Альманах «Снежный ком»

www.snezhny.com



Ослик | Алексей Денисенко | Притчи |

Ослик - Алексей Денисенко

В маленькой серой ослиной стране жил да был маленький серенький ослик. Внешность у него была не примечательная — серая ослиная, и описывать нечего. И друзья у него были — все серые ослики. И жил он серенькой ослиной жизнью. И была у него тихая серенькая ослиная работа, серенькие ослиные родители, серенькие ослиные мысли и серая ослиная подружка. Даже радости у него были все — серые ослиные.


Но однажды оглянулся ослик и увидел свою серую ослиную жизнь. Все увидел: и себя, и друзей, и работу, и родителей, и мысли, и подружку и даже радости. И так ему стало горестно за все это, что не сдержался он и решил бросить. Все. Полностью. Его долго все отговаривали — и друзья, и родители и даже подружка. Та вообще с ним поссорилась на эдакой почве. Но наш ослик был непреклонен. Он твердо решил добиться своего. В один прекрасный день (а может и наоборот, отвратительный) он вышел на дорогу, последний раз оглянулся на свой серенький домишко и отправился в путь — куда глаза глядят.


Нет особой нужды описывать все превратности и приключения, выпавшие на долю нашего ослика. Скажу лишь только, что он сильно похудел, стал из серенького цвета перца с солью, затем светло-серым, а затем и вовсе почти белым. Копытца его сбились, глаза стали хуже видеть, а хвостик ему вообще отгрыз волчище (кстати, тоже серый) в неравном бою. Знал наш ослик и боль, и страх, и голод, закалился и стал мудр.


Итак, однажды (мы подходим к кульминации, не шумите) он набрел, наконец, на край земли. На краю земли было холодно и одиноко, не росла не трава, ни деревья, ни тем более цветы. Живых тварей, кроме ослика, по большому счету там тоже не было. Только серая галька, ветер пасмурное небо — и край… Ослик боязливо подошел к нему, и заглянул за край земли. Нечего бояться — там НИЧЕГО не было. Вернее, то, что он там увидел можно назвать только одним словом — НИЧЕГО. Ослик постоял немного недоуменно, затем осторожно сел на край земли и свесил копытца вниз.


Так он и сидел некоторое время, а в голове его роилась одна-единственная мысль: «А ведь если плюнуть сейчас вниз, ТУДА, никто не увидит и не оценит…»