?
    — Зря ты смеешься. Да, я действительно прошу в качестве платы душу. Это ведь и в правду единственное, что человек может дать. Это единственное ценное, что у вас есть.
    — А кто ты? Откуда ты взялся такой?
    — Я просто хороший торговец, — загадочно улыбнулся Драган. — Торговец, который умеет продавать свой товар.
    — Зачем тебе это? Ты Колдун что ли? — спросила Даша и, сама испугавшись своим словам, добавила:
    — Я не верю в колдовство.
    — Кто знает меня, называют по-разному. Если хочешь, может называть меня Колдуном.
    — Ты просто ненормальный.
    — Так проще всего сказать, — улыбнулся Драган. — Сложнее смириться с правдой.
    — Ну и много у тебя «клиентов»?
    — Клиент — это постоянный покупатель, — задумчиво сказал Драган, глядя за окно. — А я продаю доску лишь один раз. Некоторые, например тот мужчина с набережной искал со мной второй встречи, когда однажды увидел за углом смерть. Он нашел меня и предлагал половину своего состояния, стоял на коленях, говорил, что ему нужен еще шанс. Я ему отказал.
    — Потому что его душа была уже у тебя, — догадалась Даша.
    Она сидела, разговаривала с ним и не могла никак поверить, что она вот так разговаривает с ним о совершенно невероятных, невозможных и сказочных вещах. Ей было страшно задать себе главный вопрос: А верит ли она ему, верит ли во все то, что он ей наплел? Страшно было в такое поверить. И разум отчаянно не хотел верить. Внутри у девушки шла война. Она смотрела на Драгана и не видела его. Она слышала его слова, но сейчас ей больше всего хотелось оглохнуть.
    — Скажи, зачем тебе души людей? Ты ведь не дьявол?
    — Нет, — рассмеялся Драган и смех его перешел в кашель, — вовсе нет. Просто однажды я понял, что отличаюсь от остальных людей. Это было очень давно. И я сам очень долго не хотел верить в свои отличия. Как все быть намного проще, так легче жить. Сложно признаться себе, что ты не такой как все, что ты отличаешься. Тогда я был еще ребенком, когда понял, что только я могу видеть людей насквозь. Я видел все их поступки и то, как эти поступки прожигают на их судьбах следы. А потом я заметил, что когда места уже не остается, то за человеком приходит смерть. А когда мне было двенадцать, я встретил одного старика, которого в нашей деревне называли колдуном. Я тогда не знал, что такое колдун. Мне объяснили, что это очень опасный человек и лучше не встречаться с ним, а если уж встретился, то ни в коем случае не показывать, что ты слабый и боишься его, а не то он нашлет на твой дом, на тебя самого несчастье и болезни. И я стал избегать встречи с ним. Но потом случайно в лесу я встретился с ним. И он рассказал обо мне все, что он видел. Я поверил ему, потому что он сказал все именно так, как и было. Он понимал меня, и я потянулся к нему, ведь больше никто, даже самые близкие люди не слушали меня. А я был так одинок.
    Старик сказал, что меня боится смерть, потому что я знаю ее секрет. Когда вечером того же дня я вернулся домой, то ничего никому не рассказал о встречи с колдуном. Тогда я его уже не боялся. Я пришел к нему на следующий день, и через день и так ходил к нему каждый день. Он все рассказал мне. Сказал, что я теперь смогу жить вечно, потому что могу заставить людей отдавать свои души. Он сказал мне, что люди очень ценят свою бренную, порочную жизнь и готовы все отдать, лишь бы хоть немного продлить ее. А что такое душа им не понятно и для них она не важна. Но однажды я вернулся от колдуна домой, и отец хмурый как туча сказал мне, чтобы я убирался из его дома на все четыре стороны. Сказал, что отрекается от меня, потому что я связался с дьяволом. Кто-то проследил, куда я ходил каждый вечер, а потом рассказал об этом отцу. Я не стал ничего объяснять отцу, понимая, что он все равно ничего не поймет. Мать закрылась в своей комнате, я знал, что сделал ей больно, она плакала, но не вышла проститься. Старший брат, так же как и отец, смотрел на меня, как на врага. Только маленькая сестренка плакала и хваталась за мой рукав. Она еще не понимала, кто такой колдун и почему отец так зол на то, что я ходил к этому старику. Я ушел из деревни, и все жители бросали мне в вдогонку проклятия. Я пришел попрощаться к колдуну. Вместе с последними наставлениями он дал мне рецепт яда. Он сказал, что есть еще и такие люди, которым жизнь не нужна, и они готовы отдать мне свою жизнь за каплю смертельного яда.
    Драган замолчал и посмотрел на Дашу. Она, нахмурив брови, смотрела в пол.
    — Сложно, — вздохнул Драган, — Очень сложно.
    — Зачем ты мне все это рассказываешь? И почему ты вообще решил, что все мне это надо? Может и не нужно мне твоя это новая доска? Может мне и этой хватит?
    — Ты не боишься смерти? — удивленно спросил Драган.
    — А что если нет?
    — Вчера по тебе я бы такого не сказал? — заметил Драган.
    — Это было вчера, а сегодня все по-другому, — ответила девушка.
    — Только не говори, что ты очередной раз начала новую жизнь? — засмеялся Драган.
    — А что с того? — буркнула Даша.
    — Да ничего, ничего. Только вот зачем ты опять сама себя обманываешь?
    — Я себя не обманываю, — героически возражала Даша.
    — Когда за тобой придет смерть, ты по-другому заговоришь. Только уже поздно будет. Вчера ты видела, как смерть приходила за другими. Это было ужасно, потому что люди эти не ждали смерти, потому что они были еще очень молоды и строили планы на будущее. А когда в самый последний момент своей жизни они увидели смерть, то было поздно, их охватил ужас. Когда так же внезапно смерть придет к тебе, ты вспомнишь меня и очень пожалеешь. Ты ведь, как и все любишь жизнь. И ты еще такая молодая. Обидно было бы уходить из жизни. Я тебе ведь готов чистую доску предоставить за твою душу.
    — Бред какой-то, — прошептала девушка.
    За окном была зимняя ночь. Воздух был чистый, прозрачный. Ночь замерла, будто бы прислушиваясь к разговору Драгана и Даши. Одно за другим гасли окна в доме напротив. Дома засыпал. Ночь нахмурилась и вздохнула в форточку.
    — Может быть и бред, — продолжал Драган, — но это только поначалу, потом просто привыкаешь и начинаешь жить дальше. Я бы сказал по-новому, здесь это очень даже уместно. С новой доской можно все начать снова.
    — И на сколько, по-твоему, мне моей доски хватит? — глядя на звезды в чистом небе, спросила Даша.
    — Еще пару записей на полях, поверх перечеркивания.
    — Да, очень убедительно. А ведь ты приглашал в тот день и Руслану, — вдруг вспомнилось Даше. — Она-то тебе зачем? У нее ведь все так, как надо. Все по полочкам.
    — А с чего это ты решила, что у нее все по полочкам? — спросил Драган, выкидывая в ночь очередную сигарету.
    — Потому что, если верить твоим словам, то получается что ее доска, в отличие от моей, идеальна.
    — Досок идеальных нет, — заметил Драган. — Она ей не нужна.
    — Как это? Что значит, не нужна? — не поняла Даша.
    — Я хотел ее купить, — пояснил Драган.
    — Купить?
    — Да, обычно я так не делаю. Я уже говорил тебе, что те, кому доски не нужны, сами отдают мне их, — спокойно говорил Драган.
    — Постой-постой, — перебила его Даша, — что-то я ничего понять не могу. Ты ведь, кажется, говорил, не нужны доски только самоубийцам. Я правильно тебя понимаю.
    — Правильно, все именно так и есть, — кивнул Драган.
    — Что за бред! Хочу тебя разочаровать, но моя подруга не собирается расставаться с жизнью, — уверенно заявила Даша.
    — Да какая она тебе подруга, — рассмеялся Драган. — Что ты о ней знаешь? Лишь то, что она жутко правильная, что все у нее хорошо и что она бесконечно тебя критикует. Вот и все что ты о ней знаешь.
    — Она счастлива, она замужем, у нее есть любимая работа. Она не собирается прощаться с жизнью.
    — Откуда тебе знать, что все именно так, как ты говоришь? Чужая душа — потемки. Все это лишь видимость. Единственное, что она научилась в этой жизни хорошо, так это создавать видимость того, что все хорошо. А на самом деле она боится жить. Боится каждого шага, боится сделать что-то не так. Она боится. Вся ее жизнь — страх. Для нее жизнь — пытка. Но она никому ничего никогда не скажет. Она хочет сказать, но боится. Вдруг это будет ошибкой, о которой она всегда потом будет жалеть. И она молчит и прячется за маской. Молчание ее убивает.
    — Я не верю тебе.
    — Не веришь мне, спроси у нее сама, спроси. Спроси, почему она живет именно так, как живет, почему осуждает каждый твой поступок. Со стороны, конечно, может показаться, что она живет, но на самом деле жизнь не приносит ей счастья, потому что она боится счастья.
    — Ты хотел подтолкнуть ее к самоубийству? — воскликнула девушка.
    — Я просто делаю жизнь проще.
    — Или смерть, — язвительно добавила Даша.
    — Или смерть, — повторил Драган.
    — Ты убийца, — вдруг заявила Даша. — И вообще, уходи.
    — Как скажешь.
    Драган не стал возражать. Уже в дверях он предложил:
    — Поговори с Русланой.
    Он ушел, осторожно закрыв за собой дверь. Даша осталась сидеть на подоконнике. Рядом, как будто нарочно лежала сигарета. То ли Драган выронил ее случайно, то ли оставил специально. Даша не курила, но эта сигарета манила ее и она закурила. Потом слезла с подоконника и пошла спать.
    На следующий день Даша встретила Руслану на работе. Находясь под впечатлением от слов Драгана, она попыталась посмотреть на подругу иначе, но ничего не получилось. Руслана была все такой же, счастливой и довольной, правильной. «Все по полочкам», — повторила Даша про себя. Но все равно договорилась вечером с ней встретиться. Руслана сначала долго отнекивалась, ссылалась на домашние дела. Даша заметило для себя, что никогда она не была в гостях у Русланы.
    Весь день девушка изо всех сил старалась отвлечься от всего, что приключилось с ней в дни предыдущие. Но за ней неотступно следовал образ Драгана и все его слова. Да, с точки зрения нормального человека, все, что она слышала и видела, было бредом сумасшедшего. Но сейчас сама Даша уже не могла понять, где грань между нормальным и сумасшедшим. И она начала уже думать, что сходит с ума. После работы они с Русланой пошли в их привычное кафе. Руслана явно торопилась и уже не раз говорила подруге, что сегодня не лучший день для посиделок и сплетен. Сначала Даша хотела начать волнующий ее разговор издалека, но видя, что подруга на разговор не настроена решила задать волнующий вопрос прямо в лоб.
    — Руслана, ты когда-нибудь думала о самоубийстве?
    В глазах у Русланы мелькнула тень тревоги. Мелькнула и исчезла. Она внимательно посмотрела на Дашу.
    — Что это ты такое говоришь, — напуганным, не своим голосом сказала Руслана.
    — То, что слышала, — с несвойственным для себя вызовом ответила Даша.
    — Я не понимаю тебя, подруга.
    — Все ты понимаешь, тебе жить надоело, тебе это сложно. Ты живешь аккуратно, но совершенно бессмысленно. Разве нет. Ты боишься что-либо менять, хотя сама прекрасно понимаешь, что жить так дальше нельзя.
    Даша сказала это и замолчала, пораженная и напуганная тем, что сказала. Еще больше поражена и напугана была Руслана. Она смотрела на подругу и лишь хлопала глазами. Даша не знала, что творилось в тот момент в душе у Русланы, но что-то подсказывало ей, что случилось что-то совершенно ужасное и непоправимое. Руслана по-прежнему молчала, потом вдруг резко встала, схватила пальто и выбежала из кафе. Даша даже не успела сообразить, что же произошло. Она сидела и тупо смотрела в чашку с остывшим кофе и не о чем не могла думать.
    Даша не знала, куда побежала ее подруга, не знала она и того, что это была их последняя встреча. И конечно она и понятия не имела, что случилось той ночью. Даша просидела в кафе до самого его закрытия, потом расплатилась за так и не выпитый холодный кофе, ушла домой. Всю дорогу она пыталась разобраться в себе, понять, что же это такое происходит. Неделю назад все было хорошо, все как всегда. А теперь. И вот еще Руслана. Правду ли говорил Драган? Ничего не понятно. Все запуталось и переплелось, все смешалось и заблудилось. В лицо летели пушистые снежинки, такие легкие и беззаботные. «Вот бы стать снежинкой и лететь себе на руках у ветра», — подумала Даша и прибавила шаг. Была уже ночь, предновогодняя ночь. Даша шла по безлюдным улицам и переулкам. То ли случайно, то ли нет, но так уж получилось, что Даша проходила мимо дома, где жила Руслана. На пятом этаже, где жила ее подруга с мужем, в окнах горел свет. Даша остановилась и посмотрела наверх. Почему Руслана так отреагировала на вопрос? Значит это все правда? Нельзя, нельзя было вот так сразу на нее набрасываться. Даша чувствовала себя ужасно виноватой, но решила не заходить в гости, ее там не ждут. Она вернулась домой и быстро уснула.
    А в окнах на пятом этаже до самого утра горел свет. Муж Русланы не находил себе места. Жена не пришла домой. Он обзвонил всех ее подруг, позвонил Даше, но телефон ее был выключен, позвонил даже на работу и там ответил лишь сонный сторож. Он даже позвонил родителям Русланы, но лишь растревожил и их. Так и прошла ночь в доме на пятом этаже.
    Даша проснулась от нетерпеливого звонка в дверь. Потом еще один нервный звонок и еще. Даша, смахивая с себя частицы сна и пытаясь попасть в рукава халата, двигалась к двери. Звонок повторился снова. Даша повернула ключ в замке и открыла дверь. Ранним незваным гостем оказался Драган. Сон тут же покинул ее. В глазах Драгана горел гнев.
    — Что ты наделала, — прошипел Драган, без приглашения входя в квартиру. Даша даже и не попыталась ему препятствовать.
    — И что же я такого успела за один день наделать?
    — Что ты сказала Руслане?
    Даша насторожилась, затревожилась душа.
    — А что случилось?
    — Руслана ночью бросилась под машину на шоссе, — зло кинул Драган.
    Даша застыла, глаза стали стеклянными.
    — Так что ты ей сказала? — повторил свой вопрос Драган.
    Даша молчала, а внутри вот-вот должна была произойти катастрофа.
    — Нет, нет, нет, — шептала девушка. — Это неправда, неправда.
    Даша прислонилась к стене, зажала руками уши и медленно сползла вниз.
    — Умерла через пару часов в больнице, — тихо-тихо говорил Драган, но Даше казалось, что он кричит ей все это на ухо.
    Видя, что происходит с Дашей, Драган смягчился, подошел к ней и поднял на ноги. Драган может быть и хотел бы прижать девушку к себе и пожалеть, но никогда он не делал этого и не умел он быть нежным и ласковым. Он видел много людей, видел много чувств, но он не любил людей и думал всегда, что ничегошеньки эти люди не понимают и не хотят понимать. Драган прислонил Дашу к стене, а сам отошел к окну, открыл форточку и закурил. Даша стояла и долго смотрела в пол, а потом перевела растерянный взгляд на Драгана.
    — Я спросила, думала ли она о самоубийстве, — наконец сказала Даша.
    — А она?
    — А она? Она сначала вроде не поняла вопроса, а потом разнервничалась, ничего мне не сказала и убежала.
    Даша замолчала, а потом посмотрела на Драгана с мольбой:
    — Так это правда? Значит, она на самом деле не хотела жить? А я подтолкнула ее к этому. Получается, что это я убила ее?
    — Получается, — кивнул Драган. — А еще получается, что я не получил свое. Я мог бы завладеть ее доской, ее судьбой, а она могла бы спокойно принять яд и в любое время уйти из жизни.
    — Как ты можешь так говорить! — вспыхнула Даша. — Моя подруга умерла, а ты только о себе и думаешь!
    — Да, я эгоист и не скрываю этого в отличие от тебя. Брось, Русланы теперь нет, и о ней ты забудь. Тебе бы о себе сейчас подумать надо. Я ведь не шутки с тобой шучу. Я пришел за своим и свое возьму и никуда ты от меня не денешься.
    — Оставь меня в покое, я не хочу тебя больше видеть!
    — Кажется, вы не так поняли меня, Дарья Викторовна, — усмехнулся Драган, а его глаза заблестели. — Я с тобой не шучу. У меня и другие дела есть. Мне наплевать на твои чувства, на тебя, на весь этот мир, понимаешь? Мне нужна твоя душа, чтобы жить, а тебе нужна чистая доска для тех же целей. Вот и все.
    Даша смотрела на Драгана и никак не могла понять, за что ей все это, почему именно в ее жизни появился этот странный человек, который пытается заставить поверить ее в совершенно невозможные вещи. Вещи, о которых не говорят по телевизору и которым не учат в школе. Ну, разве можно в 25 лет умереть вот так просто, только потому, что исписана какая-то дурацкая доска.
    — Неужели жизнь человека мерится какими-то досками? — спросила она.
    — Tabula rasa, — спокойно ответил Драган.
    — Что?
    — Чистая доска. Это просто так называется. С рождение человеку дается Tabula rasa. Я же тебе рассказывал.
    — Но почему никто об этом не говорил мне? Почему если я сейчас подойду к кому-нибудь и начну рассказывать про доски, то на меня в лучшем случае косо посмотрят. И почему я должна умереть в 26 лет. Я же не болею какой-нибудь страшной болезнью. Почему, скажи?
    — Со своей доской ты умрешь, лет через 10, — не смотря на девушку, сказал Драган.
    — Так почему же ты явился ко мне именно сейчас, а не через 10 лет?
    — Просто мы встретились однажды, летним дождливым днем в маленьком кафе, — спокойно ответил Драган.
    — И ты что, вот так всегда подслушиваешь чужие разговоры?
    — Вовсе нет. За много лет я научился видеть не то, как человек выглядит, а лишь его доску. Так мне проще распознавать своих покупателей.
    — Как же у тебя все просто!
    — Ну а зачем усложнять? Ты ведь тоже придерживаешься такого образа жизни. Как только становится сложно, тут же переворачиваешь страницу.
    — И если я куплю у тебя доску, то стану другой?
    — Вовсе нет.
    — Но ведь ты дашь мне доску, которая принадлежала самоубийце, я правильно тебя понимаю?
    — Да, ты получишь его неиспользованную судьбу.
    — Но ведь это будет уже не моя судьба.
    — Твоя судьба закончится через 10 лет. Ты станешь хозяйкой Той, другой судьбы, и она будет твоей.
    — Как на счет того, что все предначертано?
    — Это придумали лентяи, которым больше нравится плыть по течению и думать, что все само собой образуется, а если не образуется, то значит это судьба у него такая.
    — Но ведь на этой доске уже что-нибудь да написано? Ведь человек этот какое-то время, до своего самоубийства жил и что-то делал.
    — Абсолютно чистая доска дается только при рождении.
    — Все равно это как-то странно, — замотала головой Даша. Потом вспомнила Руслану и ей опять захотелось плакать.
    — Хватит, — резко сказал Драган. — Терпеть этого не могу.
    — Ты бесчувственное животное, — сквозь слезы процедила Даша.
    — Мне все равно, называй, как хочешь. Ты меня не обидишь. Как только меня не называли, ты даже не представляешь.
    — И что будет с моей душой, когда я тебе ее отдам?
    — Она станет моей лишь после твоей смерти. А я завладею всем твоим опытом, всеми твоими мыслями, всеми твоими чувствами. Ведь после смерти тебе они будут совершенно не нужны.
    — А тебе-то они зачем?
    — Ну, я ведь должен жить дальше.
    — Разве у тебя нет доски?
    — Когда-то, очень давно она у меня была, — осторожно говорил Драган. — Но я слишком хорошо ее знал и понимал, что как бы верно я ей не пользовался, она рано или поздно будет исписана. И я научился жить без доски.
    — Как это?
    Драган замялся с ответом. Вновь достал сигарету, предложил Даше и та взяла.
    — И зачем тебе забивать голову этой ерундой?
    — Просто так. Ты ведь уже много всякой ерунды мне наговорил. Теперь уже все равно. Одной глупостью больше, одной меньше.
    — Тебе этого все равно не понять.
    — Да куда уж мне.
    — Я живу уже очень долго. Я многое в этом мире повидал. И я хочу узнать, что же случится с этим миром в конце концов. И куда все это катиться. Люди только хотят жить вечно, мечтают об этом, но на самом деле им это совершенно не нужно. Им просто трудно справиться с мыслью о смерти, и они хотят немного отодвинуть от себя смерть. Кому-то не хочется оставлять детей, мужей, жен. Кто-то хочет еще что-то успеть сделать. Но все люди похожи в одном. Все они настоящие эгоисты. Все думают лишь о себя, строят свою жизнь и раскрашивают мир вокруг себя, надевают розовые очки и забывают про все вокруг. А мне интересно наблюдать со стороны. Мне чужды чувства, эмоции. Я не привязан ни к людям, ни к городам. Сейчас я здесь, а завтра я не знаю, где буду, в каком уголке земли.
    — Так может тебя прямо сейчас, и уехать отсюда, — предложила Даша.
    — Сначала мы поможем друг другу.
    — Я ничем тебе помочь не могу и в твоей помощи не нуждаюсь, — бросила Даша.
    Драган больше ничего не сказал и ушел. Даша осталась одна. Ей все не верилось, что все это происходит с ней на самом деле. Что Руслана на самом деле покончила с жизнью.
    У Русланы была идеальная жизнь, и сама она жила по всем правилам. И все-таки она покончила с собой. В это по-прежнему трудно было поверить. Даша отправилась на работу. В клинике был полный кавардак. Здесь все только и говорили о ночном происшествии. Тут Даша узнала, что похороны через три дня. На Дашу набросились с расспросами. Все считали их подругами. А раз они подруги, то кто как не Даша должна знать все о Руслане? И почему она не остановила подругу, не сумела отговорить от этого страшного поступка? Эти вопросы застали девушку врасплох. Даша была к этому не готова. Все смотрели на девушку с укором. Она никому ничего не сказала, пробежала в свой кабинет, закрылась на ключ, забилась в угол и заплакала. Да что же это такое происходит. В голову пришла совершенно невероятная мысль: «Это все Драган. Он колдун на самом деле и это он все так подстроил». Даша не верила никогда, даже в детстве, ни в колдунов, ни в любое другое колдовство. Все это было для нее сказками из детских книжек и не более. А теперь она и сама напугалась своим мыслям.
    Немного успокоившись и умывшись, Даша села за стол и решила что-то придумать. Что-то надо было сказать сотрудникам и мужу Русланы. Рассказать про Драгана? Кто ей поверит? В лучшем случае покрутят пальцем у виска, в худшем запрячут в сумасшедший дом.
    В кабинет постучали, Даша вздрогнула. Пришли за разъяснениями. Что сказать? Даша открыла дверь. В кабинете появился главный врач.
    — Виктор Викторович, здравствуйте, — пробормотала Даша.
    Даша очень уважала этого человека и очень ему доверяла. «А может, рассказать ему все как есть», — подумала Даша.
    — Здравствуйте, Дарья. Примите мои соболезнования.
    Даша кивнула и опустила красные от слез глаза.
    — Я поминаю, вам все это очень сложно принять. Я убедительно попросил коллег не расспрашивать вас ни о чем. Я думаю, что вам стоит сегодня пойти домой и попытаться поспать намного. Можете взять отпуск. Вы ведь еще не были в отпуске?
    — Нет, нет, — воскликнула Даша. — Я не могу. Если я пойду домой, то просто сойду с ума в одиночестве. Мне будет много лучше, если я буду продолжать работать.
    — Да-да, конечно. Я вас понимаю и восхищаюсь вашей стойкостью.
    Виктор Викторович был необычайно чутким и внимательным человеком. От него так и веяло заботой и пониманием. Он уже собирался, было, уходить, но Даша, для себя самой совершенно неожиданно, окликнула его:
    — Виктор Викторович, я должна вам рассказать нечто почти невероятное и в то же время очень важное.
    Врач остановился, повернулся к Даше, внимательно посмотрел в ее глаза.
    — Я думаю, что лишь вы можете меня правильно понять, — продолжала Даша.
    — Ну что ж, раз это для вас так важно, я слушаю вас внимательно.
    Они сели на небольшой диванчик в приемной. Даша замялась, никак не могла найти подходящих слов, чтобы начать. Она вдруг даже засомневалась, а стоит ли рассказывать об этом вообще. Но сейчас она слишком много пережила, и все это было совершенно необъяснимо с точки зрения разума, что девушка чувствовала себя в ловушке своих мыслей и ей было просто необходимо хоть какое-то объяснение, потому что сама она его найти не могла.
    — Все считают, что мы с Русланой были лучшими подругами, — решила начать Даша. — Но это не совсем так. На самом деле мы были совершенно разными, чтобы быть по-настоящему близкими. Я хочу сказать, что мы очень многого друг о друге не знали. Я и в правду понятия не имела, что она способна на такое. Она ведь всегда была вроде как идеальной для всех. Все ей завидовали. С ней никогда ничего не приключалось.
    Виктор Викторович внимательно слушал Дашу. Он по-отцовски положил ей свою теплую руку на плечо.
    — Вы не должны винить себя в том, что случилось, — ласково сказал он. — Некоторые вещи люди не рассказывают даже самым близким. Ведь даже ее муж ничего не знал о ее страшных мыслях. Она даже не написала прощального письма, как это бывает в таких случаях. Лишь одну sms-ку за несколько минут до смерти она отправила мужу.
    — И что там было? — тревожно спросила Даша.
    — Я не знаю. Ее муж не сообщил мне содержание послания. Видимо это было что-то личное и принадлежащее лишь ему.
    — Виктор Викторович, — опустив голову, продолжала Даша, — на самом деле это я виновата в ее смерти.
    — Не говорите так.
    — Но это так. Я должна была уберечь ее от этого. Когда я узнала, что Руслана уже давно думает о самоубийстве, я решила, что этого быть не может. Я была не осторожна с ней и прямо спросила. А она так сразу изменилась в лице: побледнела, глаза напряглись. Она даже ничего не ответила, вскочила и побежала куда-то, а я даже и не подумала ее догнать. Мы ведь буквально вчера с ней в кафе встретились после работы.
    — А откуда вы узнали, что Руслану посещают мысли о самоубийстве? — напряженно спросил Виктор Викторович.
    Даша молчала. Она уже начала рассказывать и даже решила рассказать и о Драгане, но теперь что-то останавливало ее. Стоил или нет говорить ему все? Что он подумает и как к этому отнесется? Решит, что она сошла с ума на фоне самоубийства Русланы? Даша почувствовала себя ужасно одинокой, но решила попробовать все рассказать.
    — Я даже не знаю, с чего начать? — призналась девушка.
    — Не важно с чего. Главное начтите. А там все пойдет само собой, — предложил Виктор Викторович.
    — Примерно месяц назад нам с Русланой в почтовый ящик были подброшены сходные приглашения. Некий Драган, которого мы никогда не знали, и имя его нам ровным счетом ничего не говорило, кроме его необычности, приглашал нас на празднество. Был указан адрес и время. Приглашение было написано на помятом листе бумаги, карандашом. Руслана, будучи рассудительной правильно решила, что идти туда будет большой ошибкой. И конечно она не пошла, выкинула приглашение и забыла. Я тоже решила не забивать себе этим голову, но не буду скрывать, что мне все же было очень любопытно узнать, что же там такое будет. До дня указанного в приглашении было еще две недели. Я бы, наверное, и забыла об этом, но в назначенный день я случайно обнаружила понятое приглашение в своей сумочке. Я твердо решила сходить, просто ради интереса. Руслане я ничего не сказала. Я вообще никому ничего не сказала. Была указана улица Андропова. А как вы знаете, там много магазинов, кафе и прочих интересных заведений. И я решила, что это, наверное, какая-то вечеринка. Но дом 15, в который мы были приглашены вовсе не был ни клубом, ни даже самым простым кафе. Это был старый, разваливающийся дом, не жилой. Конечно, света в окнах не было. Я уже решила, что это розыгрыш, и кто-то сейчас катается со смеху, наблюдая как я в растерянности стою перед этим домом. Хотела уже было уходить, как вдруг ровно в 20:15, в назначенное на приглашении время в окне на втором этаже зажегся свет. Я очень этому удивилась и испугалась, но решила идти до конца, раз пришла. Войдя в дом, я встретила очень странного мужчину. Это и был Драган.
    Даша вдруг замолчала и опустила голову. Виктор Викторович же все это время слушал девушку с нескрываемым интересом и беспокойством.
    — Ну что же было дальше? — осторожно спросил он.
    — Вы, наверное, решите, что я сумасшедшая, — устало вздохнула Даша.
    — Ну почему же, — улыбнулся Виктор Викторович. — Рассказывайте дальше.
    — Мне этот Драган с первой же секунды не понравился. И не зря. Этот человек самый настоящий дьявол, — заявила Даша.
    Виктор Викторович от неожиданности закашлял. «Бедная девочка, — подумал он про себя, — такой удар». Но виду не подал, хотя давно все решил.
    — Дьявол, вы говорите. А с чего вы это взяли?
    — Он знал, что Руслана покончит с жизнью. Да он и сам признался мне в том, что он колдун. Он очень опасен! Очень! Он забирает у людей их души в обмен на доски.
    Даша так возбудилась своим рассказом. В какой-то момент для нее уже перестало иметь значение, что подумают о ней. Ей необходимо было говорить, и она продолжала.
    — Какие еще доски? — удивился Виктор Викторович.
    — Да я и сама не очень во все это верю. А он утверждает, что моя доска уже почти закончилась и хочет продать мне чистую доску в обмен на мою душу.
    Виктор Викторович не знал, что сказать. Ему было искренне жаль Дашу, и очень хотел ей помочь.
    — А Руслана была нужна ему тоже. Он хотел дать ей яд и тоже забрать душу. Но я все испортила. Теперь он мне это не простит и не хочет оставить меня в покое. Я не знаю, что мне и делать.
    Даша подняла молящий взгляд и прочитала в глазах Виктора Викторовича именно то, что она и ожидала. Он, конечно, не поверил ей. Он решил, что она сошла с ума. Даша вздохнула:
    — Вы мне не верите, — сказала она. — Впрочем, я другого и не ожидала. Это нормальная реакция нормального человека.
    — То, что вы говорите, по меньшей мере, странно, — признался Виктор Викторович.
    — Да, — кивнула Даша. — Но мне стало даже легче.
    — Все же я советую вам сейчас пойти домой и отдохнуть. Я забуду то, что вы сейчас говорили и вы забудьте. И знайте, Дарья, вы не виновны в смерти Русланы.
    Даша ничего не ответила. Виктор Викторович ушел, тихо закрыв за собой дверь.
    Даша осталась одна со своими странными мыслями. А может, она и в самом деле сошла с ума? Но ведь Драган не сон. Он на самом деле существует. Он есть и возможно сегодня опять придет к ней. А что если никто кроме нее его не видит? Даше стало страшно. Она подумала, что нет человека в этом мире, который бы поверил ей. Теперь этого человека нет. А ведь Руслана, какими бы разными они не были, наверное, поняла бы ее сейчас. Где сейчас она? Зато ей, наверное, уже не страшно. И правильно, что она не пошла к Драгану. А что же будет теперь с ней? Как же ей теперь жить дальше со всем этим. Если бы был такой человек, который мог бы объяснить ей все. Но такого человека не было. Был лишь Драган, который теперь уже не оставит ее в покое. Она была в этом абсолютно уверенна.
    Даша вышла из клиники и не спеша пошла по улицам. В лицо дул холодный ветер. Становилось холодно. Даша поежилась. Она не хотела возвращаться домой и просто шла. Весь ее простой мир рушился у нее на глазах, и она не могла ничего сделать. Когда раньше в ее жизни появлялись непреодолимые трудности, она просто отказывалась от них, ложилась спать, а утром начинала жить сначала. Все было просто в ее прежней жизни. Но теперь Даша понимала, что больше она так жить не сможет. Был Драган, который говорил ей странные вещи, угрожал ей, а она и не знала теперь чему верить. Из сумочки зазвонил телефон. На дисплее высветился номер Русланы. Даша вздрогнула, остановилась, страшно было отвечать.
    — Алло, — наконец ответила она, настойчивому звонку.
    — Даша, здравствуй.
    Девушка узнала голос Димы, мужа Русланы. Только голос был каким-то старым, уставшим.
    Дима хотел встретиться. Договорились. Даша повесила трубку и прекрасно поняла, для чего он хочет с ней встретиться. Он тоже думает, что они с Русланой были лучшими подругами. Надеется, что она ему все тут же расскажет. Но что она может ему рассказать? Что она виновата в смерти Русланы? Рассказать про Драгана? Бред! Он тоже решит, что она сошла с ума. Даша шла и все думала, что сказать Диме. Соврать, придумать сказку для его ушей, постараться, на сколько это возможно, успокоить его, облегчить его страдания? Даша совсем не знала Диму. Видела его почти мельком, когда он иногда заходил за Русланой после работы. Разве так должно было быть, если все считают, что они были лучшими подругами. Они договорились встретиться в восемь часов в кофейне. Даша пришла на пол часа раньше и сидела за столиком с совершенно пустой от мыслей головой. Дима опаздывал. Даша уже стала надеяться, что Дима возможно не придет. В половине девятого Дима показался в дверях кофейни. Он очень изменился, похудел и постарел, в волосах серебрилась прядь седых волос. Глаза были красными и напряженными. Увидев Дашу, Дима постарался улыбнуться, но у него это плохо получилось. Он сел напротив Даши. А Даша все никак не могла решить для себя, что же она сейчас ему скажет. Дима был таким жалким и несчастным. Для него смерть Русланы была очень сильным ударом.
    — Даша, — чуть слышно начал Дима. — Я знаю, мы с тобой никогда не были достаточно близки. Но мне не к кому больше обратиться. Вы ведь с Русланой были подругами.
    « Ну вот, опять. И он туда же», — подумала про себя Даша.
    — Я никогда не думал, что в ее светлой голове могут рождаться такие страшные мысли.
    — Дима, я понимаю, это прозвучит для тебя странно, но мы не такие и близкие подруги, как все вокруг думают.
    Сказанное Дашей, казалось, совершенно не удивило Диму.
    — Руслана даже со мной была недостаточно близка. Она всегда была в чем-то скрытной. У нее был какой-то странный внутренний мир, который всегда был под запретом. Я надеялся, что со временем она раскроется мне. Но ничего не происходило. Скоро я просто смерился с ней, такой, какой она была, но глубоко внутри надеялся, что однажды она сама расскажет мне то, что было в ее душе. Руслана никогда не рассказывала мне о своем детстве. Ее прошлое находилось под запретом и не только для меня, но и для нее самой тоже.
    Даша ушам своим не могла поверить. Она ведь и на самом деле ничего не знала о Руслане, но Дима не знал еще больше. А ей всегда казалось, что в ее идеальной семье царит понимание и доверие.
    — Тебе, наверное, странно это слышать, но мне все чаще и чаще казалось, что Руслана не живет, а играет в жизнь, и игра ей эта дается очень нелегко.
    Даша слушала и чем больше она слушала, тем больше не верила своим ушам. Неужели Драган был прав, и Руслане жизнь была совершенно не нужна.
    — Я был для нее плохим мужем. Я виноват в том, что случилось, — заключил Дима и бессильно опустил голову.
    — Ты не виноват, — возразила Даша.
    — Я слабый. Я ничем не мог ей помочь.
    — Вот именно, ты ей не чем не мог помочь.
    — Но должен был. Как мне теперь жить с этим?
    — Послушай, я тоже никогда не могла подумать, что она может это сделать. Для меня, как и для всех, кто ее знал, это было ударом.
    — Даша, умоляю тебе. Может быть, тебе она хоть что-нибудь говорила. Может, намекала или в разговоре проскакивали эти страшные мысли?
    Дима смотрел на Дашу с мольбой и надеждой. Девушка задумалась. Рассказать ему о Драгане? И что дальше? Это его все равно не успокоит.
    — Нет, Руслана мне никогда ничего не говорила.
    — Она даже мне не оставила письма. Лишь короткая sms-ка.
    — А что было в сообщении? — заинтересовалась Даша.
    — Одно слово: «Пора». Тогда я еще не знал, что она через пять минут броситься под грузовик.
    — Пора, — повторила Даша.
    — Да, пора. А сегодня я встал и подумал, что мне тоже пора.
    Глаза Димы загорелись опасным огнем. Даша затревожилась.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Я не могу жить без Русланы. Я тоже уйду за ней. Мне тоже пора.
    Даше захотелось убежать, заболела голова. «Да что же происходит со всеми. И он туда же». Опять вспомнился Драган. А не такие уж и глупости он говорил. Стало страшно. А что если Драган прав? Несчастный Дима. Как ему сложно смериться с утратой Русланы. Какой же он на самом деле слабый и совершенно неприспособленный к жизни.
   
    За пол часа до полуночи Даша вернулась домой. В темной квартире пахло Драганом, точнее его тонкими сигарами. Спать не хотелось. Даша села на кровать и посмотрела в темноту комнаты. Эта темнота напомнила ей Драгана. Руслана покончила с жизнью. Дима тоже с ненормальным трепетом думает об уходе из жизни. А на ее душу положил глаз самый настоящий Колдун. Все было похоже на странный сон. Как поступить? Может быть сегодня ночью Дима решит уйти из жизни? Может быть она последняя, с кем он разговаривал? А она ведь даже не убедила его. Не поддержала. Даша поняла, что она совершенно не приспособлена давать людям дельные советы. Вчера она подтолкнула Руслану под машину, сегодня возможно подтолкнула Диму в петлю. По всему телу пробежала дрожь. Она схватилась за телефон и набрала номер Димы. Длинные гудки. Трубку никто не брал. Даша испугалась. Схватила пальто и выбежала из дома. Город спал, укутанный белоснежной ночью. Выбежав на дорогу, Даша поймала машину, назвала адрес и поехала к Диме. Лифт не работал. Даша вихрем пронеслась по лестнице на пятый этаж и позвонила в дверь. Позвонила еще раз и еще. Прислонилась ухом к двери и послушала. За дверью царила абсолютная, чистая тишина, опасная тишина. Даша начала как сумасшедшая стучать в дверь, но никто не отзывался. Неужели он сделал это? Неужели? Даша наделала такого шума, что разбудила соседей. Из двери напротив выглянула спящая, немного понятая мужская голова и увидела опустившуюся на колени перед закрытой дверью Дашу.
    — Девушка, вы знаете который час?
    Услышав голос за спиной, Даша тот час встала на ноги и бросилась к открывшейся двери.
    — Понимаете, — начала она объяснять помятой голове, — Дима, ваш сосед. Он не отвечает на звонки. Я волнуюсь за него. Он говорил сегодня о самоубийстве. Я боюсь за него.
    Сказанное Дашей не произвело на голову незнакомца никакого впечатление. Его сейчас волновало лишь то, что его таким вот наглым образом разбудили и оторвали от подушки. Ему было совершенно безразлично, что творится сейчас в мире.
    — А от меня-то вам что надо? — проворчал мужчина.
    — Вы должны позвонить, вызвать скорую и… и пожарных, чтобы открыли дверь.
    — Вам надо, вы и звоните, — равнодушно сказал мужчина и закрыл дверь.
    Даша оказалось перед закрытой дверью равнодушия. Злиться на соседа было некогда. Даша схватили телефон, набрала 01. Скорая и пожарные приехали быстро. Взломали замок. Дима лежал на полу в ванной, без сознания, в крови. Такой белый, как смерть, но с улыбкой на лице. Его быстро увезли, он еще был жив. Даша поехала в больницу вместе с ним. Два дня она провела в больнице, не отходя от Димы. На третий день ей пришлось оставить его. В тот день состоялись похороны Русланы. Даша не хотела идти на них, но не могла не пойти.
    Дул холодный ветер. Солнце пряталось за тучи. Оно не хотело смотреть на этот серый мир. Предновогодняя зима больше не казалась праздничной. Она затянулась, превратилась в бесконечную пытку. Даша шла на кладбище. Ей казалось, что новый год уже никогда не наступит. Думала, что время остановилось. Даша даже знала, кто остановил время. Это без сомнения был Драган.
    На похоронах Даша старалась быть в стороне от родителей Русланы. Она избегала взглядов и разговоров. Замкнулась в себе, в своих мыслях. Гроб был закрыт. Авария сильно обезобразила Руслану. Даша вздохнула. По крайней мере, она не увидит ее лица. Все было как во сне. Даша не могла даже плакать.
    На следующий день после похорон Дима открыл глаза и вновь увидел мир, увидел Дашу. Он тут же понял, что это она спасла его от смерти, и устало вздохнул. Он так хотел умереть, он думал о смерти, как о спасении и теперь она не дала ему уйти, не позволила встретиться с Русланой.
    — Зачем? — спросил Дима. — Зачем ты сделала это?
    Даша смотрела на него и молчала. Зачем?
    — Ты сейчас должен быть сильным, — неуверенно говорила Даша. — Ты же мужчина.
    Дима печально засмеялся:
    — Мужчина? Какая теперь разница? Дарья, ты спасла меня сейчас. Понимаю, ты хотела как лучше. Но я уже умер. Я умер, когда узнал, что случилось с Русланой. Я люблю ее и мне пора.
    Даша покинула больницу. Облегчение, которого она так ждала, не наступило. Действительно ли она спасала его? Может, она спасала себя?
    Покрутившись по городу, Даша оказалась перед домом номер 15 на Андропова. Значит Драган. Даша зашла в дом. Было темно, на ощупь она поднялась наверх, откуда горел свет. Драган был дома. Даша была уверенна, что он ждет ее, что он знает, что она сейчас поднимается по лестнице и вот-вот войдет в комнату.
    Драган сидел в своей привычной позе на подоконнике и курил сигарету.
    — Тебе не надоело постоянно курить? — спросила Даша, входя в комнату.
    — Добрый вечер, Дарья-спасительница! — воскликнул Драган.
    — Для меня он не такой уж добрый, — буркнула в ответ девушка.
    — Ну да, ну да, — кивнул в ответ Драган. — Кстати, присаживайся. Я для тебя кресло починил. Еще вчера.
    В углу стояло кресло-качалка. Даша прошла и села в кресло.
    — А почему спасительница, — спросила Даша.
    Драган улыбнулся.
    — А ты не догадываешься?
    — Нет, — резко ответила Даша. — Я не собираюсь отдавать тебе душу.
    Драган рассмеялся.
    — Из вредности что ли? С каждым днем все больше и больше удивляюсь твоему эгоизму. И зачем же ты сейчас здесь?
    — Хочу понять, что происходит.
    — И ты пришла за ответом ко мне? Ты же не веришь не единому моему слову. Называешь сумасшедшим. Разве нет?
    — В некотором роде ты был прав.
    — В некотором роде? — улыбнулся Драган.
    — На счет Русланы. Она и в правду помышляла о самоубийстве.
    — Люди не меняются, — вздохнул Драган. — Не хотят верить опытному человеку. Пока шишку не набьют себе, не поверят. А послушала бы меня, не винила бы себя и не пришлось бы за мужем ее бегать.
    — Откуда ты знаешь про Диму? — удивилась Даша.
    — Я прекрасно знаю людей.
    — Ты что, следишь за мной.
    — Мне это не требуется. Я вот с этого подоконника прекрасно могу за всем наблюдать. Хочу тебя поздравить. Ты исправила свою ошибку и сделала мне огромный подарок.
    — О чем ты? — не поняла его Даша.
    — Я пришел сюда за Русланой, если ты помнишь? Но ты взяла и все испортила, а потом ты взяла и все исправила.
    Даша смотрела на Драгана, но совершенно не понимала, о чем он говорит.
    — Конечно, ты делала это вовсе не для меня, а для своего эгоистичного самолюбия. Ты винила себе в смерти Русланы. Потом Дима признался тебе, что тоже готовится покинуть этот мир. Ты понимала, что он сделает это, и опять виноватой окажешься ты. Ты, наверное, даже подумала, что на тебе проклятье. С кем ты не пообщаешься, все в этот же вечер кончают с собой.
    В глазах у девушки читался ужас, страх.
    — Ты знаешь о Диме, — прошептала Даша.
    — Все знаю. Когда же ты, наконец, к этому привыкнешь.
    — Ты думаешь, он сделает это снова?
    — Что?
    — А ты не знаешь?
    Драган улыбнулся.
    — Сделает. Обязательно сделает. Как только будет подходящий случай.
    — Значит, я зря спасала его, — вздохнула Даша.
    — Ну что ты. Конечно не зря. Ты сходи к нему и скажи, что у тебя есть один верный способ покончить с жизнью. И без осечек. Приведешь его ко мне. Все от этого только выиграют.
    — Ты с ума сошел? Хочешь, чтобы я привела его к тебе. На верную смерть. Да еще и душу у него заберешь.
    — Как же с тобой сложно. Ты вообще ничего не знаешь о душе. Душа для тебя, впрочем, как и для всех остальных людей — это сплошные потемки. А тем более, чужая душа. Душа человека, которого ты совершенно не знаешь. Да и вообще лучше о себе подумай. Ты ведь за себя волнуешься, а не за Руслану, и уж точно не за ее мужа. И боишься ты за себя. Тебе ведь важно душевное благополучие. А тут ты будешь винить себя еще и в смерти Димы.
    — Да, если бы он покончил с собой, я бы и в самом деле обвиняла себя в этом, — честно призналась Даша.
    — А ты не думала, что он сейчас возможно разочарован и вовсе не считает тебя спасительницей. Ты ведь встала не его пути. Он считает смерть спасением и грезит ей. Думает, что смерть сблизит его с Русланой. Кстати, ты сказала ему, что это после встречи с тобой Руслана так резко пошла на самоубийство?
    Даша молчала.
    — Нет, — ответил за нее Драган. — Так что отправляйся к Диме как можно скорее, пока он не совершил свою заветную глупость. Я жду его здесь.
    — Нет! — с вызовом крикнула в лицо Драгану Даша. Она вскочила с кресла как ошпаренная и направилась к двери.
    — Не упрямься, Дарья. Ты же хочешь ему помочь. Так сделай это. Пойми наконец, я свое все равно получу, — услышала вслед Даша.
    На улице было пустынно и тихо. Снег хрустел под ногами. Даша пошла в сторону набережной. Никто не встретился у нее на пути. Даша чувствовала себя ужасно одинокой. Хотелось все забыть, но теперь она знала точно, что это почти невозможно. И почему она так упрямо не хочет смириться с тем, что происходит. За последнее время она как сумасшедшая метается. А еще бессонница вошла в ее жизнь. Странно заканчивается год. Даша вышла на набережную, как раз в том месте, где Драган когда-то показал ей смерть. Не хотелось верить, что скоро смерть придет и за ней. Что за доски? Глупо. А если она и поверит в их существование, как поверить в то, что ее доска уже все в записях. И неужели люди умирают только потому, что их доски заполнены? Наверное, Драган мог бы ответить ей на эти вопросы. Но Даша упрямо не хотела признаться ему, что она верит во все, что он ей говорил.
   
    Драган сидел на подоконнике и курил. Глаза его были устремлены за окно на улицу, но на самом деле он смотрел глубоко в себя. Многое он видел в этом мире. Последнее время он даже научился предсказывать мир, хотя никогда он этим не занимался. Он просто хотел знать, что будет со всем миром. Он не любил мир и не любил людей. Люди отвернулись от него, когда он был еще ребенком, и он тоже отвернулся от людей. Люди не знают о нем, но он им необходим для жизни. Он считал себя победителем над людьми. Когда-то давно он боялся, что однажды наступит день, и люди перестанут ценить свое материальное и обратятся внутрь себя, к своей бесценное душе. Но опасения его не оправдались. Люди не менялись. Сменялись цивилизации, росли города, но по-прежнему самой главной ценностью была жизнь, а значит, Драган всегда будет жить. И у него были души людей, которые так бездумно отдали ему ценители жизни. Теперь они мучились в нем, подчинялись его сильной душе Колдуна. И никуда они не могли уйти от него. Драган использовал весь их опыт, изучал все их ошибки.
   
    Прошла ночь, наступил новый шумный день. Все проснулись и опять понеслись. Все опять закрутилось. В пробках засыпали автомобили, спешили на работу мужчины и женщины. Даша прорывалась через суету в больницу к Диме. Она не знала, что скажет ему. Она еще не решила, что расскажет ему то, во что сама не до конца верила. Драган наверное прав. Он сильный, много сильнее ее, и уж конечно он получит то, что ему надо, с ее помощи или без. Сдаться, поверить ему? Тогда он оставит ее в покое, и она сможет жить дальше. Может быть он и прав, ведь пока все, что он ей говорил, оказывалось правдой. Так почему она не хочет поверить в это невероятное?
    — Привет, — улыбнулась Даша, входя в палату к Диме.
    Он выглядел почти здоровым. Он даже улыбался. Даше даже на миг показалось, что Дима изменил свое отношение к жизни, что он передумал. Но Даша ошиблась, а Драган опять оказался прав.
    — Ты сегодня выглядишь совсем здоровым.
    — Да, доктор говорит, что уже завтра я смогу отправиться домой, — улыбнулся Дима.
    — Вот видишь. Ты должен жить.
    Дима нахмурился:
    — Даша, пойми меня и прости. Я не хочу жить. Я только и жду того момента, когда уйду отсюда, чтобы уйти навсегда. Еще вчера я был в отчаянии и хотел повеситься прямо здесь, но когда доктор сказал, что дела мои идут на поправку, решил подождать и умереть дома, в тишине.
    Даша вздохнула и опустила голову. Драган был прав. Опять прав.
    — Ты это уже окончательно решил? — спросила она.
    — Я не хочу жить без Русланы. Это слабость. Называй, как хочешь, мне все равно. Я уйду. Даже если и во второй раз мне что-то помешает, я сделаю это в третий, четвертый, пятый раз, столько, сколько это будет нужно.
    — Послушай, если ты действительно считаешь это единственным выходом, то я, наверное, могу тебе помочь, — неуверенно говорила Даша.
    Дима внимательно посмотрел на девушку.
    — О чем это ты?
    — Ну, я говорю, что знаю, как тебе помочь уйти из жизни, — сказала Даша и дрожь пробежала по ее телу.
    Дима смотрел на нее и не верил своим ушам.
    — Даш, ты что такое говоришь?
    — Я знаю, что говорю. Ты, конечно, решишь, что я странная. Просто я знаю человека, который может продать тебе яд, который поможет тебе легко уйти из жизни.
    — Ты это серьезно? — глаза Димы загорелись от такого неожиданного и странного подарка.
    — Серьезнее не бывает, — вздохнула Даша.
    Они договорились, что завтра, как только он покинет больницу, они тот час отправятся к Драгану. О плате за яд Даша ничего не сказала. Она покинула больницу с неприятным осадком на сердце. Ну вот, теперь она его сообщница. Только этого не хватало.
    Даша переходила дорогу, когда прямо перед ней прямо под машину выбежала маленькая девочка. Удар. Крики. Девочка упала. Тут же набежали прохожие. Выбежал из машины напуганный, белолицый водитель. Крики и плачь. Девочка лежала на асфальте. Рядом с ее головой краснела маленькая лужица. Кто-то вызывал скорую. Всем было ясно, что девочка погибла сразу. А с противоположной стороны шла навстречу девочке смерть. Она посмотрела на Дашу, подмигнула ей. Даша вздрогнула. Все вдруг куда-то исчезло, мир провалился сквозь землю. Остались только Даша, смерть, девочка и маленькая лужица крови. Даша закрыла глаза и закричала, но ее крик никто не услышал. Она вдруг увидела себя вот так же лежащей на асфальте, бездыханной. К ней подходила смерть. Нет! Нет! Нет! Она еще слишком молода. Она не хочет умирать. Только сейчас Даша, наконец, по-настоящему подумала о смерти и о том, что Драган вовсе не шутил с ней. Хотелось спрятаться, но от смерти нельзя было спрятаться, нельзя убежать. Когда девушка пришла в себя, приехала скорая, девочку положили на носилки. Врачи скрылись в машине и быстро уехали. Толпа собравшихся прохожих стала расходиться. Кто-то тут же забыл о случившемся и уже рассказывал анекдоты, кто-то еще повздыхал и тоже пошел дальше по своим делам. Молодые люди вообще очень быстро забывают такте моменты, они живут и не думают о смерти, она ведь слишком еще далеко. А вот старым людям смерть ближе. Она уже маячит на горизонте. Она уже близко, совсем близко.
    Даша шла по улицам пораженная и напуганная увиденным. Она никак не могла понять, как же так получилось, что совсем маленькая девочка погибла вот так. Причем здесь ее доска? Как смерть еще совсем молодых людей, которые еще и сделать ничего не успели, объяснит Драган? Даша шла и все думала о этой маленькой девочке, за которой пришла смерть и никак не могла найти ответа на вопрос: «Зачем?».
    — Я сегодня видела смерть, — сказала Даша, заходя в комнату Драгана и находя его в привычной для себя позе.
    Драгана это заявление ни чуть не удивило. Его вообще ничего не удивляло.
    — Как близко? — спросил он.
    — Она переходила дорогу. Она посмотрела на меня и подмигнула мне.
    — Ты у нее уже на примете. А что она там делала?
     — Она пришла за маленькой девочкой, которую у меня на глазах сбила машина. Смерть была очень похожа на ту маленькую девочку, только у нее не было глаз, но я знала, я чувствовала, что она смотрела на меня. Она была такая же маленькая. И кроме меня ее больше никто не видел. Совсем маленькая девочка, еще совсем ребенок. Почему так? Я не поверю никогда, что ее доска за пять или даже меньше, лет жизни, уже полностью исписана.
    — Значит такая у нее доска, — спокойно ответил Драган.
    — Что это значит? Я думала, что доски у всех одинаковые.
    — Я бы не сказал, что все доски одинаковые. В мире вообще нет ничего абсолютно одинакового.
    — Тогда почему она погибла?
    — Потому что доска ее закончилась. А как это случилось, я не знаю. Я не знаю эту девочку. Каждую секунду кто-то умирает, но я не знаю по каким причинам заполняются доски каждого из них.
    — Я думала, ты все знаешь.
    — Еще вчера ты говорила, что не веришь мне. Не единому моему слову. Что же изменилось? Неужели ты, наконец, поняла, что я говорю тебе правду? Неужели, чтобы понять, что жизнь твоя висит на волоске, тебе надо было лицом к лицу столкнуться со смертью? Какие же глупые люди. И вообще, ты забиваешь себе лишним голову.
    — Завтра я приведу тебе Диму, — сказала Даша.
    Драган посмотрел на Дашу внимательно и самодовольно улыбнулся. Он всегда получает свое.
    — Очень хорошо, — ответил Драган. — И он готов отдать мне душу за каплю яда?
    — Я не говорила ему ничего про плату. Сам с ним разговаривай. Но когда он узнал, что я могу помочь ему, сказал, что готов все отдать лишь бы покинуть мир и встретиться с Русланой на небесах.
    — На небесах? — засмеялся Драган. — Несчастные люди. Все надеются на небеса.
    Даша ничего ему не сказала.
    — Ладно. Завтра приводи его сюда. А что ты для себя решила. Готова ты наконец примерить на себе новую судьбу или будешь продолжать испытывать эту, пока наконец смерть не придет за тобой.
    — Мне надо подумать, — тихо сказала Даша.
    — Подумать? В твоих глазах страх смерти. Ты ее боишься, очень боишься, а она это хорошо чувствует. Она уже дышит тебе в затылок. Думай, думай. Но знай, что и я тут долго задерживаться из-за тебя не буду. Таких как ты в мире много.
    — Дай мне сигарету, — попросила Даша.
    — Чтобы лучше думать?
    — Да.
    — Они не сильно помогают думать.
    — Вся моя квартира ими пропахла. Однажды ты выронил сигарету у меня на кухне, а выкурила ее. Что там за трава?
    — Это трава растет на земле, где я родился, — ответил Драган. Лицо его переменилось. Оно смягчилось, а в глазах появилась усталость.
    — Так ты дашь мне сигарету?
    — Нет, — резко ответил Драган. Одним махом стряхнул он с себя усталость и стал прежним. Взгляд стал язвительным, глаза заблестели.
   
    Дима встретил Дашу улыбкой, полной таинственного счастья. Весь он трепетал и был похож на сумасшедшего. Это был совсем не тот Дима, который когда-то встречал Руслану после работы. Все было каким-то не таким. Даже зима была в этом году совсем другой.
    — Я всю ночь не спал, — шепнул ей на ухо Дима. — Я все думал. Я боялся, а вдруг ты пошутила. Вдруг ты решила отговорить меня от смерти. Это ведь не так, Даша?
    — Нет. Все в силе, — ответила Даша и поежилась. Она вела Диму на смерть. Она играла в смерть. Диме не было страшно, а вот Даше было очень страшно.
    Они пришли к дому номер 15 на улице Андропова. Драган сказал ей, чтобы она лишь проводила его, а сама не ходила. Даша сказала Диме, что на втором этаже в комнате номер 13 его ждет человек. Дима благодарил его. Даша последний раз видела Диму. Она можно сказать сама привела его к смерти. Драган конечно видел все из окна. Даша не смела поднять глаза вверх. Она боялась увидеть там Драгана. Дима скрылся за скрипучей дверью. Даша повернула и пошла в неизвестном направлении.
   
    Дима поднялся по лестнице на второй этаж. Таким счастливым он не чувствовал себя уже давно. Ему было легко и хорошо. Он почти взлетел на второй этаж. Постучал в дверь, и дверь открылась. Перед ним стоял Драган.
    — Здравствуйте, — улыбнулся Дима и протянул руку.
    Но Драган в ответ руку не протянул и лишь кивнул.
    — Я Дима.
    Драган поморщился:
    — Ну к чему сейчас весь этот этикет. Смерть не знает этикета.
    — Да, да, я поминаю, — кивнул Дима.
    — Проходи, садись, — предложил Драган, указывая на кресло-качалку в углу.
    Дима покорно прошел и сел.
    — Даша говорила мне, что у вас есть очень действенный яд.
    — Да. Я могу вам в некотором роде помочь.
    — У меня есть квартира, — вдруг вспомнил Дима. — Я могу вам ее отдать. А еще машина. Мне теперь ничего это не нужно. Я хочу уйти, мне пора встретится наконец со своей любимой.
    Драган незаметно усмехнулся.
    — Мне не нужны ваши материальные ценности. Мне нужно от вас нечто иное.
    — Если это в моих силах вам дать. Я готов отдать вам это незамедлительно, — уверенно сказал Дима.
    — Отлично. Мне нужна ваша душа.
    — Что, простите?
    — Душа, — повторил Драган.
    — Но что для вас моя душа? — удивленно спросил Дима и недоверчиво посмотрел на Драгана.
    — Вы же только что сказали мне, что готовы отдать мне все что угодно, лишь бы это было вам по силам, — напомнил Драган.
    — Да, я так сказал. Но я просто представить себе не могу, как я отдам вам душу.
    — Об этом можете не волноваться. Просто дайте свое согласие. А я в замен дам вам яд.
    — Всего лишь согласие? — удивился и обрадовался Дима.
    — Всего лишь согласие, — кивнул Драган.
    — Я согласен.
    — Уверены?
    — Абсолютно. Я согласен.
    Драган запустил руку в карман и извлек оттуда маленький пузырек, на дне которого была маленькая капелька темно-синей жидкости. Драган протянул пузырек Диме.
    — Спасибо, — сказал Дима, принимая пузырек. Он смотрел через стекло на маленькую капельку с восхищением.
    Уходя, он еще раз поблагодарил Драгана, на что тот ничего не ответил.
    — Если увидите Дашу, поблагодарите ее еще раз за меня, — сказал Дима в дверях.
    Потом он развернулся и навсегда ушел. Драган получил еще одну душу.
    В тот же вечер Дима принял яд, надеясь, что он вот-вот встретится с Русланой. На самом деле душа его, возмущенная и обманутая полетела прямиком в руки Драгану.
    Тело Димы нашли через день. Он лежал на кровати среди фотографий Русланы. На большом зеркале напротив кровати маркером было написано: «Пора».
   
    Даша, проводя Диму к Драгану, вернулась домой. Она опять не спала. Сидела в углу комнаты и боялась смерти. Дима уже принял яд. Дима уже понял, что его обманули. Даша тоже поняла это лишь сейчас. Не ждет его на небесах Руслана, и он туда никогда не попадет. А попадет он в лапы к Драгану. Дима хотел умереть и он умер. Но он ведь хотел умереть для того, чтобы воссоединиться с Русланой.
    В дверь тихо постучали. Даша знала, что это Драган. Теперь он пришел и за ней. Он пришел продать ей доску, чтобы она дальше жила и радовалась жизни. А получится ли у нее это? Даша медлила и не хотела подходить к двери. Но Даша знала, что Драган терпелив как никто и он не уйдет. Он знает, что она дома. Он дождется ее.
    Даша вздохнула, встала с холодного пола и пошла к двери.
    На пороге стоял Драган.
    — Он уже твой, да? — спросила Даша с порога.
    — Да.
    — Он разочаровался смертью, правда?
    — Он хотел смерти. Он получил свое.
    — А ты получил свое, — добавила Даша, впуская Драгана в темную квартиру.
    — Я всегда получаю свое, — улыбнулся Драган. — Каждый получает то, что желает. А в твоих глазах поселился страх, страх смерти. Когда человек чего-то хочет, он хочет только это и больше ни о чем не думает. Ты сейчас тоже думаешь только о том, как бы сохранить свою жизнь. Ты ведь не думаешь сейчас о том, что будет после смерти. Тебя больше волнует жизнь. Ты ведь еще так молода, так прекрасна. Это не справедливо. Умирать сейчас, когда впереди должно быть столько всего интересного. Ведь ты о себе думаешь сейчас. Разве нет?
    Даша молчала. Драган был прав, прав как это не странно и невозможно. Драган прав, как бы фантастически это не звучало. Драган прав.
    — Ты прав, — сказала Даша, опускаясь на колени. — Но я хочу забыть все. Перечеркнуть все, что было.
    — Ну раньше у тебя это совсем неплохо получалось, — напомнил Драган.
    — Но ты ведь Колдун.
    — И что?
    — Ты ведь можешь дать мне какое-нибудь снадобье, чтобы я забыла все, что происходило со мной все эти дни.
    — Ты меня явно с кем-то путаешь, — засмеялся Драган. — Я не варю по ночам снадобья в подвале.
    — Но ты же Колдун!
    — Колдун и что дальше?
    — Ничего, — буркнула Даша.
    — В этом я тебе помочь не могу. Я же и так даю тебе еще один шанс.
    — А как я узнаю, что получила еще одну доску?
    — Тебе перестанет преследовать смерть. Ты успокоишься. У тебя появятся не характерные для тебя прежней мысли и чувства, ведь у тебя будет новая судьба, которая когда-то принадлежала другому человеку. Но ты можешь менять ее по своему усмотрению.
    — А я могу выбрать доску? — продолжала спрашивать Даша.
    — Конечно, — глаза Драгана загадочно заблестели. — Я предложу тебе несколько досок, а ты уж сама выберешь, какая тебе больше нравится.
    — Ну, предлагай, — легко согласилась Даша.
    Драган предложил ей несколько судеб.
    — Во-первых, мужчина, с рождения больной загадочной болезнью, которая приносила ему лишь ужасную боль, которая не давала ему жить. Он искал смерти и больше не о чем и не мечтал и он нашел меня. Теперь его душа, как и его доска, принадлежит мне. Еще могу предложить тебе доску девушки с изуродованным лицом. И, наконец, — Драган замолчал, как будто подыскивая нужные слова. — И, наконец, у меня есть одна старая доска девушки, которая жила в 15 веке в Хорватии. В те времена на территорию Хорватии повадились с набегами турки-османы. У девушки той был любимый, они собирались пожениться. Но неспокойные годы не давали им быть достаточно счастливыми. Он был горячим и воинственным парнем и 29 августа 1526 года при Мохаче был убит турками. Девушка не смогла смириться с утратой. Слишком сильно она его любила. Без него дышать не могла. Она нашла меня и умоляла дать ей каплю яда.
   
    Драган рассказал Даша о своих предложениях и ушел, оставил Даше ночь, чтобы выбрать доску и все обдумать. Драган знал уже, какой выбор сделает девушка. Но уже давно решил для себя, что даст ей именно доску той девушки 15 века.
   
    Драган вернулся в свой сырой, холодный дом. Поднялся на второй этаж, закурил. Утром Даша скажет ему, что выбирает себе судьбу девушки из Хорватии.
    Драган закрыл глаза, задумался, начал вспоминать. Перед его глазами был большой, теплый город, узкие улочки, каменные мостовые. В лицо подул горячий, сухой ветер с песком. По улицам едут повозки, запряженными ослами. Двухэтажный дом с миниатюрным балконом на втором этаже. Там живет юная красавица. Ее зовут Роза. Ее родители спешно сватают ее, ведь ее заметили за городом со странным мужчиной, о котором идет дурная слава. А она любит его, любит сильно и безответно. Не может она без него. Она готова стать даже его служанкой, лишь бы только быть с ним рядом. Она готова навсегда уйти из родного дома, убежать от родителей, лишь бы быть с ним. А он к ней равнодушен. И не потому что она не прекрасна как весенний цветок. Он равнодушен ко всем. Он не любит людей. Он лишь изучает их. Однажды она приходит к нему и предлагает свою душу в обмен на яд. Она говорит, что не может и не хочет жить без него. Она понимает, что ее тело, ее сердце ему не нужны. Она знает, что ему нужна ее душа. И она готова отдать ему свою душу. Он дает ей яд. Она умирает у него на руках с улыбкой на лице.
    В окно постучал ветер. Драган очнулся от своих мыслей. Теперь он хотел знать, как отразиться на Даше ее новая судьба. Он уже готов был даже поспорить сам с собой. С каждой минутой он предвкушал нечто очень интересное. Он с нетерпением ждал утра. Никогда раньше он не предпринимал таких экспериментов с досками. Но всегда знал, что однажды он сделает то, что когда-то задумал. Теперь ему подвернулась Даша, девушка с интересной, как ему казалось, судьбой и душой не менее интересной. Судьбу несчастной Розы должна была примерить Даша. Как она поступит с ней, как на ней отразится эта новая судьба? Драган предчувствовал нечто интересное. Он будет наблюдать за этим представлением. Он будет его режиссером.
   
    Когда Драган покинул Дашу, она осталась наедине со своими мыслями. Она не знала, стоит ли долго думать над тем, какую судьбу выбрать. Выбор ей казался даже слишком очевидным. Доски больного и изуродованной ее не очень-то привлекали. А романтическая история девушки, история о несчастной, трагической любви завораживала ее. Легкий трепет окутывал Дашу. Ей казалось, что это и будет настоящая новая жизнь.
   
    Утром Даша сама пришла к Драгану, который уже ждал ее. Она оправдала его надежды и выбрала ту самую доску. Драган дал ей длинную сигарету, от которой пахло незнакомой травой.
    — Выкуришь ее сегодня дома. Предварительно выключишь все электроприборы, закроешь все форточки. Когда ты придешь в себя, у тебя будет твоя новая судьба.
    — А ты после моей смерти получишь мою душу, — добавила Даша.
    — Да, — кивнул Драган. — Меня ты больше не увидишь никогда. Не сможешь найти меня, даже если будешь искать.
    — Ладно. Тогда, прощай, — улыбнулась Даша, пряча сигарету в карман.
    Драган ничего не сказал, не попрощался. Потому что он никогда не прощался, никогда.
   
    Даша ушла, а Драган довольно потирал руки. Он совершил прекрасную сделку. Теперь Драган получил не только очередную душу, но и прекрасную возможность понаблюдать за тем, что Даша будет делать с тем, что свалится на нее и как она будет с этим бороться, если конечно будет бороться.
    Даша пришла домой, достала из кармана сигарету, повертела ее в руках. Она все еще с трудом представляла, как у нее появится вот так после выкуренной сигареты новая судьба и как она это почувствует. Даша сняла пальто и села в кресло. Сигарета была чуть тоньше и чуть длиннее, чем те, которые обычно курил Драган. И пахло от нее какой-то незнакомой травой и теплом.
    Даша закрыла в квартире все форточки. Выключила свет. Нашла на кухне зажигалку и вернулась с ней обратно в кресло. Зажгла сигарету и поднесла ее к губам. Вдохнула в себя терпкий дым. С каждой новой затяжкой на душе становилось все спокойнее и теплее, беззаботнее и тише. Дым был густым и вязким. Он расплывался по квартире, цеплялся за мебель, повисал на шторах. Скоро дым полностью заполнил комнату и затуманил глаза. Даша потеряла связь с миром, закрыла глаза и уснула, опустив голову. Перед тем как закрыть глаза она сделала последний глоток дыма, заполнив им легкие.
   
    Где-то, в центре города, Драган, стоя у окна сделал глубокий вздох, закрыл глаза и улыбнулся.
   
    Даша открыла глаза лишь через сутки. Поначалу, она решила, что прошло не больше пары часов. На сердце было легко и спокойно. Что-то внутри было не так, и Даша не могла сразу сказать, что же именно произошло. Она чувствовала, что не выспалась. В голове была небольшая тяжесть. В комнате пахло весной, казалось, что здесь только что прошел дождь. А еще Даша теперь могла с полной уверенностью сказать, что именно сегодня она начинает новую жизнь. Жизнь с чистого листа, с частой страницы. Даша встала, приняла душ. Она больше не думала ни о Руслане, ни о Диме. Ее больше не беспокоила вина в их смерти. Все было совсем по-новому. Даша собиралась на работу. Вдруг вспомнился Драган. Он ее теперь больше не будет беспокоить, он больше не встанет у нее на пути. Она его больше никогда не увидит. В сердце что-то кольнуло, но уже через секунду все прошло. Даша пошла на работу.
    День прошел отлично. Вечером Даша собиралась в клуб. Ей вдруг захотелось немедленно с кем-нибудь познакомиться, закрутить роман. С подружками она договорилась встретиться уже в клубе. Клуб находился на набережной. Даша приехала в центр города и пошла по Андропова, в сторону набережной. Проходя мимо дома номер 15 она остановилась, посмотрела на второй этаж. В окне, у которого раньше сидел Драган было выбито стекло. Колдуна там уже не было. Даша улыбнулась и подумала про себя: «А все-токи хорошо, когда встречаются такие добрые колдуны». Подумала и пошла дальше.
   
    Прошел месяц. Даша наслаждалась своей новой жизнью. У нее даже еще не разу не появилось желания начать все заново. На работе все шло отлично. Да и личная жизнь ее тоже стала налаживаться. В клинику пришел работать новый стоматолог. Он почти сразу начал проявлять симпатию к Даше, и девушка отвечала ему взаимностью. Однажды он зашел к ней на чай и остался на ночь. Когда они уснули, Даше приснился Драган. Они занимались любовью. Сон был настолько ярким, казалось, все это происходило на самом деле. Даша проснулась среди ночи. Рядом лежал Ян. Сон так поразил ее, что Даша больше не смогла уснуть. Остаток ночи она просидела на кухне, пытаясь понять, что значит этот странный сон. Даша не думала о Драгане уже целый месяц, ничего не напоминало ей его. Но теперь этот сон. Даша никогда не верила снам. Она не искала в них смысл и редко кому рассказывала свои сны. Но этот сон. Он был таким четким, что Даша даже могла понюхать воздух этого сна. Все предметы во сне имели точные, яркие очертания. Даша задумалась, но так и не смогла объяснить себе происходящее. Тогда она прибегла к своему обычному способу избавления от ненужного: «Не можешь понять, забудь». Но сон еще несколько дней всплывал из ее памяти.
    Роман с Яном бурно развивался, и вторая ночь любви не заставила себя ждать. Той ночью сон опять повторился, с той лишь разницей, что был еще ярче, еще эмоциональнее. На этот раз Даша проснулась с раздирающим криком, от которого не мог не проснуться Ян. Он был напуган, пытался успокоить Дашу, но та была под слишком большим впечатлением от увиденного сна. Даша просидела дома весь день, пила чай с малиной, думала о Драгане. Наступил вечер, и она стала бояться спать. А вдруг ей опять присниться этот сон. Она боялась этого сна не потому, что он был страшный, а как раз наоборот. Сон был слишком приятным, слишком реалистичным, слишком ярким и впечатлительным. Даша героически боролась со сном, но в два часа ночи сон все равно атаковал ее. Ей не приснился Драган, как она того боялась. Снилась, как это обычно у Даши бывало, какая-то ерунда. Эта же ерунда снилась ей на следующую ночь и через ночь. Ян уехал на целую неделю, и они не виделись. А когда встретились вечером в воскресенье, то Даша осталась уже на ночь у Яна. И опять Драган пришел в ее сон. Даша проснулась. Почти сразу ее вдруг осенила совершенно очевидная мысль. Сны снились лишь тогда, когда она была с Яном. Странное открытие. Но как Ян может быть связан с Драганом? Ответа опять не нашлось, зато стало ясно, что у нее с Яном нет никаких шансов на продолжение отношений. Даша рассталась с ним. Она боялась, что сделать ей это будет очень тяжело. Что ей будет больно каждый день сталкиваться с ним на работе. Но к ее удивлению ничего такого не произошло. Значит, решила для себя Даша, это даже к лучшему.
    Очень скоро Даша познакомилась с замечательным, как ей не первый раз показалось, парнем. Девушка тут же решила, что, наверное, ей везет, и тут же закрутила новый роман. Какое же было ее удивление и негодование, когда после замечательной ночи любви Даше вновь приснился Драган. Даша уже не реагировала так бурно, как раньше на свои необычные сны, но заметила, что этот ее новый любовник очень уступает Драгану. Заметила и про себя посмеялась. Больше она с ним не встречалась.
    В этот период Даша не могла не заметить, как мужчины стали к ней относиться. Даша смотрела в зеркало, но отличий не видела. Она никогда не было уродиной, но в любви ей катастрофически не везло. «Ничего удивительного здесь нет, — нашла для себя ответ девушка, — у меня же теперь новая судьба и отношение ко мне совсем другое».
    Видя, какое действие она оказывает на мужчин, Даша быстро начала этим пользоваться. На ее рабочем столе постоянно стояли цветы от неизвестных поклонников. Ее то и дело приглашали то в ресторан, то в театр. Даша купалась в приглашениях и выбирала только лучшие. Но чем больше она играла с мужчинами, тем больше они ей не нравились. Однажды Драган приснился ей, и они опять занимались любовью. Он был таким сильным и прекрасным. Его глаза так блестели. Она смотрела в них и смотрела, и не могла наглядеться. Все чаще и чаще Даша отказывалась от ухаживаний назойливых поклонников и все больше грезила Драганом. Она не понимала, что с ней происходит и почему так безнадежно она тянется к этому странному колдуну. Она помнила, что никогда больше она с ним не встретиться, что он навсегда ушел и искать его бесполезно.
    Однажды Даша шла мимо 15 дома на Андропова. У дома толпились рабочие, стоял экскаватор и грузовик. Дом сносили. Даша постояла, посмотрела на происходящее. Сносили последнюю память о Драгане. Ну вот. Теперь о нем совершенно ничего не будет напоминать. Может это даже и к лучшему.
    Но с каждым днем Даша все больше и больше думала о Драгане, все чаще он приходил в ее сны. Она говорила ему что-то, а он молчал. Она просила его о чем-то, но он не отвечал ей. Даша просыпалась утром и ждала ночи, потому что лишь во сне она могла увидеть Драгана. Однажды она проснулась и ее посетила сумасшедшая мысль. Ей захотелось найти его. Мысль была действительно сумасшедшей, ведь Даша прекрасно понимала, что искать его совершенно бесполезно. Она ведь воспринималась им лишь как самая обычная покупательница, и больше ничего. А вдруг нет. Он же теперь хозяин ее души. Может он сам завет ее, может, он вовсе к ней не равнодушен. Даша загорелась этой идеей. Она стала просто навязчивой для Даши. Она даже и не подумала отказаться от этой идей.
    Теперь необходимо было ответить на другой вопрос, как и где искать Драгана. Даша убедила себя, что раз Драган посещает ее сны, то он сам позволит ей себя найти. Девушка решила довериться интуиции. Что-то подсказывало ей, что Драган вовсе не уезжал из города, что он где-то рядом, что можно его найти. Открыв для себя эту новость, Даша воодушевилась.
   
    Даша не ошибалась, когда решила, что Драган в городе. Он действительно никуда не уезжал. Он остался, чтобы понаблюдать за действиями Даши. Он знал, что она будет его искать, и его очень забавляла игра в прядки, которая ожидалась в скором времени. Он даже придумал подбрасывать ей ошибочные подсказки, чтобы еще больше запутывать девушку и еще сильнее разжигать в ней пламя любви к нему. Сам Драган снял для себя маленькую квартирку в доме напротив дома Даши. Из его окна можно было видеть окна Даши и наблюдать, чем она занимается. Ее мысли и чувства он мог читать на расстоянии.
   
    Даша для начала подумала, что Драган скорее всего поселился в другом пустующем доме и обязательно в центре города.
    Выходной день она решила посвятить прогулке по ветхим, нежилым домам в центре города. Домов таких оказалось не мало. Некоторые были заколочены, на дверях весели замки, чтобы бомжи и бродяги не могли устроиться в домах или развести там пожар. В домах, в которые Даше все же удавалось попасть, она находила лишь разруху, грязь и мусор. В этих домах никто, кроме ветра не жил. Даша заходила в каждую комнату и пыталась уловить запах знакомых сигарет Драгана — единственная ниточка, которая могла бы привести ее к нему. Узнав о ее способе поиска, Драган решил подкинуть ей такую ниточку.
    За один день обойти все дома не удалось. Даша решила продолжить поиски назавтра, сразу же после работы. Вечером Даша вошла в еще один старый, заброшенный дом. Там было много маленьких, темных комнатушек. В одной из них, в самом конце коридора на втором этаже Даша носом почувствовала знакомый запах дыма, который всегда исходил от сигарет Драгана. Он здесь был. Значит, он поселился именно в этом доме. Сердце заколотилось в предчувствии долгожданной встречи, она его нашла. Даша еще раз оббежала весь дом, она звала Драгана, но лишь эхо отвечало ей. «Наверное, он вышел куда-нибудь, но скоро обязательно вернется», — решили Даша. Села на покосившийся диван и стала ждать. В доме было темно и тихо. Слышно было лишь, как тикает стрелка часов на руках у девушки. Даша замерзла. Она посмотрела на часы. Было уже половина одиннадцатого, а Драгана так и не было. Даша встала и решила пройтись, чтобы совсем не замерзнуть. Она вышла на улицу. Улица была пустынна. «Почему он не возвращается?» — спросила себя Даша. Она подождала еще час и так и не дождалась, решила вернуться сюда на следующий день. Но и на следующий день Драган не пришел, хотя девушка прождала до половины второго ночи. Даша вдруг подумала, что Драган прячется от нее. Но только зачем? Он же сам звал ее в своих снах? Даша посещала тот дом еще несколько дней, но потом поняла, что если Драган и был здесь, то ушел и больше не вернется. Даша почувствовала, что попала в тупик. Она не знала теперь, продолжать ли ей поиски в других подобных домах или же подумать о чем-нибудь другом.
    Драган внимательно следил за каждым шагом Даши, ведь Даша делала именно те шаги, на которые указывал ей Драган. Ему нравилось играть с ней, как с куклой, управлять ею невидимыми нитями. Это доставляло Драгану удовольствие.
    Но Даше все это удовольствия совсем не доставляло. Ее пугали эти странные ощущения, эти незнакомые чувства, которые теперь не давали ей покоя ни днем, ни ночью, природу которых она не могла разгадать. Ее злило, что она никак не может найти Драгана. Ей казалось, что он должен быть где-то рядом, но в то же время он был где-то недосягаемо далеко, где-то за занавесом и наблюдал за ней оттуда. Даша по-прежнему видела его во сне, теперь он снился ей каждый день. Можно сказать, что именно во сне она и жила полной жизнью. А каждое пробуждение разочаровывало ее. Очень скоро мысль, наконец, найти Драгана стала самой главной идеей ее жизни. Это была ее единственная цель. Иногда она приходила в себя он этой безумной мысли и ее пугало то, что она делает. Она не спрашивала себя, что будет тогда, когда она найдет его. Что скажет ему и что будет дальше. Ей сейчас казалось, что все само собой получится, слова сами найдутся. По-прежнему загадкой было для нее то, как же раньше, когда Драган каждый день появлялся перед ней, она не заметила его, не подумала о том, что может быть…. И почему это произошло с ней лишь после его ухода.
    Драган тем временем подсунул ей еще один фальшивый ключ.
    Даша сидела в кафе и ждала подругу, когда к ней подошел маленький, сухой старичок и сообщил ей нечто очень для нее важное.
    — Вы ведь ищете Колдуна? — шепнул ей старик, подходя сзади.
    Даша вздрогнула и обернулась.
    — Он любит бывать по вечерам на набережной.
    — Откуда вы знаете?
    — Я его там часто вижу.
    Даша была поражена. Не было сомнений, старик не мог ей врать. Это Драган. Даша посмотрела на часы. Половина восьмого. Вот-вот должна была подойти подруга. Даша не выдержала, сердце опять сумасшедшее затрепетало. Даша сорвалась и бросилась на набережную.
    Набережная была довольно большой, но девушка не чувствуя усталости оббежала всю набережную. Она искала глазами Драгана, искала носом его запах, но не находила. Она остановилась и опустилась на ледяную скамейку, запыхалась. «Ты совсем с ума сошла», — с укором сказал внутренний голос. Даша вздохнула. Когда она подняла голову, то увидела, что у перил, спиной к ней стоит мужчина с блестящими черными волосами, в длинном черном пальто. Мужчина смотрел на реку.
    — Драган, — прошептала Даша и уже громко, — Драган!
    Мужчина даже не шелохнулся. Даша вскочила со скамейки и бросилась к нему.
    — Драган, — окликнула она вновь, подбегая к мужчине и дотрагиваясь до его плеча замершими пальцами.
    Мужчина обернулся. Это был красивый молодой мужчина, но не Драган. Взгляд Даши, который вот-вот уже загорелся, тут же потух. Она ошиблась. Очень ошиблась. А мужчине Даша, кажется, очень понравился. В его глазах легко можно было прочитать восхищение.
    — Для вас я буду кем угодно, — улыбнувшись, промурлыкал незнакомец.
    — Простите, — опустила голову Даша. — Я обозналась.
    — А я нет. Могу я узнать ваше имя?
    — Это не к чему, — резко бросила Даша и развернувшись пошла назад.
    — Ну почему же так категорично, — догнал ее назойливый мужчина. — Кто знает, может быть это судьба.
    Услышав слово «Судьба» Даша иронично улыбнулась.
    — Я знаю. Можете мне поверить, это не судьба.
    Но мужчину эти доводы совершенно не убедили. Он шел за девушкой, что-то говорил, приглашал ее куда-то, а Даша не обращала на него внимания. Потом она вдруг остановилась и внимательно посмотрела на незнакомца. «А может это новое знакомство отвлечет тебя от сумасшедшей идей найти Драгана. Ты же видишь, что у тебя ничего не получается», — настойчиво предложил Даше внутренний голос. А Даша и слушать не хотела свой внутренний голос, свой разум. Она упрямо искала Драгана.
    Драган самодовольно потирал руки. Даша отказалась от такого прекрасного знакомства ради Колуна, которого она возможно никогда даже и не увидит. Все получалось именно так, как он и предполагал. Судьба несчастной девушки действовала на Дашу, а Даша даже не пыталась ей сопротивляться. Она даже не хотела остановиться на минуту и подумать, почему же так происходит. Когда Даша оставалась наедине с собой она фантазировала на тему — что будет, когда она, наконец, найдет Драгана? Девушка уже представляла, как она будет путешествовать по миру вместе со своим прекрасным Колдуном. Может когда-нибудь он даже посвятит ее в свои секреты. Она будет его помощницей. Даша даже могла это все представить. Она мечтала, чтобы ей это приснилось, но такие сны ее не посещали. Фантазии доставляли ей удовольствие, в их мире время проходило быстрее, и Даша не заметила, как пришла весна.
    Даша продолжала безуспешно искать Колдуна. Она совсем забыла, что оня него Даша всего лишь покупатель доски, один из многих, не больше ни меньше.
    Драгану тем временем уже порядком надоела Даша, он решил нанести ей последний удар — пойти против своих правил и позволить Даше найти его.
    Весенним вечером Даша возвращалась домой с работы. Под ногами снег превращался в воду. Сугробы осели и приобрели грязный серый цвет. Ночи стали темнее. Сегодня девушка опять собиралась идти на поиски. Эти поиски теперь вошли в ее жизнь, стали для нее смыслом, выработался инстинкт. Даша уже не могла уснуть, если не вышла вечером на улице и не побродила по старым улицам города. Каждый день она с уверенностью, что именно сегодня найдет-таки Драгана, выходила их дома. Но возвращалась опять ни с чем и ныряла в свои сны, где Драган был всегда. Сегодня она опять была уверена, что все будет не так, как вчера. Даша решила поехать на окраину города, на заброшенный, недостроенный завод. Она не боялась ночи, она теперь ничего не боялась. Страх навсегда покинул ее сердце, ею двигала только странная идея.
    Драган уже знал, куда поедет Даша. Его очень забавило, что девушка выбрала именно это место. Он даже подумывал о том, чтобы как следует пугнуть ее там, так и не показавшись ей, но потом передумал. Драган был уже на заводе. Он ходил по продуваемым ветрами этажам и выбирал, где остановиться дожидаться Дашу. Он был абсолютно свободен от мыслей, его ничто не беспокоило. Он был в своем постоянном состоянии. Он даже зевал. Он уже устал от спектакля с Дашей в главной роли, он зевал. Пришло время показать девушке, что она актриса вовсе не романтического спектакля, а самой обыкновенно трагедии. Драган поморщился. Слишком много времени он провел здесь, в этом городе, который ему уже порядком надоел. Ему уже было пора дальше. Он не мог и не хотел здесь больше оставаться. Завтра он покинет этот город, но не навсегда. Когда-нибудь он обязательно вернется сюда. Когда-нибудь, но не скоро. Еще раз он убедился для себя что люди одинаковые везде и что очень легко людьми управлять. Еще ни разу за всю свою долгую жизнь он не получил сопротивления, отпора со стороны человека. Все поддавались ему. Хотя в числе его покупателей и были состоятельные, властные люди, люди, которые занимали высокие посты, которых боялись. Все эти люди не смотря на свое кажущееся бесстрашие боялись смерти и слишком любили жизнь, что готовы были продать свою душу, лишь бы еще пожить на этой земле.
   
    Когда Даша подходила к заводу, пробираясь через завалы строительного мусора, которые выглядывали из-под снега, через бетонные плиты, что в беспорядке были разбросаны, Драган уже почувствовал, что она очень близко. Он встал с холодной бетонной плиты и подошел к большой квадратной дыре в стене, которая должна быть окном. Он увидел с переменным успехом преодолевающую препятствия стройки, Дашу. Даша, наконец, вошла в здание и осторожно стала подниматься по лестнице без перил наверх. Было темно, и девушка шла почти на ощупь.
    На третьем этаже она остановилась. Ее сердце заколотилось. Она почувствовала запах только что выкуренной сигареты, сигареты Драгана. Сомнений не было, он был здесь. Даша хотела, было позвать его, уже открыла рот и набрала в легкие воздуха, но ее голос изменил ей. Она лишь шепотом смогла сказать:
    — Драган.
    Колдун вышел Даше на встречу. Долгожданная встреча, о которой так мечтала Даша, свершилась. Нужно было что-то сказать. Было заготовлено миллион слов, но все они в один миг вылетели из головы.
    — Здравствуй, — только и смогла выговорить Даша.
    Драган как всегда ничего не сказал. Он даже не удивился, и Даша поняла, что это он подстроил их встречу, а не она его нашла. Эта мысль доказывала все ее догадки. Она ему нужна. Даша улыбнулась.
    — Вот так всегда у людей и бывает, — сказал Драган. — Заготовишь кучу слов, а не единого вымолвить не сможешь. Давай я скажу это за тебя. Ты безумно счастлива, что, наконец, нашла меня. Ты столько думала обо мне. Всю эту долгую зиму ты искала меня.
    Драган выдержал паузу и сказал самое главное, от которого по телу у Даши пробежали ледяные мурашки:
    — И, наконец, ты любишь меня, и жить без меня не можешь.
    Даша смотрела на Драгана и не знала, как ей реагировать. Радоваться или плакать? Что значат эти слова. Она стояла в недоумении.
    — Видишь, не такие уж и сложные слова. Хочешь узнать секрет? Знаешь, почему такие, как тебе кажется, слова я сказал так легко? Потому что я сделал это абсолютно равнодушно. Потому что для меня эти слова ничего не значат, потому что эти слова пусты и глупы, как и все остальные слова. У меня не вызывает трепета слово «Любовь». Скажи мне вот что, как же тебе удалось до такого докатиться. Как ты стала такой? Что привело тебя к мысли, что я тоже люблю тебя?
    Даша не знала что ответить. Драган безжалостно бил ее своими страшными словами, а она даже не могла ему сопротивляться. Все ее иллюзии, фантазии тут же полетели в пропасть. Запасного варианта, на случай если что, у Даши не было.
    — Ты в растерянности? — спросил Драган.
    Он осмотрелся:
    — Согласись, ты не очень удачное место выбрала для встречи. Ну да ладно.
    — Ты сам манил меня сюда, — не очень уверенно говорила Даша.
    — Это не так. Ты уже всю зиму ищешь меня, теша себя совершенно невероятными иллюзиями и мечтами. Ты поняла, что любишь меня и непременно подумала, что и я испытываю к тебе схожие чувства.
    Хочу открыть тебе не очень приятную тайну. Я поступил с тобой, как сказали бы люди, не очень хорошо, даже ужасно. Я Колдун. Я насильно не заставляю людей ничего делать. Они сами соглашаются. И ты тоже согласилась на новую судьбу, и ты сама выбрала именно ее. Я же предлагал тебе три варианта, но ты такая романтическая особа. Конечно, ты выбрала именно судьбу этой несчастной девушки. Я уже заранее это знал. Только вот девушки на самом деле не было.
    Даша смотрела на него во все глаза. Открыла рот и шепотом спросила:
    — Как это не было?
    — Нет, была, конечно, только история ее судьбы немного другая. Не было никакого доблестного война — жениха, который погиб в бою. Были годы, когда я жил в Далмации. Тогда к колдовству и к магии было свое отношение. Обо мне шла там плохая слава. Меня боялись и остерегались. Но я не делал ничего плохого жителям деревни, я вообще никогда ничего не сделал против воли человека. Была там одна красивая смуглая девушка с большими глазами и без мизинца на левой ноге. Все что таинственно — притягивает. Вот и я притянул ее к себе. Быстро она меня полюбила и нафантазировала себе, что и я ее тоже люблю. Тоже была сильно романтичная. Она тянулась ко мне телом и душой и хотела, чтобы я любил ее бренное тело. Слух по деревне прошел, что видели нас за деревней. Родители ее тут же ощетинились, стали ей в спешном порядке жениха искать. Она знала уже, чем я занимаюсь. Однажды пришла ко мне и попросила взять ее душу себе, раз не нужно мне ничего больше. Говорила, что любит меня и больше никто ей не нужен, а коли и она не нужна, то не мила ей больше жизнь. Вот ее то доску ты и выбрала.
    Даша ничего не понимала, не хотела понимать. То, что говорил Колдун, было слишком страшно для нее. По щеках текли слезы, но разум ее не сообразил что к чему и какая катастрофа произошла только что с ней и со всем миром.
    — Зачем тебе это было нужно? — шепотом спросила Даша.
    — Хотел удостовериться в своей правоте, — совершенно спокойно и легко отвечал Драган. Судьба влияет на человека и мало что человек со своей судьбой может сделать.
    — Значит, ты все это подстроил специально?!
    — Можешь говорить, что я негодяй. Ты, кажется, забылась совсем, что я Колдун. Я не такой как все вы. Я другой.
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
    Через пару дней Даша покончила с жизнью совершенно неудачно. Она бросилась под машину, но лишь покалечилась. Драган отказался дать ей яд, так как у нее больше не было того ценного, что она могла бы дать Драгану взамен. Даша закончила свою жизнь в психиатрической больнице. Она осталась одна. Одна со своей историей, в которую никто никогда бы не поверил, которую она никогда никому не рассказала. Драгана она больше никогда не видела. Он перестал посещать и ее сны. Странное, неродное чувство, которое тянуло ее Драгану, уничтожало ее изнутри, но она даже и не думала бороться с ним. Одно она знала точно. Однажды она умрет и ее душа будет принадлежать Драгану…
   
    10.01.2007г.

 




комментарии | средняя оценка: -


новости | редакторы | авторы | форум | кино | добавить текст | правила | реклама | RSS

05.08.2020
Гитару Элвиса Пресли продали на аукционе за $1,32 млн
Гитару Элвиса Пресли Martin D-18 продали на аукционе за 1,32 млн долларов.
03.08.2020
В Греции открылся первый музей под водой
В Греции открыли подводный музей, в котором будут проходить реальные и виртуальные экскурсии к затонувшему античному кораблю
03.08.2020
Зеленский поддержал строительство мемориала "Бабий Яр"
Зеленский поддержал строительство мемориала Холокоста «Бабий Яр»
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
03.08.2020
Шаша-Битон: немыслимо, что культурные учреждения закрыты
Ифат Шаша-Битон прокомментировала слова Итамара Гротто по поводу возможного возобновления культурных мероприятий в Израиле.
01.08.2020
Украина впустит более 5000 евреев на Рош ха-Шана
Квота может возрасти до 8000, но паломникам придется носить лицевые маски в общественных местах и воздерживаться от собраний более 30 человек.